В реализации японского «плана из восьми пунктов» есть некоторые достижения, но в целом план главы японского правительства Синдзо Абэ претворятся в жизнь не такими темпами, как планировалось, заявила корреспонденту заявил корреспонденту ИА REGNUMзаместитель директора «Информационно-аналитического центра «Альпари» Наталья Мильчакова.

«План премьер-министра Японии Синдзо Абэ, представленный Владимиру Путину в мае 2016 года, включал сотрудничество двух стран в области строительства на российском Дальнем Востоке ряда важных инфраструктурных объектов, включая заводы СПГ, аэропорты, морские порты и т.д. Два года назад премьер-министр Японии недвусмысленно утверждал, что реализация этого плана будет зависеть напрямую от прогресса в бесконечных переговорах по «северным территориям», то есть по четырем островам Курильской гряды, на которые безнадежно претендует Япония.

Реализация этих благих начинаний создавала политические риски для обеих сторон — ведь ясно, что Россия нуждается в иностранных инвестициях, но также ясно, что Курильские острова предметом торга не будут, да и, кроме того, мирный договор между Россией и Японией так и не подписан», — напомнила эксперт.

К чему же пришли обе стороны через два года после взаимного одобрения этого грандиозного плана? Пока только к увеличению товарооборота и к тому, что Япония в первом квартале 2019 года входит в десятку крупнейших партнеров России по экспорту и импорту. На Японию приходится только 3% товарооборота с Россией, но это больше, чем со многими европейскими странами в отдельности (если не считать Германию, Нидерланды и Италию), не говоря уже о постоянных партнерах России по ЕАЭС (если не считать Белоруссию, которая по объему товарооборота с Россией лишь немного обгоняет Японию).

«Туристический поток из Японии в Россию очень невысок, и даже снижается на протяжении нескольких лет, на туристов из Японии, посещающих Россию, приходится менее 1% совокупного туристического потока. А для российских граждан Япония вообще не является привлекательным туристическим направлением, в отличие от таких стран АТР, как Таиланд, Китай, Южная Корея, Малайзия и Сингапур», — отметила Мильчакова.

Да и завод СПГ, который ранее предлагалось построить на Сахалине совместно с японскими партнерами, Газпром, скорее всего, будет строить самостоятельно, и, кроме того, строительством социальной инфраструктуры на Сахалине и Курилах, скорее всего, тоже займется один Газпром.

«Определенные достижения в области реализации амбициозного плана Абэ, конечно, имеются, но в целом можно сделать вывод, что пока план главы японского правительства буксует. И неудивительно: пока Япония будет в деловых отношениях с Россией ставить приоритетом достижение заведомо недостижимых политических целей, совместные планы будет весьма сложно осуществлять. Вряд ли план Абэ в улучшении экономических отношений с северным соседом можно назвать успешным. Это в дальнейшем может негативно сказаться на рейтинге японского премьер-министра», — высказала своё мнение эксперт.

Подробнее: В чём состоит японский «план из восьми пунктов» и зачем его хвалит Орешкин

Как сообщало ИА REGNUM глава Минэкономразвития РФ Максим Орешкин на переговорах со своим японским коллегой Хиросигэ Сэко заявил, что план сотрудничества Японии и России, который в 2016 году был предложен японским премьер министром Синдзо Абэ президенту РФ Владимиру Путину, уже в 2018 году «показал вполне конкретные результаты».

Читайте также: Значительно вырос товарооборот между РФ и Японией — Орешкин