Ко мне нередко обращаются с вопросом, как простые японцы воспринимают призывы «вернуть» Курильские острова Японии, считают ли они это приоритетной задачей своей страны. Спрашивают и о том, насколько эффективна японская пропаганда, утверждающая, что «острова были незаконно оккупированы и удерживаются русскими», что каждый японец должен вступать в ряды «движения борьбы за возвращение северных территорий».

Курилы
Курилы
Иван Шилов © ИА REGNUM

Ответить на эти вопросы однозначно непросто, ибо есть и активисты этой «борьбы», есть сочувствующие «движению», но немало и тех, кто индифферентен к реваншистским лозунгам пересмотра итогов войны, в которой японцы потерпели сокрушительное поражение. Есть и люди, которые пытаются объективно разобраться, что даст Японии возвращение «северных территорий», кроме «восстановления лица (мэнцу), потерянного в результате поражения и утраты островов».

Много раз доводилось слышать от японцев сомнения, что кто-то покинет насиженные места на Японских островах и отправится на постоянное жительство на холодные для теплолюбивых японцев Курилы в случае их гипотетической сдачи Москвой, ради заключения через 74 года после войны, неизвестно для чего нужного «мирного договора». Тем более что состояние войны давным-давно официально прекращено и между двумя странами существуют и развиваются дипломатические, торгово-экономические, культурные и иные отношения.

Единственная называемая японцами практическая цель «возвращения» островов состоит в получении омывающих южные Курилы богатейших рыбой и другими морскими ресурсами акваторий. Именно об этом в первую очередь говорят мои японские собеседники, когда заходит речь о превращенных правительством Японии, не без помощи суверена — США, в «кость в горле» японо-российских отношений на Курильских островах. При этом немало тех, кто, хотя и с сожалением, но готов отказаться от претензий на острова, если бы две страны нашли взаимоприемлемые условия более свободного и безопасного японского рыболовства в акваториях островов. Особенно сильны эти настроения на северном, граничащем с Курилами острове Хоккайдо.

Помню слова одного весьма влиятельного представителя рыболовных кругов на Хоккайдо: «Пусть токийские политики ведут с вашей страной бесконечные переговоры об островах… Нам же, поймите правильно, нужна рыба и комбу (весьма популярная в Японии ламинариевая водоросль, часто именуемая у нас морской капустой, — А. К.)».

Рыболовное судно
Рыболовное судно
PhotographyCR

Для того чтобы, что называется, «из первых рук» познакомиться с настроениями простых японцев по поводу «движения за северные территории», хочу предложить вниманию читателей мнение японской женщины-бизнесмена и блогера Гото Юкико, присланное мне председателем Сахалинского отделения РГО Сергеем Пономаревым:

«Пьяные слова молодого депутата парламента о том, что северные территории можно вернуть только с помощью войны, привели к исключению его из партии. В чем тут дело, не совсем ясно. Почему же японские политики, постоянно обращаясь к проблеме северных территорий, начиная с этого депутата, позволяют себе такое поведение? Попробуем рассмотреть причины.

В настоящее время на северных территориях не живет ни одного гражданина Японии. Может быть, там есть потомки 2-го и 3-го поколения от японок, вышедших замуж за русских, но они вовсе не идентифицируют себя японцами. Сейчас на островах, кроме Хабомаи, живет более 10 000 русских (16 тысяч, — А. К.). Немало среди них тех, кто уже родился на островах. Если, как нам говорит правительство, острова вернутся Японии, станут ли эти русские гражданами Японии? Или им придется переселяться в Россию? Будут ли их дети учиться в школе, где преподают на японском языке? Будут ли все документы оформляться на японском языке?

В отличие от Сэнкаку (находящиеся под контролем Японии острова в Восточно-Китайском море, на которые претендует КНР, — А. К.) и Такэсима (находящиеся в составе Республики Корея острова, на которые претендует Япония, — А. К.), где людей нет вообще, на северных территориях живут русские, острова для них являются родиной. Говорят, среди них есть такие, кто считает, что если Япония заплатит большие деньги, то острова можно отдать, но они так говорят лично от себя, не думая о других жителях островов.

Итак, японцев тут нет, многие русские прожили на островах несколько десятков лет, и есть уже несколько таких поколений. Едва ли получится убедить их, что, так как это земли Японии, их нужно возвращать. Но если вдруг эти острова Японии вернут, какие японцы там будут жить? У меня есть подруга, которая живет в одном уезде на Хоккайдо, где зимой минус 20 градусов, ее сын живет отдельно в большом городе, соседи в основном старики. Северные территории — это холодные острова. Так как это территория России, тут, по сравнению с Японией, инфраструктура на низком уровне. Даже если Япония на наши налоги построит инфраструктуру, сколько японцев переедет туда жить? С точки зрения местных жителей северные территории 74 послевоенных года являются территорией России. Русские могут нам их «уступить», права могут быть переданы Японии, но бесплатной «передачи островов» не будет.

С. Малокурильское, o. Шикотан
С. Малокурильское, o. Шикотан
СтаниславС

1. В проблеме северных территорий есть проблемы с правами на оборону, рыбного промысла, добычи ископаемых, и, хотя Япония заявляет, что Россия «оккупировала их незаконно, нарушив договор», выгодных переговоров для Японии не будет. Сейчас этих прав у Японии нет, все они у России. Если бы я была русской, и у меня потребовали отдать эти права, отдать бесплатно, я бы не согласилась. Если и отдавать Японии, то за компенсацию. То есть, чтобы получить острова, мы должны заплатить огромные деньги. Получается, мы идем на уступку по сделке, то есть, «покупаем землю». Но это совсем не тот «возврат островов» на правовой основе, о котором нам заявляет правительство Японии. А если мы не хотим платить компенсацию, то остается только один выбор — война, о чем именно и говорил тот депутат (Маруяма Хотака, — А. К.).

Само собой разумеется, туда хотят приезжать те, у кого могилы предков на островах. Но ведь есть безвизовые обмены между Японией и Россией. Можно договориться и о другом. Разве нет возможности провести расчеты и вести переговоры с точки зрения расходов и выгоды? Не нужно зацикливаться на «территориях», нужно искать реальную пользу для Японии, вести внешнюю политику, хоть немного выгодную нашей стране.

2. Если проводят соцопросы по северным территориям, то там только вопросы типа: «Вы знаете о проблеме северных территорий?», «Нужно возвращать 4 или 2 острова?», «Вы хотите участвовать в движении за возвращение островов?». Насколько мне известно, в соцопросах почему-то нет вопроса: «Вы считаете нужным движение за возвращение островов?»

Сколько есть японцев, которые всей душой хотят вернуть северные территории? В общении с подругами, бывает, говорим о Сэнкаку и Такэсима, но совсем не обсуждаем северные территории. Неужели мое окружение такое особое? Неужели обычные японцы другие? В 2019 году на вопросы, связанные с северными территориями, сверстали бюджет на 1 688 000 000 иен. Из этой суммы 80% — около 1 322 000 000 иен выделяется на участие депутатов в безвизовых обменах, остальная сумма на движение за возвращение островов. Т. е., если не выделять деньги на движение, народ Японии забудет о проблеме северных территорий?

Японцы на улицах Токио
Японцы на улицах Токио
cegoh

В девяти поездках по безвизовым обменам в 2017 году участвовал 501 человек, а ведь сюда входят и русские, которые по этим обменам побывали в Японии, и представители СМИ, и чиновники, и политики из Японии. Сколько всего среди них бывших жителей островов, не ясно. Наверное, несколько десятков. И ради этого каждый год мы тратим такие суммы налогов. Мы, японцы, живем спокойно в своей стране, нужны ли нам северные территории и связанные с этим проекты государства? А ведь на это уходят большие бюджетные деньги, политики, начиная с премьера, тратят на это немало своего времени, неужели нет других важных дел?

3. Я думаю, что молодой депутат, который сказал, что «остается только война», сделал это не только спьяну. Я считаю, что война должна вестись только для обороны. Для этого нужна армия (Силы самообороны — это подобие армии, на днях наших военных пригласили с военными других стран в Сингапур, и я почувствовала гордость за их выступление), а для армии нужен регулярный призыв в ее ряды.

Сейчас в Японии сокращается число молодежи, юноши потребности в обороне не покроют. Я считаю, что призыв должен быть и для мужчин, и для женщин разных возрастов. Например, я готова пойти добровольцем в случае ЧС. Я не молода, и силы уже не те, но могу пригодиться как инспектор на военных складах или в вопросах логистики. Могу встать и на переднем крае. Но в любом случае, только в качестве гражданина для защиты земли, где я живу. И мне совсем не нужна война за «территории», где не живет ни одного японца, где наши солдаты будут терять свои жизни.

Если есть желание защитить Сэнкаку и Такэсима, то тут нужна не война, а дипломатия. Что уж говорить о северных территориях, где живут русские. Если же, как говорит этот депутат, захватывать с помощью войны северные территории, надо ожидать, что живущие на островах русские, обороняясь, будут отбирать ценные жизни японцев.

***

Вот такая она, непростая проблема возврата северных территорий. Нам не следует зацикливаться на «возвращении островов», нам нужно ответить на вопрос — нужно ли Японии возвращение 4 островов? Правое ли это дело? Хочу, чтобы об этом начали говорить широко и правдиво, начиная с парламента и СМИ».