Иван Шилов © ИА REGNUM

Обстановка вокруг монастырского комплекса Давид Гареджи на грузино-азербайджанской границе тяготеет к обострению. В Грузии проходит акция «Гареджи — это Грузия, мы дети Кавказа», а проживающие в республике азербайджанцы стали высказывать обеспокоенность развитием событий, обращаясь с призывами к властям двух государств «раз и навсегда решить эту проблему». Об этом заявил, например, председатель Национального конгресса азербайджанцев Грузии Али Бабаев. По его словам, готовится призыв к правительствам Грузии и Азербайджана «не допустить эскалации ситуации силами, заинтересованными в ухудшении отношений между двумя добрососедскими странами».

Али Бабаев
Али Бабаев
Facebook.comalibabaev1954

Ранее азербайджанские пограничники, объявив о проведении каких-то технических работ, на несколько дней перекрыли путь к трем из 16 монастырей лавры Давид-Гареджи, которые расположены на спорном участке границы. В этом не было ничего необычного, однако азербайджанская сторона почему-то не информировала об этом грузинскую, что вызвало у Тбилиси острую реакцию. Потом появились сообщения о том, что Баку продолжает прокладывать дорогу к Давид Гареджи. В этой связи грузинская сторона потребовала разъяснений, потребовала, чтобы передвижения и стройки не велись вдоль спорных участков границы. В ответ Азербайджан приостановил работы и даже вывез спецтехнику. Но произошло это после того, когда президент Грузии Саломе Зурабишвили решила сама посетить комплекс Давид Гареджи. И это вызвало негативную реакцию определенных кругов в Грузии, которые связывают действия Азербайджана в отношении Давид Гареджи с визитами Зурабишвили в Баку в феврале нынешнего года.

«Меня очень удивляют те люди, у которых есть какая-то претензия на государственность, патриотизм и вообще историческую сознательность и которые считают, что посещение президентом Давид Гареджи, осмотр нашего монастырского комплекса, на нашей территории, исходя из наших претензий (пока что не решено окончательно, однако я в курсе этих переговоров, потому что я и ранее в них участвовала), является частью какого-то провоцирования, — так отреагировала Зурабишвили. — То есть это означает, что президент не должен посещать такие места, которые мы считаем нашей территорией? Или что означает это? Хочу разобраться. Меня очень удивили реакции некоторых сторон».

И далее:

«У нас есть представление, однако я не буду вдаваться в детали, могут не понять. Наша позиция весьма четкая. Существовала к концу Советского Союза граница, которая являлась административной границей по картам 1938 года, после которых не было новых карт. Исходя из правовых принципов, это обычное решение. И потом можно об этом договориться. Окончательно позиция никогда не бывает такой уж жесткой, однако это наша начальная позиция, и это известно нашим друзьям. Как президент Грузии я считаю, что это одна из наших главных обязанностей, дать этой стране ее постоянные границы, без чего у нас не будет до конца укорененной территории и не будет укрепленной до конца независимости. Для меня это один из наиболее важных вопросов. Недавно я начала этот вопрос с нашими двумя партнерами, возможно, это привело к некоторым результатам. Но главное, что одна комиссия начата, вторую, наверное, начнем в скором будущем, и нужно быстро, но при соблюдении наших интересов, добиться результата — укрепленных границ Грузии».

Саломе Зурабишвили
Саломе Зурабишвили
President.gov.ge

Но о каком результате ведется речь? Если Баку и Тбилиси склонны закрепить статус-кво на этом участке границы, то к чему весь сыр-бор и надо подписывать соответствующее соглашение. Если же Тбилиси считает необходимой передачу под свой контроль расположенной на территории Азербайджана части монастыря Давид Гареджи, предложив ему, скажем, некоторые территории на других участках границы, то это другое дело, точнее, серьезнейшая проблема. В этой связи заместитель министра иностранных дел Азербайджана Халаф Халафов заявил, что «монастырский комплекс «Кешикчидаг» (Давид Гареджи) является территорией Азербайджана». Он указал на то, что, «согласно международному праву, после распада СССР Азербайджан и Грузия автоматически стали правопреемниками административных границ, существовавших между ними. И впоследствии эти границы стали государственными и были взяты под контроль пограничных служб двух стран». Но это пока не мешает туристам и духовным лицам передвигаться по территории этих монастырей.

Халаф Халафов
Халаф Халафов

Проблема в другом, и она значительно глубже. Грузинские историки придерживаются той позиции, что спорный монастырь был основан в VΙ веке святым Давидом Гареджи, и считают его национальной святыней. В действующих молельнях сохранились уникальные фрески VIII—XIV веков. Среди них — единственное изображение грузинской царицы Тамар и царя Давида. Однако, по версии азербайджанской стороны, монастырский комплекс — албанского происхождения. Кавказская Албания была древним государством, возникшим в конце II — середине I века до н. э. в восточном Закавказье, занимала часть территории современного Азербайджана, Грузии и Дагестана. И Баку, заявляющий себя историческим наследником христианской Кавказской Албании, считает монастырь своим. Более того, как утверждает азербайджанский историк, директор Центра истории Кавказа Ризван Гусейнов, «все грузинские фрески и росписи в пещерах относятся к XIX—XX веку, что подтвердили анализы, сделанные в свое время азербайджанскими учеными НАНА», то есть речь идет «о современном новоделе, не имеющем отношения к Средневековью».

Часть монастырского комплекса Давид Гареджи, расположенная на территории Агстафинского района Азербайджана
Часть монастырского комплекса Давид Гареджи, расположенная на территории Агстафинского района Азербайджана
Andrzej Wójtowicz

По его же словам, «большая часть пещер была переделана грузинскими монахами под кельи в течение последних двух веков после упразднения Албанской церкви и прихода царской России в регион». Тогда же «и началось массовое строительство тут грузинских церквей и часовен, где были затем захоронены мощи различных монахов, а сейчас все это выдается за раннесредневековое грузинское наследие». И то, что монастырь основал святой Давид Гареджи, проповедовавший в Грузии, азербайджанская сторона не считает аргументом в пользу грузинского происхождения монастыря. Выход из такой ситуации заключается в создании авторитетной международной комиссии экспертов-историков из других стран, в первую очередь — Азербайджана и Грузии, которые могли бы внести ясность в этот непростой вопрос. Надо провести археологические раскопки на территории монастыря, анализ ландшафтно-географических и археологических данных, изучить и сохранившуюся фресковую живопись. Однако этого не происходит.

Фреска в монастыре Давид Гареджи
Фреска в монастыре Давид Гареджи
Paata Vardanashvili

Латентная историческая дискуссия между Баку и Тбилиси по поводу монастыря, которая ранее приглушалась существующим стратегическим партнерством, начинает вылезать наружу и приобретает политическую остроту. Но кто в этом сегодня заинтересован? Сама Зурабишвили, выступая на официальном приеме, приуроченном к Дню независимости Азербайджана и 100-летнему юбилею дипломатии республики, заявила, что «политические манипуляции наносят вред Грузии и Азербайджану, миру на Кавказе, это никому не нужно». Однако фактом является то, что истоки нынешней конфронтации вокруг монастыря исходят прежде всего со стороны Тбилиси. Точнее, их провоцируют неоднозначные заявления самой Зурабишвили. Есть еще действия сил оппозиции, которые используют в своих интересах сложившуюся ситуацию. Кстати, группа «Верните Давид Гареджи — это наша собственность» в Грузии заметно растет, причем за счет сил самой различной политической ориентации, которые не исключают, что «эту проблему Тбилиси придется решать в куда более жесткой обстановке».

Католикос-патриарх Илия II на Дне семьи 17 мая 2019
Католикос-патриарх Илия II на Дне семьи 17 мая 2019
Patriarchate.ge

Свою обеспокоенность ходом событий высказал грузинский патриарх Илия II, который призвал власти Грузии и Азербайджана «таким образом решить вопрос о не согласованных до сих пор границах, чтобы удалось сохранить дружеские отношения между странами». Он указал при этом на то, что «создания серьезных проблем между Азербайджаном и Грузией желает другая сила, которая для достижения своей цели, к сожалению, находит опору как в одной, так и в другой стране». Но что это за сила, пока никто не знает.