В отношениях с Японией для нашей страны на первом месте должен стоять не рост товарооборота, а сведение на нет реваншистских амбиций этой страны, и министр экономического развития тоже должен работать на достижение этой цели, отметил обозреватель ИА REGNUM Михаил Демурин в понедельник, 10 июня, комментируя сообщения о визите Максима Орешкина в Японию.

Максим Орешкин
Максим Орешкин
Дарья Драй © ИА REGNUM

Как сообщалось ранее, министр экономического развития России Максим Орешкин на встрече со своим японским коллегой заявил, что «план Синдзо Абэ из восьми пунктов к 2018 году» уже приносит результат. Товарооборот между двумя странами в 2018 году вырос на 17%, реализованы несколько крупных проектов.

«В чём всё-таки задумка этого японского плана из восьми пунктов, который премьер-министр Синдзо Абэ предложил Владимиру Путину в 2016 году? Судя по тому нахрапу, с которым после этого предложения японская сторона стала продвигать тему «урегулирования территориального спора» и нужного ей для этого «мирного договора», его цель — привлечь российскую сторону экономическими стимулами, дать президенту России материальные аргументы, чтобы направить российское общественное мнение в сторону более позитивного восприятия японского интереса. Но ведь интерес-то этот, как показали прошедшие три года, концентрируется в первую очередь именно на известных островах, а не на выгодах от сотрудничества с нашей страной!

Если бы японский интерес был сосредоточен на прибылях, то хвалил бы этот план не российский министр экономики, а японский. Японец же лишь «подтверждает приверженность» этому плану. Чувствуете разницу?

В принципе претензий к министру Орешкину быть не может: приехал в гости, хвали хозяев. Да и не в его компетенции менять линию на то, чтобы нахваливать выгоды от экономических связей с Японией, без которых якобы развитие российского Дальнего Востока, да и вся наша страна в целом сильно проиграют. Но где альтернативы? Представьте, что в Японию Орешкин приехал бы после делового турне, скажем, во Вьетнам, Таиланд, Филиппины, Южную Корею, где провёл бы переговоры о развитии сотрудничества, в том числе и в развитии Курильских островов. Да и северных корейцев туда можно было бы привлечь. Гораздо более выигрышно выглядела бы тогда наша страна, сильнее была бы её позиция в разговоре с Токио. Политической прыти у японцев поубавилось бы.

В наших отношениях с Японией сегодня на первом месте стоит не рост товарооборота, а сведение на нет их реваншистских амбиций, игнорирования итогов Второй мировой войны. На эту задачу должны работать все, в том числе и министр экономического развития, иначе её не решить», — отметил Михаил Демурин.