Нынешние политические и военные лидеры должны заранее предвидеть, какие технологии и стратегии им понадобятся в будущем, чтобы приступить к развитию вооружённых сил уже сегодня. Однако прежде чем направить многомиллиардные инвестиции на развитие ВС США, необходимо ответить на ряд важных вопросов, пишет Дуглас Макгрегор в статье для издания The American Conservative.

Вооруженные силы США
Вооруженные силы США
(сс) James N. Mattis

Читайте также: American Conservative: Чтобы избежать войны с Ираном, нужно запугать Трампа

В чём именно будет заключаться миссия? Другими словами, с кем мы будет сражаться? Где и как именно мы будем сражаться? Мы должны найти верные ответы на все эти вопросы, потому что в настоящий момент ответы не столь очевидны. То, что у нас есть, — это стратегия военных расходов, которая нередко не учитывает реальные вызовы, поэтому США сталкиваются с возможностью провала каждый раз, когда возникают реальные угрозы.

Соединённые Штаты — это прежде всего глобальная морская и аэрокосмическая держава, а не глобальная сухопутная держава. Вашингтон нередко преувеличивает угрозы, однако ставят ли США перед собой реалистичную цель, когда размышляют о возможности чуть ли не одновременных сражений с Россией и КНР к 2030 году? Для войны с континентальными державами, такими как Россия, Китай или даже Турция и Иран, нужны крупные и мощные наземные силы. Военные преимущества США на море и в воздухе отходят на второй план, также как это было в период Второй мировой войны, а также боевых действий в Корее и Вьетнаме.

Американские войска
Американские войска
(сс) The U.S. Army

Задолго до того момента, как США приняли участие в сражениях Второй мировой войны в 1942 году, Британская империя и Советский Союз уже сражались в течение нескольких лет и понесли крупные военные потери. Кого в настоящий момент можно причислить к союзникам США? Сколько сил они способных задействовать в условиях боя? Сколько из них просто стремится переложить бремя своей обороны на Вашингтон?

Ответы на вышеприведенные вопросы должны привести структуру вооружённых сил и способ их использования в соответствие со стратегическими, технологическими и финансовыми реалиями. Но в высших эшелонах вооруженных сил — особенно в сухопутных войсках и морской пехоте США — приведение ВС в соответствие с реальностью может пасть жертвой стремления военных США защитить свои подразделения от нежелательных изменений, вызванных появлением новых технологий.

Ранее бывший заместитель министра обороны США Роберт Уорк заявил, что будущие десантные операции могут столкнуться с одной серьёзной проблемой. «Группа морской пехоты никогда не станет проводить прибрежный манёвр до тех пор, пока боевая сеть противника, способная обеспечить плотный огонь из управляемого оружия, не будет подавлена… До настоящего момента мы всего лишь утверждали, что мы должны сохранить свои возможности для проведения прибрежных манёвров. Но может возникнуть справедливый вопрос, сколько именно плавающих десантных транспортёров нам потребуется в будущем?» — заявил Уорк.

Другими словами, медлительные и практически беззащитные плавающие десантные транспортёры не смогут действовать против Китая до тех пор, пока ВВС США и американские военные корабли не уничтожат воздушные и морские силы Китая в Тихом океане. Это просто не реально. Появление технологий постоянного наблюдения, противовоздушной обороны и высокоточного оружия превратило плавающие десантные транспортёры в пережиток прошлого. В рамках стратегии военных расходов военные всё же надеются, что им удастся восстановить действительность существующих подразделений и доказать их эффективность. В результате каждый начальник штаба армии утверждает, что фундаментальные организационные изменения, предполагающие освоение новых технологий или сокращение численности личного состава для повышения боеспособности подразделений, просто невозможны. В этом вся суть подхода Вашингтона к модернизации своих вооружённых сил.

Морские пехотинцы США
Морские пехотинцы США
U.S. Marine Corps photo by Sgt. Xzavior T. McNeal

Министр армии США Марк Эспер вновь и вновь повторяет свой тезис о необходимости многочисленной армии. «Я не могу сказать, какой именно будет численность армии… я знаю, что численность регулярных войск должна быть выше 500 тыс. человек», — заявил Эспер.

Когда речь идёт о необходимости создания многочисленных войск, часто забывают об уровне их эффективности. Английский военный историк и теоретик Бэзил Генри Лиддел Гарт в 1950-х годах напомнил британским политикам, которые стремились создать очень многочисленную армию, что к 1940 году большая часть французских военнослужащих прошла длительную военную подготовку, однако они оказались бессильны перед небольшой горсткой современных немецких войск.

Поддержание военных формирований для отражения нападения является стратегически необходимым. Однако поддержание в боевой готовности многочисленные, анахроничные сухопутные силы может оказаться непосильной и опасной задачей, учитывая объём государственного и корпоративного долга США. Военный бюджет США значительно превышает военный бюджет России. Тем не менее российское государство научилось извлекать больше возможностей из меньших ресурсов. Всё потому, что президент России Владимир Путин отправил в отставку большинство высокопоставленных военных в течение своего первого срока. Затем Путин приказал реорганизовать российскую армию в менее многочисленную, но более смертоносную структуру.

Читайте также: Syndication Bureau: Каковы истинные цели энергетической политики США?

Военный бюджет
Военный бюджет
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Что касается США, то ненасытный аппетит американской военной бюрократии к финансированию вынуждает её проводить военные миссии для оправдания существования своих подразделений, поэтому военные США часто поддерживают участие американских солдат в небольших региональных конфликтах, которые не имеют особой стратегической значимости для американского народа.

Президент США Дональд Трамп должен отправить в отставку своих генералов и отказаться от разрушительной стратегии военных расходов, в сохранении которой заинтересован Конгресс, американские оборонные предприятия и четырёхзвёздные генералы. Если президент не предпримет никаких действий, в будущем США могут повторить свой провал в Ираке и Афганистане, только очередной провал, возможно, будет связан с более серьёзными стратегическими последствиями.