Осень 1936 года была весьма неудачным временем для Республики. Франкисты продолжали наступление на Мадрид и повсюду одерживали один успех за другим. Триумф националистов, казалось, был близок, и это возбуждало надежды среди сторонников фашистов по всему миру. Их было немало и среди русской эмиграции. Творец мифа о блестящем царствовании Николая II С. С. Ольденбург заявлял, что главной задачей русской эмиграции является разоблачение антигерманских мифов, создаваемых советской пропагандой. На самом деле, утверждал он, Германия является примером правдивой информации, которой так боятся большевики, а Гитлер, Муссолини и Салазар — образцами политиков, заботящихся о своих странах. Единственным врагом русской эмиграции по-прежнему объявлялся коммунизм. Перспективы были неплохи:

«Доброволец свободы». Памятный знак участника интербригад
«Доброволец свободы». Памятный знак участника интербригад

«Антикоммунистический фронт крепнет и усиливается. Скоро он охватит весь мир. И мы верим — и мы знаем — что не последнее место в этом фронте займет и русский народ, стряхнувший — пусть и с чужой помощью или без нее — иго Сталина и его приспешников».

Интервенция не пугала поклонников нацистов — они на нее рассчитывали, с надеждой смотря на Испанию.

26 октября обстановка под Мадридом стала чрезвычайно опасной, правительство призвало население выйти на строительство полевых укреплений под городом. Генеральный секретарь Коммунистической партии Испании Хосе Диас провозгласил лозунг «Сделаем Мадрид Петроградом Испании!» и «Они не пройдут!» — эти призывы были с энтузиазмом встречены горожанами. 28 октября танковая рота капитана П. М. Армана — 15 Т-26 — со смешанными советско-испанскими экипажами, подошедшая накануне к столице, атаковала франкистов. Успех был полным, но его не удалось закрепить из-за отсутствия поддержки пехоты. 29 октября 1-я бригада под командованием Энрике Листера была введена в бой под Мадридом. Экипажи сопровождавших её танков не имели достаточного времени для подготовки, что сказалось в ходе сражения за столицу Испании.

6 ноября правительство покинуло Мадрид. Его сопровождал и президент Мануэль Асанья. Временной столицей Республики на несколько месяцев стала Валенсия. В Мадриде царил полный беспорядок. Выезды из города были забиты автомобилями и грузовиками, на которых эвакуировались министерства. Перед отъездом Ларго Кабальеро назначил командира мадридской дивизии ген. Хосе Миаха главой Хунты обороны Мадрида. Никто не знал, где находится генерал, чтобы вручить ему письмо с уведомлением о назначении. Здание Военного министерства было брошено, в него спокойно прошел советский журналист М. Е. Кольцов [1]:

«Анфилада комнат: широко раскрыты все двери, сияют люстры, на столах брошены карты, документы, сводки, лежат карандаши, написанные блокноты. Вот кабинет военного министра, его стол. Тикают часы на камине. Десять часов сорок минут. Ни души».

Начальником штаба Миахи стал подполковник Висенте Рохо — один из лучших офицеров испанской армии. Кризис был налицо — войска республиканцев были плохо обучены и подготовлены, плохо снабжались. Фактически это все еще было ополчение со скверной дисциплиной, резервов не было. 7 ноября 1936 года франкисты начали генеральный штурм Мадрида. Его падение в день Октябрьской революции должно было стать символической победой фашистов, значение которой выходило за пределы Испании. Это понимали все. В критический момент боев в город вошли две первые интернациональные бригады, составленные из добровольцев — 11-я и 12-я. В боях у Каса дель Кампо и у Вильяверде, под Университетским городком они приняли удар отборных частей франкистов и ценой больших потерь (1,8 тыс. из 3,4 тыс. чел.) продемонстрировали республиканцам пример стойкости и возможности одерживать победы. Активно сражалась и 1-я бригада республиканской армии, еще не закончившая формирование, но имевшая большой процент коммунистов в своих рядах. С 7 по 13 ноября в бой под городом были введены и оставшиеся пять новых бригад. Хорошо проявила себя и подошедшая 11 ноября колонна анархистов (3 тыс. чел.) под командованием Буэнавентура Дурутти. Советские летчики на истребителях проводили штурмовые рейды по передвигавшимся по дорогам колоннам мятежников, приводя в беспорядок коммуникации Франко, 11-дневные бои вымотали силы защитников и врагов Республики. Франкисты выдохлись и потеряли инициативу.

В боевых действиях возник перерыв, который можно было использовать для усиления Республики и её армии.

«Начали приходить суда с самолетами, танками, но всего было мало, — вспоминал корреспондент «Известий» И. Г. Эренбург, — наша помощь не могла сравняться с той, которую оказывали Франко итальянцы и немцы: дело решала география».

Крейсер «Канариас»
Крейсер «Канариас»

Географический фактор действительно играл огромную роль. Переход из Неаполя в испанский порт при обычных условиях занимал не больше суток. При переброске итальянского экспедиционного корпуса рейс из порта Гаэта на юге Италии до Кадиса под охраной судов ВМФ Италии в ордере занимал 4 суток. В первые два месяца мятежа Муссолини отправил к франкистам 66 транспортов с войсками и техникой. Из СССР переходы были гораздо длиннее и гораздо опаснее. Транспорты с оружием в Испанию получили шифрованное название «игреки». Первоначально они шли из портов Черного моря, затем из Ленинграда и Мурманска. Ко второй половине декабря 1936 года «игреки» доставили 106 Т-26 и 60 бронеавтомобилей разного типа, 40 истребителей И-15 и 31 И-16, 30 бомбардировщиков СБ, большое количество винтовок и пулеметов, артиллерийских орудий и боеприпасов (только патронов русского калибра — 7,62 мм — 78 535 665).

В сентябре 1936 года в строй вступил тяжелый крейсер «Канариас», в январе 1937 года — однотипный «Балеарес». Они начали активно действовать в Средиземном море. Франкистам помогали итальянские и немецкие корабли, которые должны были способствовать политике невмешательства. Республиканский флот был слабо готов к активной современной войне на море, даже его основная база — Картахена — не имела надежной противовоздушной и противолодочной обороны. Между тем необходимо было решать весьма сложные задачи. В октябре 1936 года Советский Союз принял предложение испанского правительства принять на хранение золотой запас Республики.

В сложившихся условиях Мадрид платил за все золотом. Испания обладала четвёртым по тому времени золотым запасом — 2 367 млн. песет или 783 млн. долларов. 27,4% золота — 174 тонны — ушли во Францию в оплату поставок из этой страны.13 сентября 1936 года часть оставшегося золотого запаса была переведена республиканским правительством в Картахену, где хранился в особой пещере. Кроме того, здесь же хранились и 1100 тонн серебра. Так как Картахена фактически стала прифронтовым городом, эсминцы перевезли часть драгоценного запаса (серебро) в Барселону. Золото отправили в СССР. Организацией перевозок занимался Орлов. Необходимо было секретно перевезти и погрузить 7 900 ящиков с драгоценным металлом. Золото перевозилось в режиме строгой секретности в начале ноября 1936 года на пароходах «Нева», «КИМ», «Кубань», «Волголес» и принималось на хранение только в советском порту. Его общий вес составил 510 тонн. Для прикрытия рейса республиканская эскадра вышла на линию Алжир-Картахена. Погрузка и отправление осуществлялись в режиме полной секретности.

Груз был доставлен в Одессу 6 и 9 ноября и принят в присутствии посла Республики в Советском Союзе и служащих Государственного банка Испании. Насколько это было небезопасно, можно судить по судьбе теплохода «Комсомол», который шел из Поти в Гент с грузом марганцевой руды. 14 декабря 1936 г. он был расстрелян крейсером «Канариас», а команда в течение 11 месяцев находилась в плену у франкистов. В октябре 1937 года команды «Комсомола» и захваченного в мае с грузом продовольствия парохода «Смидович» были переданы представителям Германии франкистами и доставлены на немецком пароходе в Вильгельмсхафен. Оттуда их перевезли в СССР. Позже франкисты потопили еще несколько советских пароходов [2]. С июля 1936 по 1937 год в испанских водах было потоплено 125 судов, из которых 48 под английским, 30 — испанским, 9 — французским флагом. Кроме того, было потоплено 3 и захвачено 3 советских парохода — все без военных грузов и шедших не в испанские порты. Всего в Республику было отправлено 66 «игреков» — 52 в 1936—1937 гг., 13 в 1938 г., и 1 в 1939 г.

Падение активности советских морских перевозок совпало с ростом поставок франкистам из Германии и Италии. С марта 1937 года Берлин начал массовое производство и поставки в Испанию нового истребителя — Мессершмитт. Их появление резко усложнило положение республиканской авиации. Первые же бои показали значительное преимущество новой машины над другими самолетами этого класса. В 1938 году итальянцы начали поставлять новый истребитель Фиат G-50 (Freccia — «Стрела»), моноплан с убирающимся шасси и более мощным вооружением. К началу 1938 года франкисты добились прочного превосходства в воздухе, что было важной составляющей их побед на земле.

Участники интербригады
Участники интербригады

Обратно из портов Республики транспорты возвращались, как правило, порожними. Исключением была эвакуация тех, кому в случае прихода фашистов грозила расправа. К концу ноября 1938 года в СССР вывезено 2848 испанских детей. В конечном итоге флот Республики не смог удержать контроль над морем, и к концу 1937 года обеспечение безопасности «игреков» стало невозможным. Для того, чтобы ослабить активность флота франкистов советскими советниками был разработан ряд ударов. В феврале 1938 г. бомбардировщики СБ совершили налет на Балеарские острова и повредили легкий крейсер «Альмиранте Сервера». 6 марта 1938 года эскадра республиканцев встретилась с крейсерами противника и весьма существенно повредила «Балеарес» в артиллерийском бою. Вслед за этим эсминцы атаковали его торпедами и тоже добились попаданий. К ужасу советника Н. А. Питерского командующий республиканским флотом увел корабли на базу и не стал добивать поврежденный крейсер. Это сделала авиация, бомбардировщики потопили «Балеарес» и серьезно повредили «Канариас». Крейсер пришлось буксировать в Италию и ставить там на ремонт.

Поставки оружия из СССР начали осуществлять через Шербур, и их бесперебойность зависела исключительно от капризов французского правительства. Но поставки из СССР все же были немалые. Большая часть оружия, приобретенного для республиканской армии в 1936—1939 гг., была поставлена именно из нашей страны. Поставки в 1936—1939 гг. составили 648 самолетов, 347 танков, 60 бронемашин, 1186 орудий, 20 486 пулеметов, 497 813 винтовок, а также патроны, снаряды, порох и т. д. Кроме того, с самого начала войны Советский Союз поставлял нефтепродукты и продовольствие. Германия поставила Франко 593 самолета и 250 танков, Италия — 1 тыс. самолетов и 950 танков и бронемашин. Советские военные специалисты и добровольцы были представлены в авиации, флоте, танковых частях, артиллерии, пехоте и частях специального назначения. Общее число советских граждан, воевавших на стороне Республики, большинством исследователей оценивается в 2−3 тыс. чел., что конечно, не идет ни в какое сравнение с числом немцев и итальянцев.

Кроме воинских частей из Германии и Италии, в Испании на стороне противников Республики сражались наемники и добровольцы из разных стран — около 100 тыс. марокканцев, 20 тыс. португальцев, ирландцы, венгры, финны, русские. Самыми стойкими и организованными противниками фашистов проявили себя коммунисты, что обусловило и рост влияния и численности партии. В марте 1936 года она составила 30 тыс. чел., в середине июля — уже 102 тыс., а в марте 1937 года — 249 140 чел. Наиболее боеспособные части республики — интербригады — к лету 1937 года почти на 60% состояли из испанцев. Распыление кадров добровольцев привело к снижению боевых качеств бригад, а общее положение на фронте вызвало к этому времени и потерю уверенности в конечной победе у бойцов. Тем не менее, они продолжали стойко сражаться. С интербригадами могли сравниться лишь подразделения, созданные коммунистами. После Мадрида интербригады сыграли огромную роль в разгроме итальянского наступления под Гвадалахарой в марте 1937 года. Командующий корпусом ген. Марио Роатта [3] обещал через три дня после начала наступления войти в Мадрид. Выполнить это обещание ему не удалось.

Разбитая итальянская техника под Гвадалахарой. 1937
Разбитая итальянская техника под Гвадалахарой. 1937

Группы подрывников провели диверсии на железной дороге в тылу франкистов. Самыми большими успехами стало уничтожение эшелонов с боеприпасами и с марокканской кавалерией, который был отправлен на помощь итальянцам. Успешно подготовленные диверсионные группы республиканцев действовали и против автомобильных перевозок противника. 16 марта командир одной из дивизий отдал приказ о повышении морального состояния своих подчиненных, которое он считал недопустимо низким для 15-го года «фашистской эры». Генерал Манчини (это был псевдоним Роатта) убеждал подчиненных не бояться интербригадовцев, которые уже понесли большие потери, а также советских танков, которые, хотя и вооружены артиллерией, все же не так страшны, призывал объяснять, почему в последнее время республиканская авиация находится постоянно в воздухе, а итальянская — нет, и т. п.

Авиация действительно сыграла весьма важную роль в сражении. 20 марта 1937 года истребители советского производства произвели весьма эффективную штурмовку транспортных колонн на марше, что привело к большим потерям и панике среди фашистов, а бомбардировщики разгромили железнодорожную станцию в тылу итальянцев, откуда осуществлялось снабжение боеприпасами и горючим. Итальянцы бежали, оставив большое количество штабных документов, которые были захвачены победителями и составили основу документов, представленных правительством Республики в качестве доказательства итальянского военного вмешательства в Гражданскую войну Лиге Наций, а также правительствам Франции, Великобритании и СССР.

[1] Кольцов Михаил Ефимович, псевдоним Моисея Ефимовича Фридлянда. Писатель и журналист, в Испании — корреспондент «Правды» и негласный представитель советского руководства. Арестован в декабре 1938 года по обвинению в связях с троцкистами, расстрелян в 1940 г., реабилитирован в 1954 г.

[2] К моему глубокому удивлению, при посещении Морского музея в Мадриде я увидел флаги этих безоружных транспортов, которые демонстрируются там и сегодня как боевые (!!!) трофеи славного испанского флота.

[3] Марио Роатта — итальянский генерал, командующий итальянским корпусом в Италии, организатор расправ над гражданским населением на территории Югославии и Италии во время Второй мировой войны, после окончания которой бежал во франкистскую Испанию, где укрылся от преследований за совершенные преступления.