Выступая вчера в Брюсселе на совместной с президентом Польши Анджеем Дудой пресс-конференции, президент Украины Владимир Зеленский заявил:

Газопровод
Газопровод
Иван Шилов © ИА REGNUM

«Одним из важных направлений нашего общего взаимодействия на европейском уровне является вопрос энергетической безопасности, сохранения стратегической роли украинской ГТС и противодействия «Северному потоку — 2».

Зеленскому надо отдать должное: заявляя о необходимости противодействия важному для России и Европы газотранспортному проекту и подчёркивая стремление к «сохранению стратегической роли украинской газотранспортной системы», он ясно формулирует свой подход и к России, и к европейским интересам. Печётся он, конечно, не об «энергетической безопасности» Европы. Для неё важно, чтобы дешёвого российского газа поступало просто больше. А вот для «безопасности» Европы в том смысле, в котором этот вопрос ставят сегодня патроны Киева в Вашингтоне, важно, чтобы доля российского газа в её снабжении сокращалась в принципе.

Газопровод «Северный поток»
Газопровод «Северный поток»
Nord-stream.com

Другими словами, исключить ещё один маршрут снабжения Западной Европы российским газом было бы с этой точки зрения делом для американцев полезным. Но нет, дано задание независимый маршрут, «Северный поток — 2», закрыть, а вот украинский — оставить. Почему именно его оставить? А потому что при марионеточном характере власти в Киеве Вашингтон может быть уверен, что в любой момент будет в состоянии закрыть и его, и тогда Европа вынуждена будет покупать больше американского сжиженного газа. Вот такую «энергетическую безопасность» уготавливает Европе Вашингтон, опираясь в том числе и на своих протеже в Киеве и Варшаве.

Что же касается самих Киева, Варшавы и прочих «лимитрофов», то они, участвуя в этих американских планах, намереваются ещё и подпитать свой реваншизм — он со времени Второй мировой войны, в которой, по их мнению, «победили не те», остаётся неудовлетворённым.

Итак, политическая сторона подхода Владимира Зеленского к отношениям с нашей страной ещё раз высветилась предельно ясно: это позиция стратегического противника, врага, который хотел бы владеть хотя бы малой, но удавкой хотя бы на одном из путей взаимодействия России с нормальными европейцами.

Владимир Зеленский и Йенс Столтенберг
Владимир Зеленский и Йенс Столтенберг
Gov.ua

Есть в данном украинском подходе и вторая сторона — паразитическая: сохранить источник дарового пополнения казны, да ещё и заставить европейцев украинскую газотранспортную систему, находящуюся в разорённом состоянии, восстанавливать.

«Северный поток — 2» Владимир Зеленский даже вместе с Анджеем Дудой и даже вместе с Дональдом Трампом, конечно, не съедят. Но надкусить очень хочется.