В пресс-службе правительства РФ опровергли наличие родственных связей между супругой премьера Светланой Медведевой и руководителями холдинга «Мираторг» братьями Виктором и Александром Линниками.

Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Шквал публикаций, в которых усматривали связь девичьей фамилией жены Дмитрия Медведева — Линник с бизнесменами, возник не случайно. Рано или поздно народное возмущение должно было случиться. Но, очевидно, братья Линники, будучи уверенными в себе, как в эффективных менеджерах, забыли или не знали, что капитализм подразумевает здоровую конкуренцию в деле, а монополия уже была — в СССР, но государственной, которая несла, в первую очередь, социальную ответственность — перед народом. И, кстати, конкуренция тогда тоже присутствовала — все помнят лозунги соцсоревнований в рамках предприятий «Догнать и перегнать». Теперешняя — частная монополия — только навязывает свои личные интересы — в пользу своего безответственного перед народом кармана. И если сложно непосвященному народу установить семейную связь, как говорится, свечку не держали, то трудно было не заметить, как на фоне терпящих то тут, то там фиаско предприятий, «Мираторгу» всегда фартило. Как будто само законодательство, как Бог, всегда и вовремя поспевало на помощь братьям Линникам.

Любимец Правительства РФ

«Мираторг», как заявляет компания, — крупнейший инвестор в аграрном секторе. И крупнейший в АПК получатель государственной помощи.

«В этом не было бы ничего плохого, если бы и все остальные имели такой же доступ к этой помощи», — рассуждает директор Центра агропродовольственной политики РАНХиГС Наталья Шагайда в интервью российского подразделения американского издания Forbes. В центре пытались подсчитать размер помощи, получаемой 13 холдингами — владельцами крупнейших земельных банков. В Министерстве сельского хозяйства «холдинги не видят», говорит Шагайда. Субсидии выдаются отдельным предприятиям. Поэтому ученые выясняли структуру холдингов, а затем определяли, сколько пришлось на каждую дочернюю компанию и суммарно на каждый холдинг. Результаты подсчетов директор центра разглашать отказалась. Но они показали, что «у «Мираторга» объем субсидий был значительно больше, чем у других. За последние три года — десятки миллиардов рублей».

Светлана Шаповалова © ИА REGNUM

Советник сельскохозяйственного товарищества «Пересвет» Александр Субботин, который в начале 1990-х годов был первым заместителем губернатора Брянской области, пояснил изданию, что всего существует около 20 программ государственной поддержки и значительная часть средств приходится на «Мираторг».

«Иногда создается впечатление, что не просто на «Мираторг», — смеется он, — а они вводятся по предложению «Мираторга». По мнению Субботина, из ежегодно поступающих в область по разным программам примерно 10−10,5 млрд рублей господдержки около 9 млрд рублей уходит «Мираторгу» по программам мясного животноводства, поддержки на гектар пашни, на льготные проценты по кредитам и др.

«А ведь пастбища, однажды введенные в эксплуатацию, не нуждаются, в отличие, например, от зерновых, в каком-то особом уходе. Так почему им эти дотации идут?» — недоумевает он.

Национализировать тех, кто так и не вернул капитал в Россию

Достигнув, видимо, апогея в собственном величии, «Мираторг» решил переключиться с конкурентов, которых уже сложно назвать оными, на простых смертных, предпочитающих при случае привозить из зарубежных поездок лично для себя кусочки импортного мяса или немного молочных продуктов, считающих их вкусными и по сравнению с российскими «аналогами» дешевле. Национальная мясная ассоциация, членом которой является «Мираторг», предложила запретить частным лицам ввозить в Россию из-за рубежа мясные и молочные продукты для личного пользования. Несомненно, частные лица негативно отнеслись к такой инициативе. Столкнувшись с критикой, Виктор Линник поспешил обратиться с призывом — больше думать о своей стране и её развитии, а не о хамоне и пармезане и назвал критиков «балаболами». У медали всегда есть две стороны и почему бы «Мираторгу» тоже не подумать о стране, в которой он работает, в которой он получал преференции, заявляя о благих намерениях — не зависеть от импорта и поднимать с колен мясную отрасль в стране? Почему при благожелательном отношении государства «Мираторг» предпочитает вскормившей его стране — офшоры? Еще в 2002 году, и позже, президент РФ Владимир Путин призывал российский бизнес задуматься о возвращении размещенных за рубежом средств в Россию. При этом глава государства отмечал, что правительство должно создавать все условия для инвестиций и не спрашивать, откуда взялись эти средства. А воз ныне там. Каково отношение к российским деньгам в офшорных зонах, всем известно, и какими могут быть последствия, мы тоже все видели на примере «Русала». Так зачем же ждать негативных последствий от действий неблагодарного бизнеса, который может нанести ущерб российской экономике? Почему бы государству, наконец, не взять всё в свои руки и национализировать монополии, особенно активно пользующихся государственной поддержкой, при этом предпочитающих прятаться в офшорной тени.