«Эра Трампа» — так называют текущее время разрастающегося раскола в международных отношениях Европы и США. Трещину в трансатлантической солидарности, вызванную планами Америки решить свои проблемы за чужой счет. При этом европейские политологи используют данный термин вполне обоснованно, ведь если ранее США демонстрировали невежественные поступки лишь в кулуарах, то теперь отношения хозяина и слуги стали реальностью и в публичной полемике.

Дональд Трамп
Дональд Трамп
Иван Шилов © ИА REGNUM

Благодаря надменности в отношениях Трампа со своим партнерами, Европа, наконец, начала что-то подозревать. Осознавать то, что годами пытался донести до нее «нецивилизованный» Кремль. В последние пару лет даже для европейских столиц стало очевидно, что внешний курс США сводится к решению финансовых трудностей за счет ограбления старых друзей. И в этом вопросе Вашингтон не считает возражения Брюсселя сколь-нибудь значимыми.

Флаги ЕС и США
Флаги ЕС и США

Ярчайшим подтверждением нового формата отношений является недавняя отмена встречи американского госсекретаря и канцлера ФРГ Ангелы Меркель. А если точнее, то конкретные обстоятельства этого демарша. Мало того, что визит вежливости в Берлин должен был стать для Майка Помпео первым после вступления в должность, так еще и Германия полностью осуществила все необходимые по протоколу приготовления.

Расписание руководителя ФРГ (а по некоторым оценкам, и возможной будущей главы Еврокомиссии) Ангелы Меркель было заморожено, президенты и представители иных государств — отложены на потом, улицы столицы — перекрыты, а силы правопорядка приведены в режим повышенной готовности. Была организована торжественная церемония, закрыта часть международного аэропорта. Одним словом, для демонстрации дружбы перед американским госсекретарем было сделано всё. Хотя формально для встречи главы МИД руководитель государства не обязан идти на такие изыски.

Ангела Меркель
Ангела Меркель

И вдруг за считанные часы до переговоров с канцлером и министром иностранных дел ФРГ Хайко Маасом госсекретарь США попросту развернул самолет и отправился в столицу Ирака. Никаких уведомлений, никаких пояснений, при явном отсутствии уважительных причин. В Ираке не начиналась военная кампании, как это было во времена Примакова и событий в Югославии, не было неотложных дел, американский чиновник попросту решил, что руководитель очередного вассального государства может и подождать, а его собственные дела и дела администрации — куда важнее.

Своим поступком Помпео еще раз показал, до какой степени верхушка США не воспринимает Европу в качестве равного союзника. И хотя до избрания Трампа в кулуарах это было известно всем, жителям Евросоюза рассказывали другое. При этом госсекретарь США опозорил и либеральный истеблишмент Европы, а ведь именно он годами с пеной у рта убеждал граждан ЕС в том, что США — не просто союзник, а равноправный и искренний партнер.

Майкл Помпео
Майкл Помпео
U.S. Department of State

Для России такая ситуация выглядит удачной. Каждый подобный американский демарш, каждый день отсутствия привычного лицемерия затрудняет мировым СМИ их титаническую работу по прикрытию реального отношения США к своим «союзникам». Теперь, несмотря на все усилия западной прессы, реалии подходов американских элит к 28 странам Европы все чаще становятся достоянием общественности.

Не случайно согласно результатам исследовательского центра YouGov, более 40% опрошенных в апреле европейцев были убеждены в том, что США больше «не являются надежным партнером для Европы». При этом самая высокая степень общего недоверия была зафиксирована в Германии — сразу 68% немцев заявили, что не считают Вашингтон партнером.

Оставшиеся 29% из Франции, Италии, Испании, Польши, Бельгии, Швеции, Венгрии и ФРГ ответили на этот вопрос «ни да, ни нет», и лишь 17% посчитали США «надежным партнером». Остальные — затруднились или не захотели отвечать.

Учитывая, что даже эту цифру по большей части раздули поляки, 17% доверия — небывалая по своей скудности величина. А потому эта ситуация является еще более удачной для России, ведь именно вчера прошли всеевропейские парламентские выборы, где с каждым новым подобным шагом США усиливаются шансы на победу государственников и консерваторов.

В отличие от либералов, эти европейские политические круги выступают за отмежевание от трансатлантической солидарности и при этом твердо настаивают на возобновлении партнерских отношений с Москвой. Таким образом, сложившиеся между двумя берегами Атлантики установки на безусловную дружбу к сегодняшнему дню поставлены под большой вопрос, а в будущем и вовсе рискуют превратиться в разрыв «союза».

Конечно же, никакого реального союза в отношениях Европы и США давно уже нет, но инерция мышления простого европейца потребовала для осознания этого факта немало времени. Если приход консерваторов всё же состоится, а попытки США ограбить ЕС продолжатся, вполне реальным становится и давний план Москвы по включению ЕС в совместную оборону.

Флаг США
Флаг США
U.S. Air Force

Ведь еще пять лет назад начав создание аналога расчетной системы SWIFT, Россия и Китай всерьез обсуждали и создание будущего механизма для обхода американских санкций. В то время причины для этого были не у всех, сегодня же эта идея интересует многих. На этот раз речь идет не о формальном суррогате, который Европа планировала создать для обхода антииранских ограничений, а о влиятельном блоке стран, в состав которого войдут такие государства, как Россия и Китай.

Авторы «иранской» схемы — Германия, Франция и Великобритания — первым делом поспешили внести в нее принцип коллективной ответственности, дабы подстраховаться от предательства одной из сторон. Поэтому «иранский» вариант противодействия ожидаемо провалился, и даже традиционные финансовые и банковские центры ЕС — Австрия и Люксембург — отказались от роли стран размещения данной структуры.

В нынешнем же варианте речь может идти о странах формата России и КНР, о реальных гарантах, которые в совокупности с Германией и Францией способны не только запустить механизм без лишней поддержки, но и сохранить его функциональность в случае побега ряда малодушных сторон.

В этой связи не важно, будет механизм новообразованным или станет базироваться на основе нынешнего «иранского» сценария, важно лишь то, что с его помощью можно будет лишить США одного из главных внешнеполитических инструментов.

Если же администрация Трампа в привычной для себя манере решит повысить ставки и инициирует угрозы санкциями не компаниям, а самим европейским странам, то это будет наилучший итог. Трудно придумать более идеальный повод для принятия сторонами любых ответных действий.

В пользу возможности такого исхода говорит и то, что практика трансграничного распространения американской юрисдикции уже коснулась не только Китая, но и ЕС. В частности, в таких абсурдных случаях, как те, когда решение о многомиллиардных штрафах в сторону европейских концернов выносил не имеющий международной юрисдикции провинциальный американский суд. И тем не менее компании платили, поскольку никакого механизма обхода санкций — не было и нет.

Кроме того, такой формат привлечет к себе и новых союзников — то есть страны, также подвергшиеся американскому давлению. А если учесть, что таковых за три десятилетия однополярности насчитывается чуть ли не большинство, блок разрастется крайне стремительно.

Россия уже имеет статус донора международной безопасности, Китай — обладает экономическими возможностями и причинами искать защиту от явно нарастающих масштабов торговой войны, у Европы есть рынки сбыта и ключевые технологии, и при этом у каждой из сторон есть причины вырвать у американского орла «санкционные когти».

Десятилетиями под маскарадом улыбок Вашингтон убеждал европейцев в своем миролюбии, а между тем вбивал клин между Востоком и Западом, Россией и Германией, Азией и Европой. Однако за текущие два года многое из того, что ранее преподносилось в виде нерушимой евро-американской дружбы, оказалось разбито в прах. То же самое касается и отдельных держав Европы, а также их отношений с мировым лидером.

Нарушающие все законы «свободного» рынка антиевропейские таможенные пошлины, многомиллиардные штрафы, последствия миграционной волны, публичная риторика и многое другое — всё это как никогда открыло Европе глаза. Тем более, что при Трампе внешний курс Америки стал руководствоваться единственным принципом — во всех спорных случаях проводить собственные интересы невзирая на интересы других. Проводить не с помощью дипломатии, а посредством давления и грубой силы.

Американский солдат
Американский солдат
U.S. Army

Благодаря столь успешному для России положению вещей годами радеющие за подчиненность США европейские элиты потеряли всякую возможность объяснять, почему их народы и далее должны любить политику Белого дома. Более того, сами либеральные элиты, десятилетиями державшие в руках Европейский союз, оказались в оппозиции к действующему американскому режиму, как, впрочем, и ко всему руководству, занимающему Белый дом.

По этой причине позиции либеральных элит выглядят еще слабее, и пока эта растерянность растет, а надежды на возвращение к руководству в США представителей глубинного государства тают, здоровая оппозиция в ЕС набирает ход.

Именно теперь силы государственников в Европейском союзе получили возможность говорить о том, что ранее им советовала Россия. «При первых сложностях, — говорила Москва, — США перестанут быть для вас союзниками, а всё чаще начнут выступать прямыми противниками, против которых уже сегодня нужно формировать альянс».

Именно об альянсе с Россией консерваторы теперь и заговорили. А ведь еще в 2010 году Владимир Путин лично призывал Европу «обратить внимание на необходимость единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока».

В 2016 году в статье для греческой газеты «Катимерини» президент России и вовсе заявил: «…Убежден, что из событий на Украине следует сделать конкретные выводы — приступить к созданию на обширном пространстве от Атлантики до Тихого океана зоны экономического и гуманитарного сотрудничества. К постройке единого альянса стран, опирающегося на архитектуру равной и неделимой безопасности. А ключевым шагом на этом пути сделать гармонизацию европейского и евразийского интеграционных процессов».

Пока еще не сменившийся до выборов политический класс ЕС лелеет надежду на то, что после Трампа США снова станут «настоящим партнёром». Вот только в этом ожидании прошел не один год, а оппоненты из консервативных партий основательно окрепли. Геополитический вес набрала Россия, заметно окреп союз Пекина и Москвы, а претензии Вашингтона к Европе лишь усилились. Геронтократия элит Евросоюза слишком далеко ушла от имеющейся реальности, заигралась в аппаратные игры и упустила момент.

В итоге администрация Трампа сделала для отрезвления ЕС больше, чем могли все чиновники Еврокомиссии вместе взятые. А для сближения Европы и Москвы даже больше, чем могла бы добиться в одиночку российская дипломатия. То же самое касается и формирования стратегического альянса России и КНР, за что Вашингтону, безусловно, стоит сказать спасибо.