Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Несмотря на непрекращающуюся воинственную риторику с обеих сторон, многие эксперты не уверены в том, что между США и Ираном все же разразится война. Хотя в условиях жесткого прессинга со стороны мирового гегемона иранскому режиму и приходится отбиваться — известно, что Тегеран официально прекратил выполнение отдельных пунктов Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе, о чем иранская сторона предупредила послов Великобритании, Франции, Германии, Китая и России еще 8 мая.

Экспертное сообщество предрекает серьезную эскалацию в случае продолжения военно-политического давления США на Иран. Американский лидер Дональд Трамп уже обещал «большие проблемы» Тегерану в случае «совершения необдуманных поступков». Однако в то же время он назвал «сфабрикованным» сообщение The New York Times о планах Пентагона (причем не без участия помощника президента США по национальной безопасности Джона Болтона) отправить на Ближний Восток до 120 тысяч военнослужащих, если Иран атакует американских военных или ускорит работы над ядерным оружием. Трамп заверил, что если бы это было правдой, то он бы послал гораздо больше военных. Директор Центра национальных интересов (ранее Никсоновский центр) в Вашингтоне Пол Сандерс в беседе с бакинским порталом Axar.az отнесся более чем серьезно к сообщению, отметив, что «пересмотр и обновление США своих чрезвычайных планов не были неожиданными на фоне американо-иранской напряженности». По его словам, министерство обороны США обязано планировать многие непредвиденные обстоятельства. Поскольку Иран является важной региональной державой, обладающей значительным военным потенциалом, чиновники из оборонного ведомства должны учитывать это при планировании. «Естественно, это также сигнал лидерам в Тегеране, что американские военные готовятся ответить, если Иран спровоцирует Соединенные Штаты», — отметил он.

Американские солдаты
Американские солдаты
(сс) The U.S. Army

Интриги в ситуацию добавила и отмена государственным секретарём США Майком Помпео визита в Москву, куда он изначально хотел заглянуть перед поездкой в Сочи на встречу с Владимиром Путиным, и его визит в Брюссель для обсуждения с представителями Британии, Франции и Германии иранского вопроса. Да и с главой МИД России Сергеем Лавровым в ходе переговоров в Сочи госсекретарь затронул ситуацию вокруг Ирана. Российский министр заявил, что Москва будет способствовать тому, чтобы ситуация не свалилась в военный сценарий… «Я почувствовал, что у американской стороны настрой тоже на поиск политического решения», — сказал Лавров по завершении встречи. Но если учесть, что на прошлой неделе США направили на свои базы в странах Персидского залива дополнительные корабли и самолеты, то сомнений в планах Вашингтона по усилению давления на Тегеран не остается. Сам Иран обещает продолжить сопротивление американцам, но выражает уверенность, что войны не будет. «Категорическим выбором иранской нации является сопротивление США, и в этом противоборстве США вынуждены будут отступить. Противостояние — не военное, оснований для войны нет», — заверил религиозный лидер Ирана аятолла Хаменеи.

Не может не беспокоить ситуация вокруг Ирана и соседний Азербайджан, однако экспертное сообщество в Баку предполагает, что военного столкновения с США не будет. Известный бакинский политолог Тофик Аббасов считает, что военный конфликт нежелателен для обеих сторон, особенно после того, как Трамп разуверился в политике своей администрации в Венесуэле, он не желает горячих столкновений. «120-тысячный контингент в знойном регионе — это всего лишь демонстрация мускулов, которая, впрочем, на иранцев не окажет никакого впечатления. Войны не будет. США знают, насколько Иран является неудобным соперником. Кстати, американцы, при всех их санкционных напорах, в информационной войне проигрывают, потому что против них играет их же политика на Ближнем Востоке и Афганистане. Они никак не могут определиться с выработкой четких линий позиционирования. То говорят о своем уходе, то оставляют за собой выгодные пространства региона, например, в Сирии, Ираке и Афганистане. Цельной программы относительно дальнейших действий у них нет», — пояснил эксперт.

По его словам, ставка на ужесточение парадигмы противостояния с Тегераном во многом подогревается Болтоном, который отображает интересы еврейского лобби и оружейной мафии. Отсюда и расходятся дискурсы антагонизма. Американский истеблишмент также не настроен на начало военной кампании, потому что за последние пять лет закрытые прогнозные службы Пентагона и ЦРУ настоятельно рекомендовали Белому дому не рассматривать военный сценарий против Ирана. Война может принести обратно пропорциональный результат американцам. Поэтому они всеми силами пытались втянуть в авантюру саудитов, ОАЭ, Бахрейн со своим планом арабского НАТО. Египет сразу же умыл руки, Иордания тоже не стала активничать на этом поприще, понимая, что Вашингтон, идя на поводу Тель-Авива, пытается развязать большую войну и втянуть в нее тех, кого не жалко.

Василий Фомичев. Сильная отдача
Василий Фомичев. Сильная отдача

Другой бакинский эксперт, руководитель клуба политологов «Южный Кавказ» Ильгар Велизаде признал, что элементы политической напряженности между США и Ираном сегодня уже прослеживаются, США направляют авианосцы в Персидский залив, Иран грозится перекрыть Ормузский пролив, определенные приготовления ведутся и в других регионах, которые могут так или иначе повлиять на политическую ситуацию вокруг Ирана. «Это значительно усложняет ситуацию в нашем регионе, Иран является соседом Азербайджана, а также России, Казахстана, Туркменистана в районе Каспийского бассейна. Речь идет о политической дестабилизации достаточно большого региона, и в этом смысле, конечно, страны региона предпринимают усилия для того, чтобы снизить военно-политические и экономические риски, исходящие из этой ситуации. В частности, несмотря на давление, оказываемое на Тегеран, Россия, Иран и Азербайджан договорились провести в августе в Москве трехстороннюю встречу на высшем уровне, чтобы обсудить перспективы развития проекта «Север — Юг», который проходит по территории трех государств. Но интересантами этого проекта также являются Индия, ряд государств Южной Азии и Северной Европы, от реализации его зависят экономические процессы в большом географическом пространстве», — сказал он.

Однако, заметил Велизаде, страны Европейского союза, Китай, Россия демонстрируют желание сохранить сделку с Ираном. С учетом этого фактора есть надежда, что ситуация с иранской ядерной программой войдет в конструктивное русло и не повлияет на политические процессы в регионе и в мире в целом. Хотя ужесточение санкций, по его мнению, вернее, полномасштабная имплементация санкций США в отношении Ирана, приводит к значительному напряжению международной и региональной обстановки, что, несомненно, отразится не только на политической, но и на экономической ситуации в регионе. «В то же время можно говорить о процессах, которые могут повлечь за собой реструктуризацию рынка энергоносителей под влиянием усилий стран, которые фактически являются импортерами иранской нефти, т. е. переориентировку их на другие источники», — замечает политолог.

В структуре экспорта иранской нефти 35% приходится на Китай, 33% — на Индию, 20% — на страны Евросоюза, 7% — на Турцию, 5% — на Японию. Если принять во внимание, что основными партнерами США, на которых распространяется ужесточение санкций, являются Япония, Южная Корея, уже отказавшиеся от иранской нефти, страны ЕС, то речь идет о 30% экспорта иранской нефти. В то же время ожидается определенная переориентация этих стран на другие источники, и, естественно, сам этот процесс может повлечь за собой определенные последствия для мировой экономики. Иран не будет оставаться сторонним наблюдателем в ходе этих процессов, он будет предпринимать активные действия для того, чтобы не утратить своих позиций на международных рынках энергоносителей. «Иранская сторона уже заявила, что собирается использовать возможности «серого рынка», но «серого рынка» как такового нет, есть рынок черной нефти, сегодня речь идет об использовании возможностей теневого рынка нефти, естественно, Иран, скорее всего, будет продавать свою нефть по демпинговым ценам, что может дестабилизировать рынок нефти и повлиять на цены», — прогнозирует Велизаде.

Иранская нефть
Иранская нефть
Иван Шилов © ИА REGNUM

Военный эксперт Узеир Джафаров сравнил политику Трампа в отношении Ирана с его северокорейской тактикой. «В его политике проглядывается такая тактика: сначала оказывается давление, затем делаются предложения. Точно так же в случае с КНДР: предложения были сделаны после того, как ситуация стала критической, страны оказались на грани войны. Позже США объявили Северную Корею своим близким другом. Будет неудивительно, если подобное произойдет и с Ираном. Целью Трампа может быть оказание давления с целью получить какие-то дивиденды», — сказал Джафаров. Что же, в целом все эксперты сходятся во мнении, что горячей фазы противостояния между США и Ираном, которую, несмотря на достигнутое в 2015 году ценою больших усилий стран «шестерки» (США, Франция, Великобритания, Германия, Китай и Россия) соглашение по иранской ядерной программе, вновь пытается поджечь американский президент, не будет. Поживем — увидим…