В своем первом обращении к народу Японии новый «небесный правитель» (в европейском упрощенном понимании — император) — Тэннохэйка — Нарухито поклялся строго соблюдать конституцию в качестве символа единства народа. «Я осознаю возложенную на меня ответственность, — заявил микадо. — Клянусь в соответствии с конституцией неукоснительно выполнить свои конституционные обязанности в качестве символа государства и единства народа. Я буду стремиться к дальнейшему процветанию народа и миру во всем мире».

Япония
Япония
Император Японии Нарухито
Император Японии Нарухито
Allan LEONARD

Символично, что это заявление сделано накануне отмечающегося в Японии 3 мая Дня Конституции, принятой в 1947 году. Однако слова нового монарха о конституции страны приобретают особое звучание в связи с настойчивыми предложениями японских правонационалистических сил во главе с нынешним премьер-министром Японии Синдзо Абэ убрать из Основного закона государства торжественный отказ от обладания вооруженными силами и права ведения войн как способа разрешения международных споров.

Статья 9-я действующей Конституции Японии гласит:

«Искренне стремясь к международному миру, основанному на справедливости и порядке, японский народ на вечные времена отказывается от войны как суверенного права нации, а также от угрозы или применения вооружённой силы как средства разрешения международных споров.

Для достижения цели, указанной в предыдущем абзаце, никогда впредь не будут создаваться сухопутные, морские и военно-воздушные силы, равно как и другие средства войны. Право на ведение государством войны не признаётся».

Не приходится говорить, что на сегодняшний день усилиями правящей Либерально-демократической партии Японии и поддерживающими ее правонационалистическими силами практически все эти конституционные положения выхолощены. Ибо в стране воссозданы все виды и рода вооруженных сил. Сухопутные войска, авиация и флот оснащаются современнейшим вооружением, в том числе ракетным. Пользуясь большинством правящей коалиции в парламенте, нынешний кабинет Абэ протащил законопроект, устраняющий последнее ограничение конституции о праве ведения войн. Принятый 14 мая 2015 г. вопреки протестам демократических антивоенных сил страны закон позволил Японии применить военную силу, если страна, имеющая тесные связи с Токио (читай США, — А. К.), подвергнется нападению. Если убрать камуфлирующие суть формулировки об обороне, смысл закона в том, что вооруженным силам Японии разрешено участвовать совместно с армией, авиацией и флотом США в военных операциях в любом районе мира.

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ
Премьер-министр Японии Синдзо Абэ
Kremlin.ru

Как известно, главными целями своей политической программы премьер Абэ открыто провозгласил «возвращение северных территорий», то есть российских Курильских островов, и пересмотр конституции. По его словам, это-де позволит завершить послевоенный период и превратить Японию в «нормальную страну». И это при том, что уже сейчас японские вооруженные силы — седьмые в списке сильнейших армий мира. По оценкам, боеспособная часть армии насчитывает 247 тысяч военнослужащих. При такой численности вооруженных сил у страны просто огромный оборонный бюджет — 49 миллиардов долларов США.

Однако японским правым все мало. В стране уже открыто поговаривают под пропагандистским прикрытием заклинаний о «северокорейской угрозе» о ракетно-ядерном вооружении пока прикрывающихся под эвфемизмом «сил самообороны» японских вооруженных сил.

Солдаты японских сил самообороны
Солдаты японских сил самообороны

Известно и о замыслах правых использовать авторитет и почитание народом «небесного правителя» для «сплочения нации» в противостоянии врагам, которые якобы «спят и видят», как захватить «беззащитную миролюбивую Японию». Среди лозунгов правонационалистических организаций, одну из которых, «Ниппон кайги» («Японский конгресс»), возглавляет сам премьер Абэ, возвращение императору довоенных прерогатив верховного правителя, превращение его в послушное орудие осуществления реакционных замыслов японских ультра.

Насколько новый император сможет и захочет противостоять подобным замыслам, покажет время. Но то, что он особо заявил в своем первом обращении к нации о верности действующей конституции, вселяет надежду, что объявленный девиз «императорской эпохи» его правления «Рэйва» (в условном переводе ТАСС — «порядок и гармония»), все же не станет периодом быстрого превращения страны вновь в агрессивную военную державу. Хотя изобиловавшая кровавыми агрессиями Японии «эпоха Сёва» его деда Хирохито тоже называлась красиво и гуманистически — «просвещенный мир»…