Японское информационное агентство Киодо, ссылаясь на рассекреченный документ ЦК КПСС, считает, что, хотя по итогам Ялтинской конференции глав трех великих держав — И. В. Сталина, Ф. Рузвельта и У. Черчилля — южная часть Сахалина и все Курильские острова отошли СССР, в Сан-Францисском мирном договоре столь четкого указания на это не было.

Премьер-министр Японии Сигэру Ёсида подписывает Сан-Францисский мирный договор с Японией
Премьер-министр Японии Сигэру Ёсида подписывает Сан-Францисский мирный договор с Японией

Сообщается, что ставший доступным Киодо документ был подготовлен министром иностранных дел Вячеславом Молотовым в июне 1955 года. В нем глава МИД СССР отмечал, что по итогам Ялтинской конференции в 1945 году южная часть Сахалина и все острова Курильской гряды отошли СССР, однако в Сан-Францисском мирном договоре присутствует несколько иная формулировка. Согласно ей, Япония «отказывается от всех прав и претензий на Курильские острова» (правильно — «прав, правооснований и претензий» — А.К.)». И в мирном договоре не указывается, в пользу какой страны это происходит. По мнению Молотова, это был проблемный момент, и он «противоречил данным в Ялте обязательствам США и Великобритании, касающимся вхождения [островов] в состав СССР».

В документе Молотова указывалось, что в случае, если Токио выдвинет территориальные претензии Москве, то их следует отклонить, поскольку «вопрос урегулирован соответствующими международными соглашениями, а также другими действиями в ходе войны и по ее окончании». В то же время допускались некоторые уступки. Предлагалось, если отношения между Москвой и Токио начнут улучшаться, в качестве жеста доброй воли передать Японии остров Шикотан и острова Малой Курильской гряды (МКГ), которые японская сторона называет Хабомаи.

Уинстон Черчилль, Франклин Делано Рузвельт и Иосиф Виссарионович Сталин. Ялта, февраль 1945 г
Уинстон Черчилль, Франклин Делано Рузвельт и Иосиф Виссарионович Сталин. Ялта, февраль 1945 г

В информации ТАСС, сообщившего о публикации Киодо, утверждается, что «для этого Япония должна была признать советский суверенитет над южной частью Курил (острова Кунашир и Итуруп — А.К.) и отказаться размещать на своей территории иностранные военные базы. Последнее предложение легло в основу Совместной декларации, подписанной 19 октября 1956 года». Надо пояснить, что здесь ТАСС допускает неточность. Ибо вопрос о недопустимости использования Малой Курильской гряды для размещения здесь иностранных военных баз в 1956 году в прямой постановке не был условием подписания Совместной декларации и никак не отражен в этом документе. Проблема иностранных военных баз возникла позже, в 1960 году, когда японское правительство заключило направленный против СССР и КНР военный союз с США, и появилась опасность размещения, согласно условиям этого союза, на МКГ военных объектов США в случае ее потенциальной передачи после подписания между СССР и Японией мирного договора.

Для специалистов в публикации Киодо ничего нового нет. Однако вопрос о попытке американцев при составлении текста мирного Сан-Францисского договора с Японией исказить смысл Ялтинских соглашений, дабы оставить для Японии дипломатические «лазейки» для выдвижения претензий на Курильские острова, что создавало некоторые искусственные неопределенности, заслуживает особого рассмотрения. В связи с этим вниманию читателя предлагается исторический очерк на данную тему.

***

В конце 40-х годов ситуация на Дальнем Востоке принципиально изменилась — бывшие союзники по антигитлеровской коалиции становились непримиримыми противниками. По мере все большего осложнения советско-американских отношений и перехода к политике открытой холодной войны в Вашингтоне поставили задачу превратить Японию в дальневосточный бастион борьбы против Советского Союза и его союзников. После образования в 1949 г. Китайской Народной Республики государственный секретарь США Д. Ачесон в январе 1950 г. призвал «восстановить Японию как один из основных барьеров против коммунизма в Азии». В одной из американских работ тогдашняя ситуация описывалась следующим образом: «…В этих условиях США отчаянно нуждались в союзнике на Дальнем Востоке, который был бы достаточно сильным, чтобы обеспечить некоторую местную поддержку в деле защиты от распространения коммунизма в этом районе… Таким образом, через два года после окончания войны наиболее опасный противник США стал превращаться в их главного союзника в Азии».

В известной степени ответом на создание КНДР и КНР было участие США в войне в Корее, в которой Япония активно использовалась как тыловая база американской армии. В нарушение принятой в 1947 г. послевоенной конституции Японии американские власти встали на путь воссоздания японских вооруженных сил. С другой стороны, правительство США изыскивало возможность обойти 12-й пункт Потсдамской декларации о выводе в результате урегулирования с Японией всех иностранных войск с ее территории, чего настойчиво добивался СССР.

Солдаты 3-й пехотной дивизии (США) на реке Имджин
Солдаты 3-й пехотной дивизии (США) на реке Имджин

В Вашингтоне стремились заключить с Японией мирный договор на условиях сохранения в стране американского военного присутствия и определяющего экономического и политического влияния. Скорейшее подписание подобного договора было необходимо американцам еще и потому, что в широких слоях японского народа росли антиамериканские настроения, усиливались протесты против затянувшегося оккупационного режима. Командующий американскими войсками в Японии генерал Макартур в своих донесениях в Вашингтон особо подчеркивал, что продолжение оккупации «может навсегда поссорить США с Японией».

Впервые штаб Макартура предложил заключить мирный договор c Японией еще в 1947 г. после принятия в стране новой конституции. Однако предложенный проект договора носил явно проамериканский характер, что вызвало возражения не только Советского Союза, но и других союзных держав. Победа коммунистов в гражданской войне в Китае подтолкнула администрацию США форсировать предоставление Японии формальной независимости с тем, чтобы превратить ее в полноценного военного союзника по борьбе с коммунизмом в Азии. Социалистические страны открыто объявлялись противниками США и Японии, от которых надо было якобы обороняться. В мае 1950 г. генерал Макартур обнародовал новую концепцию обороны: «…Теперь Тихий океан превратился в англосаксонское озеро, и наша линия обороны проходит через цепь островов, окаймляющих берега Азии. Эта цепь берет свое начало с Филиппинских островов, продолжается архипелагом Рюкю, в который входит главный остров Окинава, затем она, поворачивая назад, проходит через Японию, Алеутские острова и Аляску». Премьер-министр Японии Ёсида Сигэру не возражал против пристегивания своей страны к военной стратегии США. Он заявлял: «Мы тоже ведем борьбу с коммунизмом, и у нас есть очень опасный враг на севере». Японское правительство втайне от народа обращалось к американцам с просьбой оставить в Японии свои войска и после заключения мирного договора.

Генерал Дуглас Макартур
Генерал Дуглас Макартур

1 декабря 1949 г. Госдепартамент США объявил, что американское и английское правительства приступили к разработке и согласованию проекта мирного договора с Японией. При этом появилась информация о том, что одновременно планируется заключить и соглашение об «обеспечении обороны Японии», то есть японо-американский военно-политический союз. По замыслам Пентагона мирный договор должен был формально юридически оформить существование «фактического мира», на деле сохраняя оккупационный режим. Зная о решительном сопротивлении советского правительства вовлечению Японии в военную стратегию США на Дальнем Востоке, американцы стали изучать возможность заключения сепаратного мирного договора с Японией».

В феврале 1950 г. руководитель дипломатической секции штаба Макартура, впоследствии заместитель помощника госсекретаря США У. Себолд заявил, что «необходим очень решительный маневр, а именно заключение сепаратного мира с Японией без участия России». Эту позицию разделяли в Госдепартаменте США. Нетрудно было привлечь на свою сторону и связанное с США определенными договорными обязательствами японское правительство. Выступая в парламенте, премьер-министр Ёсида явно с американских слов заявил, что мирный договор с участием СССР и КНР якобы невозможен. Заметим, что это происходило тогда, когда премьер получил от штаба Макартура директиву о формировании так называемых японских «оборонительных сил» в количестве 75 тыс. человек и отрядов морской охраны в составе 8 тыс. человек. Одновременно японское министерство иностранных дел разрабатывало совместно со штабом Макартура проект японо-американского военного соглашения.

Участие СССР в подготовке мирного договора могло сорвать эти замыслы. Это вынуждало спешить с заключением сепаратной сделки с Японией. Американцы сознательно создавали такие условия, при которых Советский Союз не смог бы принять участие в конференции, созываемой для заключения мирного договора. Расчет был на то, что после подписания 14 февраля 1950 г. Договора о дружбе, союзе и взаимной помощи с КНР советское правительство не согласится с таким урегулированием с Японией, которое предусматривало бы одновременное заключение японо-американского военного союза, открыто нацеленного против СССР и КНР.

Творцы американской внешней политики с самого начала поставили задачу отстранить СССР от процесса послевоенного урегулирования с Японией. Инициативы Советского Союза по этому вопросу неизменно отвергались. Так, когда в ноябре 1947 г. на заседании Совета министров иностранных дел великих держав в Лондоне представитель СССР предложил созвать очередную сессию этой организации в Китае и обсудить вопрос о мирном урегулировании с Японией, американское правительство выступило с возражениями. И не случайно, ведь планы США находились в принципиальном противоречии с позицией СССР, который в рамках урегулирования настаивал на принятии мер против возрождения милитаризма в Японии, ее перевооружения. Ачесон с раздражением признавал: «…Коммунисты доставляли нам больше всего неприятностей. Их оппозиция любой идее была непримиримой. Ее можно было только игнорировать».

Дин Ачесон
Дин Ачесон

Однако полностью игнорировать СССР при подготовке мирного договора с Японией американцы не посмели — этому могли воспротивиться даже ближайшие союзники США, не говоря уж о странах — жертвах японской агрессии. Поэтому 26 октября советскому представителю в ООН в порядке ознакомления были переданы американские соображения о характере будущего мирного договора. Вносилось предложение о сохранении в Японии на неопределенное время американских войск для поддержания «международного мира и безопасности». Предлагалось также передать японские острова Рюкю и Бонин под опеку ООН, а фактически под управление США. Подвергался пересмотру давно решенный союзными державами вопрос о принадлежности островов Тайвань и Пенхуледао (Пескадорские острова) Китаю, а Южного Сахалина и Курильских островов — Советскому Союзу.

В ноте от 20 ноября 1950 г., а затем в переданном американцам 7 мая 1951 г. документе «Замечания по проекту США мирного договора с Японией» советское руководство поставило вопрос о сроках вывода с территории Японии всех оккупационных войск, осудило попытки Вашингтона, игнорируя международные соглашения о послевоенном урегулировании с Японией, установить в этой стране угодные США порядки, не допустить к работе мирной конференции главных жертв японской агрессии — КНР и КНДР. Вопрос о приглашении к подписанию мирного договора представителей Китайской Народной Республики приобретал принципиальное значение. Общая позиция СССР и КНР в этом вопросе была зафиксирована в Договоре о дружбе, союзе и взаимной помощи. Стороны договорились «в порядке взаимного согласия добиваться заключения в возможно более короткий срок совместно с другими союзными во время Второй мировой войны державами мирного договора с Японией». При этом предусматривалось, что стороны будут едины в стремлении «воспрепятствовать возрождению японского империализма и повторению агрессии со стороны Японии или какого-либо другого государства, которое бы объединилось с Японией в актах агрессии». Против намерения заключить с Японией сепаратный мирный договор наряду с СССР выступили КНР, КНДР, Демократическая Республика Вьетнам, Индия, Индонезия, Бирма.

Назначенный в начале 1959 г. главой американской миссии по заключению мирного договора с Японией Джон Даллес не скрывал намерения отстранить СССР от разработки положений мирного договора. На одной из пресс-конференций он прямо заявил: «Как вы знаете, СССР настаивает, чтобы любая дискуссия в отношении будущего Японии проводилась Советом министров иностранных дел, который предусматривает право «вето». Япония же должна сама сделать выбор и взять на себя ответственность за оборону против угрозы косвенной агрессии». Подобная риторика о мифической «косвенной агрессии» понадобилась для того, чтобы прикрыть очевидное намерение превратить Японские острова в военный плацдарм, необходимый для осуществления жандармских функций американских войск на Дальнем Востоке. В перспективе планировалось создать под эгидой США некий тихоокеанский «пакт безопасности», с включением в него Японии.

Конференция для подписания мирного договора была назначена на 4 сентября 1951 г., местом церемонии подписания был избран Сан-Франциско. Речь шла именно о церемонии, ибо какого-либо обсуждения и внесение поправок в составленный Вашингтоном и одобренный Лондоном текст договора не допускалось. Для того чтобы проштамповать англо-американскую заготовку, был подобран состав участников подписания, в основном из стран проамериканской ориентации. Было создано «механическое большинство» из стран, с Японией не воевавших. В Сан-Франциско приглашались представители 21 латиноамериканского, семи европейских, семи африканских государств. Страны же, много лет сражавшиеся с японскими агрессорами и больше всех пострадавшие от них, на конференцию допущены не были. Не получили приглашения КНР, КНДР, ДВР, Монгольская Народная Республика. В знак протеста против игнорирования интересов азиатских стран при послевоенном урегулировании, в частности по проблеме выплаты Японией репараций, отказались направить в Сан-Франциско своих представителей Индия и Бирма. С требованиями репараций выступили также Индонезия, Филиппины, Голландия.

Госсекретарь США Дин Ачесон подписывает мирный договор с Японией, 8 сентября 1951 г
Госсекретарь США Дин Ачесон подписывает мирный договор с Японией, 8 сентября 1951 г

Создавалась абсурдная ситуация, когда вне процесса мирного урегулирования с Японией оказалось большинство воевавших с ней государств. По сути дела, это был бойкот Сан-Францисской конференции. Однако американцев это не смущало — они твердо и открыто взяли курс на заключение сепаратного договора и рассчитывали, что в сложившейся ситуации Советский Союз присоединиться к бойкоту, предоставив США и их союзникам полную свободу действий. Однако эти расчеты не оправдались. Советское правительство решило использовать трибуну Сан-Францисской конференции для разоблачения сепаратного характера договора и выдвижения требования «заключения такого мирного договора, который действительно отвечал бы интересам мирного урегулирования на Дальнем Востоке и содействовал укреплению всеобщего мира».

Читайте развитие сюжета: Как американцы создавали для СССР японскую «проблему северных территорий»