«Стране предстоит любопытный процесс реструктуризации элиты — отделение экономической элиты от политической, от госаппарата. При сохранении за первой влияния на политическую сферу, но в опосредованном форме», — заместитель директора центра «Евразийский мониторинг» Жанар Тулиндинова поделилась с ИА REGNUM своей оценкой ситуации в Казахстане.

Иван Шилов © ИА REGNUM

: Насколько успешно реализовывается механизм передачи власти в Казахстане?

Прошедшая электоральная кампания в Казахстане — это только один из этапов процесса транзита власти, подготовка к которому началась уже много лет назад. На первом этапе шла подготовка «законодательной инфраструктуры» процесса транзита.

И речь не только о конституционной реформе 2017 года, ознаменовавшейся перераспределением полномочий между ветвями власти, и поправках в Закон «О Совете безопасности», придавших этому органу конституционный статус и наделивших Нурсултана Назарбаева правом пожизненно его возглавлять. Но и о законах, принятых еще на заре 2000-х годов: речь идет о Законе «О первом президенте Казахстана», принятом в 2000 году и дополненном в 2010 году статусом «Лидер нации — Елбасы».

Этот закон, по сути, сформировал пакет гарантий неприкосновенности первого президента и обеспечения преемственности его курса. Таким образом, подготовка к транзиту по большому счету началась еще двадцать лет назад.

Второй этап стартовал 19 марта нынешнего года с отставки Нурсултана Назарбаева с поста президента и продолжается сейчас — электоральная кампания является, безусловно, центральным событием этого этапа. Именно она стала индикатором того, насколько страна готова к процессу политического транзита.

Третьим и завершающим этапом транзита власти в Казахстане станет поствыборный период, ключевой задачей которого будет формирование команды нового президента.

Этот процесс крайне важен для определения того, насколько самостоятелен он будет в своих кадровых и прочих решениях, насколько будет широк коридор его возможностей, насколько эффективной будет дуальная модель власти в Казахстане.

Заседание Совета Безопасности Казахстана
Заседание Совета Безопасности Казахстана
Akorda.kz

: Будет ли новый президент Казахстана независим в своих решениях?

Настройка системы согласования решений действующего президента с Елбасы и его аппаратом является, наверное, одним из сложнейших вызовов транзитного периода. По сути, это означает, что в Казахстане будет два центра принятия решения — администрация президента и канцелярия первого президента.

Готов ли к этому госаппарат и бюрократия и не вызовет ли это конфликта интересов — пожалуй, центральная проблема протекающих ныне процессов. Бытует ошибочное, на мой взгляд, мнение, что в Казахстане после 19 марта ничего не изменилось, что Елбасы ушел с поста президента, но остался у руля государства.

По-видимому, общественное сознание оказалось не готово к происходящим стремительным политическим процессам — оценка событий несколько запаздывает. Во многом процессы, произошедшие после добровольной отставки Назарбаева, были неотрефлексированы.

Напомню, что Нурсултан Назарбаев добровольно сложил с себя полномочия — по сути, его ничто не вынуждало подать в отставку, так же как ничего не мешало ему баллотироваться вновь на следующих президентских выборах.

Елбасы имел возможность оставаться у власти столько, сколько хотел. Однако, видимо, в нем возобладали иные, неэгоистичные мотивы, понимание того, что преемственность его курса может быть обеспечена только прижизненным и управляемым процессом транзита.

: Почему была выбрана именно такая форма передачи власти?

Преемственность — была ключевым условием транзита. В противном случае смена власти в Казахстане могла бы обернуться политическим кризисом и противостоянием.

В случае с Казахстаном преемственность — это, прежде всего, сохранение за сформировавшейся за три десятилетия «назарбаевской» элитой ресурсов и влияния на экономическую сферу, обеспечение гарантий неприкосновенности ее собственности.

Касым-Жомарт Токаев
Касым-Жомарт Токаев
Akorda.kz

По-видимому, Казахстану предстоит любопытный процесс реструктуризации элиты — отделение экономической элиты от политической, от госаппарата. При сохранении за первой влияния на политическую сферу, но в опосредованной форме.

Немаловажным фактом является и то, что второй и последующие президенты Казахстана не будут иметь тех же широких полномочий и привилегий, какими обладает первый президент — Елбасы. Это уравновесит возможности и полномочия института президентства и экономической элиты.

: Сохранится ли преемственность курса во внутренней политике?

По всей видимости, большую часть внимания новая власть сосредоточит на социально-экономическом аспекте развития Казахстана.

Напомню, что сроки большей части госпрограмм, принятых ранее, истекают в нынешнем и следующем году — например, госпрограммы развития образования на 2011—2020 годы, программы занятости — 2020, концепции внешней политики Казахстана на 2014—2020 годы и так далее. Очевидно, новые стратегии будут разрабатываться с учетом новых приоритетов, которые очерчены в предвыборной платформе Касым-Жомарта Токаева.

Таким образом, насколько будет преемственен социально-экономический курс второго президента — покажут следующие год-два.

Читайте также: Выборы в Казахстане: как новый президент будет строить отношения с Москвой?