В среду 29 мая, в 11 часов утра по вашингтонскому времени, Роберт Мюллер выступил перед прессой в первый и единственный раз за два года расследования «русского дела», которым он руководил. Известие о пресс-конференции поступило внезапно тем же утром и стало совершенной неожиданностью. С момента выхода отчета о расследовании прошло уже полтора месяца, и все это время ни буря в СМИ, ни заявления политиков о необходимости вызова Мюллера для дачи показаний в Конгрессе, казалось, не влияли на избранную бывшим директором ФБР стратегию общения с миром лишь посредством официальных документов.

Роберт Мюллер
Роберт Мюллер
Иван Шилов © ИА REGNUM

Однако молчание было нарушено — Мюллер решил сказать своё слово на своих условиях. Помимо внезапности, не позволившей журналистам подготовить какие-либо вопросы кроме банальных, принципиально важным также оказалось и место проведения мероприятия. Мюллер решил сделать своё заявление с трибуны конференц-зала министерства юстиции, а не из зала заседаний комитета конгресса, где ему пришлось бы приносить присягу…

Итак, что же сказал журналистам, а значит и всей Америке, Роберт Мюллер? Вопреки ожиданиям, ничего нового. Однако не содержание, а именно формулировка его высказывания послужила искрой, моментально воспламенившей политические круги Вашингтона. Дежурно, но со всей внешней серьезностью пройдясь по набившей оскомину теме русского вмешательства в президентские выборы 2016 года, Мюллер перешёл к проблеме, которая всех волнует по-настоящему: совершил ли Дональд Трамп преступление, пытаясь помешать расследованию Мюллера, или нет…

Здесь-то и были сказаны те самые ключевые фразы: «Если бы мы были уверены, что президент не совершал преступления, мы бы так и сказали» и «в соответствии с многолетней политикой министерства юстиции, действующему президент не могут быть предъявлены обвинения в федеральном уголовном преступлении… таким образом, мы не могли рассматривать эту возможность».

Спецпрокурор
Спецпрокурор
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Этих двух фраз хватило, чтобы без преувеличения взорвать информационное поле Америки и вызвать десятибалльный шторм в политике. Игнорируя такую мелочь, как основополагающий для современного понимания правосудия принцип презумпции невиновности, противники Трампа — как политики так и журналисты — смело сделали из слов Мюллера о неуверенности в невиновности вывод о несомненном наличии вины. Вторая же часть послания «отца русского дела» была воспринята в том смысле, что несчастный Мюллер сделал все, что мог в узких рамках ограничивающих его установок минюста, и теперь пора Конгрессу принять эстафетную палочку из его натруженных рук и наконец призвать Трампа к ответу за его страшные преступления…

И в этом месте любые разговоры о юридическом измерении проблемы виновности или невиновности Трампа заканчиваются. Если речь идёт не о предъявлении обвинений, а об импичменте, то любые тонкости и нюансы перестают иметь значение. Презумпция невиновности, объективность, беспристрастность… всему этому нет места в стенах американского Конгресса. Здесь принимаются политические решения, а не судебные постановления. А значит, и дело об импичменте будет разыгрываться по правилам политики, правилам борьбы за власть, а совсем не по правилам судебным, которые, хоть и в теории, но должны отражать справедливость. Мюллер дал демократам оружие против президента, а уж как они им воспользуются, его это не касается. Он недвусмысленно дал понять, что больше никаких комментариев давать не собирается и в целом не хочет участвовать в том, что будет разворачиваться в дальнейшем.

А тем временем уже два дня в Вашингтоне разгорается самый настоящий пожар, и в центре его… нет, не Дональд Трамп, а спикер Палаты представителей Нэнси Пелоси. Дело в том, что выступление Мюллера дало «зелёный свет» каждому демократу на то, чтобы с гневом трясти в воздухе кулаками и требовать немедленного импичмента. Трясут кулаками и 25 кандидатов в президенты от демократов, и молодые демократы под предводительством Александрии Окасио-Кортез, и старые демократы, заседающие в Сенате… Каждый хочет предстать перед избирателями этаким непримиримым борцом за справедливость, готовым на все ради борьбы с тиранией.

Нэнси Пелоси
Нэнси Пелоси
Gage Skidmore

Однако в то время как градус гневности речей все нарастает, никакие конкретные действия в направлении импичмента не предпринимаются. Ведь если в плане речей у демократов полная свобода, то в плане действий — дисциплина, граничащая с диктатурой. Здесь правит бал госпожа Пелоси. Она единственная из видных демократов не стала поспешно говорить об импичменте, а напротив, призвала к выверенным и продуманным действиям. Что, конечно, было прочитано коллегами по цеху как слабость.

Почему же Пелоси блокирует праведный гнев своих однопартийцев и не даёт им начать процедуру импичмента? Неужели она в сговоре с Трампом? Или, быть может, с Путиным или Мадуро? Или же с самим дьяволом?

Все куда прозаичнее. Многоопытная, авторитетная и несколько авторитарная Пелоси оказалась в самом что ни на есть затруднительном политическом положении. Гора под названием «расследование Мюллера» родила мышь, а теперь эту мышь кто-то каверзно подложил в ее, Нэнси, банку с конфетами…

Лидер демократов находится «меж двух смертей»: промедление с импичментом ее конкуренты и избиратели воспринимают как слабость и рано или поздно именно это выдвинут как повод для смены лидера, а начать процедуру импичмента будет означать повести партию к провалу — ведь для успеха процедуры понадобится заручиться поддержкой двух третей всех сенаторов, на что при республиканском большинстве нет никакой надежды. И опять же, в случае провала импичмента «крайней», скорее всего, назначат именно Пелоси.

Дональд Трамп
Дональд Трамп
Gage Skidmore

И одновременно с этим даже вариант оттягивания этого вопроса до выборов 2020 года теряет свою привлекательность, ведь «до Мюллера» ещё был шанс превратить выборы в своеобразный референдум о доверии Трампу, а теперь, «после Мюллера», народу будет предложено выбирать между Трампом и демократами, которые не смогли…

И все же есть один человек, которому все это хитросплетение обстоятельств несомненно на руку. Это Дональд Трамп. Конечно, неприятно, когда из каждого телевизора называют «земляным червяком», однако куда важнее, что противники сами себя загнали в такое положение из которого почти нет безопасного выхода. И самое малое, чем могут отделаться демократы, — это падение Пелоси, той самой, которая только за этот год два раза положила президента на обе лопатки на политическом татами.

Демократы хотят с разбегу прошибить головой кирпичную стену и уже успели заявить, что это единственный выбор для приличного человека. Кто знает, чем ответит Трамп, пока оппоненты будут отлёживаться после фиаско?

Читайте ранее в этом сюжете: Война Америки с Huawei – победа китайской дипломатии

Читайте развитие сюжета: Как Трамп, Путин и Эрдоган сообразили на троих в Сирии