Есть старая присказка, что ключи от мира находятся на Балканах. Присказка, действительно, старая — ведь с тех пор зоны первостепенного влияния не только сместились, но и расширились. Однако Балканы — в силу и географического, и историософского, и идеологического факторов — по-прежнему остаются приоритетной территорией, которую необходимо контролировать, дабы управлять и без того расшатанным миром. В свою очередь на самом полуострове точка сборки, одновременно являющаяся и точкой разборки (в зависимости от различных влияний), заключена в Косово.

Косово
Косово
Иван Шилов © ИА REGNUM

Косовский прецедент — больше, нежели этнический конфликт или борьба за территорию. По сути, он стал не только зоной столкновения ведущих стран (таковым остаётся и до сих пор), но и рычагом, поднявшим тектонические плиты и международного права, и большой геополитики. И в данном контексте любопытен недавно опубликованный аналитический доклад экспертов проекта «Балканист.ру», дающий понимание происходящего в регионе сейчас и рассматривающий варианты его будущего.

Итак, сейчас мы наблюдаем, что ситуация в Косово заходит не просто в тупик, а в опасную — критическую — плоскость. Да, на данный момент Приштина находится под контролем косоваров, а те, в свою очередь, управляются Западом (пусть меж ними периодически и возникают расхождения; ключевое — в вопросе принуждения косоваров отменить введенные в конце 2018 года стопроцентные пошлины на товары, ввозимые в Косово из Сербии и Боснии и Герцеговины). Однако и Белград от своих претензий на Косово не отказывается. И дело не только в том, что на северных территориях региона проживают, по разным оценкам, от 50 до 100 тысяч сербов, но и в том, что отказ от решения данного вопроса для Сербии подобен разрыву бомбы, подложенной под национальную идентичность. Косово — фактор, который должна учитывать любая сербская власть, и неслучайно оппозиция нынешнему правительству использует его как провоцирующее и возбуждающее средство в борьбе против действующего президента Александра Вучича.

Александр Вучич
Александр Вучич
Kremlin.ru

Меж тем последняя встреча европейских и балканских лидеров, состоявшаяся в Берлине, демонстрирует, что переговоры по Косово не продвигаются дальше взаимных претензий, за которыми стоят амбиции различных игроков. И если косовары и Албания уповают на США, то Сербия, вполне возможно, традиционно может обратиться за помощью к России. Казалось бы, простая, устоявшаяся схема, однако она имеет массу подводных рифов и способна к самым неожиданным конфигурациям (вплоть до насыщения региона боевиками ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) с дальнейшей эскалацией конфликта).

На данный момент фактически есть три основных сценария развития косовского вопроса. Первый — непризнание региона и, как следствие, сохранение статус-кво. Второй — разграничение Косово с соответствующим обменом территориями. И, наконец, вариант третий — вынужденное признание Косово посредством вооружённого конфликта. В последнем случае последствия могут оказаться чудовищными и критическими не только для Балкан и Европы, но и для всего мира.

При этом надо отметить, что косовский вопрос был выведен из юрисдикции Совета Безопасности ООН и передан под контроль Евросоюза, что рождает дополнительные проблемы. Меж тем и Россия, и Китай, активно присутствующие в регионе, неизменно апеллируют к принципам Резолюции 1244 СБ ООН. А вот расхождения между западными акторами здесь очевидны.

В частности, Германия, установившая своеобразный патронат над Балканами, безусловно, пытается разрешить ситуацию без участия Вашингтона. Это вопрос не только репутационный, но и стратегический. Причём не столько для всей страны, сколько для нынешней правящей партии (ХДС-ХСС) и лично Ангелы Меркель. Берлин ни в коем разе не приемлет разграничения Косово, так как полагает — или заявляет, — что подобный сценарий приведёт к территориальным пертурбациям и рокировкам на всём континенте. Надо учесть и то, как сегодня Евросоюз решает свои внутренние проблемы, ограждаясь от новых участников и не выказывая желания расширяться. Таким образом, многие балканские страны остаются за бортом ЕС один на один со своими проблемами, а следовательно, они будут вынуждены искать (или точнее — продолжать искать) новых патронов.

Ангела Меркель
Ангела Меркель
(сс) European People's Party

В свою очередь Вашингтон так и не выработал единой позиции относительно Косово. Как и в других вопросах, тут есть серьёзные противоречия между нынешней администрацией Дональда Трампа и демократическим лагерем, Государственным департаментом и ЦРУ. При этом присутствует и извечное желание усидеть на двух стульях: с одной стороны, не испортить отношений с Албанией, а с другой — улучшить их с Сербией. ЦРУ, безусловно, устраивает нынешнее положение дел без каких-либо уступок Белграду. Ведь они, эти уступки, означают потерю и репутации, и контроля над «теневыми коридорами». Госдеп же, в свою очередь, по всей видимости, готов не только вести диалог, но и договариваться на новых условиях с Белградом. И на данных противоречиях и, как следствие, возможностях могла бы (и должна) играть Москва.

Так или иначе, но очевидно, что статус-кво, установленный в 2008 году, изжил себя. ЕС с задачей поддержания контроля в регионе и преодоления растущих разногласий не справляется. Он в принципе ищет свои новые формы — и Косово в данных трансформациях уже не способно играть приоритетную роль. Меж тем Тирана, несомненно, не остановится на достигнутом положении. И речь тут не только об ассимиляции косовских сербов, но и гарантированных будущих провокациях по отношению к Белграду (кроме прочего, находящемуся под давлением Брюсселя по вопросу окончательной европейской переориентации). Даже если не будет запущен механизм становления «Великой Албании», то в любом случае на сегодня албанцы чувствуют себя увереннее, а значит, постараются воспользоваться сложившимся положением «по праву сильного», додавливая сербов. Те, в свою очередь, как уже говорилось, не смогут поступиться национальными интересами.

Таким образом, приоритетным видится разграничение Косово между Сербией и Албанией. Однако данному развитию событий мешает то, что он, скорее, невыгоден международным контролирующим организациям, а так же ряду крупных политических игроков. Напомню, идея разграничения Косово была запущена сербским политиком Оливером Ивановичем, однако несколько потускнела и подвинулась после его убийства. Но на данный момент именно она, несмотря на упомянутое противоборство международных акторов, видится наиболее конструктивной.

И ключевую роль здесь должны сыграть прямые договорённости между албанцами и сербами. Только они, по большей части, и способны решить свой вопрос, несмотря на все, казалось бы, монолитные и неподвижные противоречия. Более того, летом прошлого года президент Косово Хашим Тачи и сербский президент Александр Вучич уже обсуждали вполне конкретные территориальные разграничения. Но продвижению переговоров помешали протестные движения в Белграде. Сейчас они пошли на спад — и это даёт основания для нового диалога между Вучичем и Тачи, которые, так или иначе, не смогут пройти без участия России.

Хашим Тачи
Хашим Тачи

Да, тут есть ряд сомнительных и даже негативных факторов. Во-первых, обмен территориями, по Хашиму Тачи, очевидно не равноценен. Во-вторых, после него и после соответствующей реакции Брюсселя возможна идея реанимации «Великой Албании», включившей бы в себя и собственно Албанию, и большую часть Косово, и даже части Греции, Македонии и Черногории.

Однако позитивных сторон в случае, если косовары и сербы договорятся, определённо больше. Это и новые возможности для России в контексте сотрудничества в энергетической, нефтяной и других сферах (не станем забывать и о проведении экспортной нитки газопровода «Турецкий поток»). И возвращение косовских сербов в родную среду. И, наконец, главное — разграничение территорий только и способно стабилизировать ситуацию в Косово.

Албанцам и сербам необходимо договариваться под контролем стран-патронов и международных институтов. При этом одни должны отказаться от идеи «Великой Албании», а другие стабилизировать политическую ситуацию внутри страны, разобравшись с протестами. После этого можно будет двигаться вперёд, вступая в назревшие переговоры. Другого варианта для разрешения косовского вопроса на сегодня нет. И, собственно, его успех (или неуспех) обеспечит не только стабильность в регионе и за пределами Балкан, но и, по сути, станет лакмусом договороспособности мира, донельзя расшатанного, в том числе и ситуацией в Косово.