Помните каноническую фразу «Революция, о которой так долго говорили большевики — свершилась!»? Она невольно вспоминается при чтении последней новости: в Эстонии стали требовать от России «вернуть часть территории республики». Лидер Консервативной народной партии Эстонии и министр внутренних дел Март Хельме потребовал, в частности, российский Ивангород с окрестностями (но желательно без населения) и в придачу Печорский район Псковской области. Дескать, Россия силой и незаконно удерживает, в его терминологии «оккупирует», часть эстонской территории.

Эстония
Эстония
Иван Шилов © ИА REGNUM

Что-то от этих требований и терминов веет знакомым с дальневосточных берегов…

Предлагаю освежить в памяти, о чём ещё недавно предупреждали те, кого в нашей лихой на ярлыки прессе поспешили иронично назвать паникёрами, предвещавшими появление именно таких требований к России как результат начала переговоров с Японией, подразумевавших передачу островов южной части Курильской гряды? Правда, в первую очередь многим из этих «паникёров» приходил в голову вариант по Калининградской области в пользу Германии (и немножко Литвы), кто-то вспомнил и про замашки Латвии на Пыталовский район Псковской области, несмотря на то, что президент Путин ещё на ранней стадии своего президентства (в 2005 г.) пообещал Риге «от мёртвого осла уши им, а не Пыталовский район». Кто-то с настороженностью призывал наблюдать за китайскими устремлениями, в первую очередь в Приамурье, после нашей уступки по двум островам на Амуре. И вот теперь ещё и Эстония проснулась и встала в очередь на раздачу российских земель. Пример Японии предсказуемо стал заразителен, аппетиты начали пробуждаться. Так что «паникёры» оказались прозорливее благодушных мудрецов.

Сама история вопроса проста и не достойна углублённого раскапывания: по Тартускому мирному договору 1920 г. эти исконные земли Российской империи отошли Эстонии, но договор утратил свою силу с 6 августа 1940 г., то есть с момента вхождения Эстонии в СССР. А в 1944 г. административная граница была проведена таким образом, что Ивангород и Печорский район вошли в состав РСФСР. И вот теперь по буйной фантазии новоявленных эстонских закройщиков исторических границ пришло время «сшить костюмчик» по их фигуре. МИД России дал хотя и ясный, но даже слишком выдержанный ответ на эту наглость. Казалось бы, тему можно считать исчерпанной, отмахнуться от жужжания из Таллина и идти дальше, но всё же возникают некоторые вопросы и аналогии к этой поступившей не из пивной, а из эстонского парламента «информации к размышлению».

Март Хельме
Март Хельме
Külli Tammes

Первое: зачем это нужно Эстонии? Там бредят вслух? Так вроде бы весеннее обострение должно было уже пройти, а клинические проявления тем не менее налицо. По сравнению с Японией, к которой президент России испытывает какую-то магическую тягу со времён занятия дзюдо, Эстония — просто мышка под метлой, хотя ей там явно не сидится. Но, с другой стороны, раз Японии позволительно замахиваться на итоги Второй мировой войны, то почему то же самое нельзя Эстонии? Ну и что с того, что негативный результат заранее предсказуем, зато прозвучать можно на весь мир, причём именно в ставшем популярным и даже дежурным антироссийском ключе. Как тут не посочувствовать маленькой Эстонии, с которой циничный и грубый Советский Союз в 1940 году «не так» провёл границу? Самое время, т. е. в разгар нынешнего русофобского шабаша, поразмахивать этим эпизодом, в истинной сути которого никто не захочет разбираться и априори станет сочувствовать «ограбленной» Эстонии. Личные политические мотивы М. Хельме тоже, безусловно, фактор. Всё, что он усвоил за время пребывания прежде послом Эстонии в России, это: «Мы должны видеть вещи такими, какие они есть в реальности: Россию своим исконным врагом, критическую массу здешних русских пятой колонной Москвы, а мультикультурных либералов — ослабляющими и разрушающими тело нации. Мы должны быть постоянно готовы постоять за себя. Потому что это зачитывается». Кем из «старших товарищей» ставится в зачёт, и без того понятно. Но есть и дополнительное предположение этой философии: подписанный в 2014 г. министрами иностранных дел России и Эстонии новый договор о границе, где подчёркивается, что стороны не имеют территориальных претензий друг к другу, эстонских правых не устраивает. Он как бы выдёргивает ковёр из-под их ног. А поскольку С. Лавров справедливо разъяснил, что для ратификации Россией пограничного договора требуются неконфронтационные отношения двух государств, то такие отношения совсем не укладываются в политическую логику тамошних реваншистов. Если отношения худо-бедно нормализуются, как же тогда требовать российские территории ?! Так что лучше без договора, но зато с возможностями и поводами для нагнетания страстей.

Насчёт враждебности России ничего нового М. Хельме по сравнению со своими единомышленниками в сопредельных странах Балтии не внёс. Но кто навёл его на взбалтывание территориальной темы? Да мы же сами и навели, начав странный и по сути не нужный нам процесс территориальных переговоров с Токио под предлогом устранения обнаруженной спустя 73 года после победы над Японией «аномалии» — отсутствия формальной бумаги в виде мирного договора.

Второй вопрос: случайно ли, что эти бредовые требования эстонской политической верхушки появились вскоре после неожиданного и благожелательного приёма в Кремле В. Путиным президента Эстонии К. Кальюлайд, которая вообще наведалась в Москву по частному, прогулочному поводу — посмотреть на итог реконструкции здания эстонского посольства? Ну и, между нами говоря, окунуться в бурную и разнообразную жизнь одной из ведущих культурных столиц мира (К. Кальюлайд хорошо владеет русским языком). Неловко, неучтиво не принять по полной программе и на равных президента соседней страны, даже если она приезжает вообще без какой-либо позитивной повестки дня? А почему мы должны, как швейцар в ресторане, сразу бежать открывать двери тем, кто перед ними мимоходом оказался ?! Причём ладно бы друзьям, а то стране, которая притесняет русскоязычное население, ностальгирует по нацистским временам, ставит памятники своим «героям» — пособникам фашистов и снимает памятники советским воинам — борцам с гитлеризмом. Казалось бы, после нашего жеста доброй воли в виде спокойного и доброжелательного разговора на высшем уровне в Москве, Таллин мог бы прикинуть, как выровнять отношения с Россией, как за их счёт поправить дела в своей удручающей экономике, но выходит с точностью наоборот. К нам будут ездить, стучаться в двери Кремля, показывая свою значимость, а мы их будем открывать. А по возвращении наши гости станут если не устраивать, то поощрять новый раунд антироссийской истерии, для чего территориальные претензии — вполне подходящий объединяющий нацию повод. Заметьте, наша недавняя гостья — президент Эстонии — никак не возразила М. Хельме, не осадила этот громкоговоритель одной из парламентских партий. То есть, говоря открытым текстом, как минимум не возражает против таких «наездов». Её публичное отношение к определению границ своего государства, выразилось в довольно неуклюжем пояснении, что «эта тема — для правительства, а не для верховной власти». И дала понять, что позиция М. Хельме её вполне устраивает, поскольку «ратификация пограничного договора не входит в повестку дня нового парламента» и вносить её она не собирается. То есть для верховной власти Эстонии и так сойдёт. Мы тоже переживём, как и жили до сих пор. Мы-то знаем, где проходит граница, там она и останется, мы в состоянии об этом позаботиться.

Мария Захарова
Мария Захарова
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Представитель МИД РФ М. Захарова резко обозначила отношение к эстонским притязаниям: «Для нас эта тема закрыта навсегда». Сказала, как отрезала. Эту фразу надо золотыми буквами выбить для прочтения всем, кому неймётся поживиться за российский счёт. Но не всем эту фразу говорят. На наших дальневосточных рубежах происходит иной расклад и витает иная энергетика, лишённая справедливой категоричности. Эксперты по азиатскому Востоку знают, что любые компромиссы, а тем более односторонние жесты в порядке доброй воли, те же японцы рассматривают как слабость оппонента, они дают их психике и фантазии почву для эскалации новых требований. Но получается, что это свойство не уникально лишь для наших соседей на Дальнем Востоке, оно перекочевало и на европейские границы с нашей страной, где наблюдают за процессами на других наших рубежах и за переговорами вокруг них. И любые неясности в позиции России или хуже того, колебания и послабления, сразу «наматываются на ус».

Но почему-то для Японии наша власть делает щедрое изъятие из чёткой, недвусмысленной позиции, как в случае с Эстонией, и с упорством, достойным иного применения, не только продолжает весьма спорные по содержанию переговоры по Курильским островам, но даже придаёт им ускорение. Поистине: все партнёры равноправны, но есть такие, которые более равноправны, чем все остальные. А это — стимул для других попытаться подпрыгнуть до планки «избранных богом» и тормошить Россию с расчётом на успех или без оного. Но нам-то нельзя терять фокусировку и не замечать причинно-следственную связь подобных притязаний. Как гласит народная мудрость: «Без ветра и листья не колышутся».