Комментарии высоких представителей католической Церкви к итогам выборов в Европарламент могут оставить наблюдателя в состоянии некоторого замешательства.

Папа Римский Франциск
Папа Римский Франциск
Иван Шилов © ИА REGNUM

Так, кардинал Анджело Баньяско, президент совета конференций епископов Европы, заявил, что «епископы твердо верят в единую Европу» и сохраняют надежду, что по итогам этих выборов ЕС продолжит двигаться к тому, о чём мечтали «отцы-основатели Европы».

Президент комиссии конференций епископов Европы архиепископ Жан-Клод Холлерих отметил, что популистские партии укрепляются там, где больше не живет вера. Успехи Маттео Сальвини и Марин Ле Пен, считает архиепископ, это плохо, успехи «зеленых» движений — хорошо.

Наконец, госсекретарь Ватикана Пьетро Паролин заявил, что ради «строительства Европы, которую все мы хотим видеть», необходимо продолжать диалог со всеми, в том числе и с теми, кто «ставит под сомнение сам европейский проект», и это опять выпад в сторону Сальвини.

Такие речи вполне уместно звучали бы из уст средних евробюрократов, именующих себя то «народниками», то «социалистами», нимало не интересующихся проблемами народов ЕС, и повторяющих мантру о необходимости «сохранять Европу», то есть ЕС в его нынешнем виде с собой во главе.

Но когда те же слова произносят кардиналы и епископы, когда каждый из этих иерархов говорит о «единой Европе», хвалит «европейский проект», который давно уже враждебен христианству, и когда ни один не говорит о христианских ценностях — это по меньшей мере странно.

Маттео Сальвини
Маттео Сальвини
Governo.it

Епископы против Сальвини

Самым ярким примером является ситуация в Италии. Во-первых, в силу политической географии. Во-вторых, это одна из немногих стран ЕС, где связанные с религией вопросы по-прежнему находятся в центре внимания в предвыборных кампаниях.

Итальянской католической иерархии не нравится «Лига» Маттео Сальвини, вошедшая в правительство в 2018 году и выигравшая на территории Италии нынешние выборы в Европарламент. Главная причина — ограничение миграции.

Папа Франциск, а вслед за ним и большая часть курии, считает, что заповедь любви в сфере нелегальной миграции должна заключаться в принятии всех, кто об этом просит. На следующий день после выборов в Европарламент папа опубликовал свое обращение ко всемирному дню мигрантов. Там ни слова не сказано о необходимости бороться с причинами миграции. Первое же слово в рецепте Франциска — «принимать».

И в том же документе объясняется, почему позиция именно такова. Потому что Церковь должна нести благую весть всем. И если с другого берега моря приплыли люди в лодках, их надо принять и, по возможности, евангелизировать.

Партия Сальвини, а вслед за ней и большая часть населения страны, такую позицию не поддерживают. Подавляющее большинство мигрантов отнюдь не являются беженцами. Они — экономические мигранты, а у Италии, у которой пять миллионов собственных бедных, больше нет возможности содержать всех. Евробюрократы и олигархи поддерживают миграцию потому, что она снижает цены на рынке труда и ослабляет национальные правительства. Бороться, согласно этой позиции, надо с причинами миграции. Помогать Африке, снижать число смертей в море и не допускать, чтобы мигранты жили такой жизнью, на которую они обречены в ЕС.

Против вселенского измерения Церкви большинство итальянских граждан ничего не имеет. Здесь, скорее, вопрос практического применения. Та практика, которая сложилась в ЕС, не приносит ничего хорошего ни мигрантам, ни тем, кто их вынужден принимать. Закрытие границ — это не внутреннее убеждение, а последнее средство. В курии делают вид, что этого не понимают.

Но vox populi не производит на эту (большую) часть курии, кажется, никакого впечатления. После победы Сальвини кардинал Паролин говорит, что с лидером «Лиги», конечно, надо вести диалог, и именно потому, что его позиции якобы далеки от ватиканских (читай — христианских). Еще острее выражается экс-глава влиятельнейшего журнала Civilta Cattolica Бартоломео Сордже: «Италия больше не является христианской. Теперь она — лигистская» (поддерживающая «Лигу» — прим.).

Опасность раскола

Вторая причина нападок иерархов на Сальвини — поцелуи розария (католических четок) на предвыборных митингах. Что в этом, казалось бы, плохого? Но Сальвини, по убеждению значительной части курии, ненастоящий католик. Он лишь использует религию в своих политических целях.

Подведем итог. Партии, которые ратуют за христианские ценности (и, оказавшись у власти, выполняют по крайней мере часть обещаний), прежде всего в области семьи, курии не нравятся, потому что они против мигрантов и тем самым делят общество.

В послании ко дню мигрантов папа Франциск пишет, что такое отношение к мигрантам — символ их исключения из общества. И действительно, те, кто ратуют за миграцию без границ, ратуют за их включение. Точнее, за то, чтобы у всех были примерно такие же права, как сейчас у мигрантов.

При этом у курии не вызывает никакого протеста нынешняя политика ЕС в отношении христианских ценностей. Пятьдесят полов, «гей-браки» и снятие распятий из школьных кабинетов — это как будто лучше, чем ненастоящий католик Сальвини, целующий розарий на митинге.

Причин у такого отношения может быть много. Можно предположить, что епископам уютнее с евробюрократами, а в возможность возвращения ЕС на позицию «семья — это союз мужчины и женщины» они просто больше не верят.

Такая позиция, безусловно, не является позицией всей Церкви. Напротив, молодые семинаристы, которые выросли в той же Италии, а не упали в нее с неба, всё чаще голосуют за правые партии, и за Сальвини — в первую очередь.

И сейчас итальянские — и не только итальянские — наблюдатели говорят уже вслух о том, на что еще год-два назад только намекали. Если иерархи продолжат свою линию на поддержку «единой Европы» и мигрантов, причем в нынешним стиле (кто за Ле Пен и Сальвини, тот не католик), то они рискуют очень скоро получить такой исход паствы, которого не было и в ХХ веке.

Выступление на стороне бюрократов, которые борются против народов, и на стороне финансовых групп, которые выступают против рабочих, предпочтение красивой риторики реальной жизни может сыграть слишком дурную шутку.

Если вместо того, чтобы поддержать борцов с бесконечными ограничениями и секвестрами, курия будет поддерживать «зеленых», которых евробюрократы раскручивают именно для того, чтобы дать выйти протестным настроениям в безопасное русло, ничем хорошим это не закончится.

Впрочем, настроенные против евробюрократии католики не теряют надежды. В силу того простого факта, что Церковь — это намного больше, чем курия.