В Анкаре ожидали, что президент США Дональд Трамп пригласит своего турецкого коллегу Реджепа Тайипа Эрдогана в Вашингтон обсудить существующие проблемы в двухсторонних отношениях в целом и в отношении закупок турками российской зенитной ракетной системы С-400 в частности. Тем более что ранее глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу после своего визита в американскую столицу для участия в юбилейном саммите стран НАТО выступил с таким заявлением: «Трамп сам признал, что США допустили ошибку, отказавшись продавать комплексы Patriot в Турцию, и пообещал Эрдогану, что он займется этим вопросом, давая понять, что Анкара всё еще может получить истребители F-35».

Дональд Трамп и Реджеп Тайип Эрдоган
Дональд Трамп и Реджеп Тайип Эрдоган
Иван Шилов © ИА REGNUM

Эрдоган решил продолжить эту сюжетную линию, предлагая американцам создать совместную рабочую группу, которая могла бы оценить влияние С-400 на истребители F-35. Напомним, Пентагон опасается, что «эксплуатация F-35 вблизи установок С-400 позволит Москве собирать информацию о самом современном американском истребителе». Но Эрдоган так и не дождался приглашения от Трампа и сам связался по телефону с ним. По всем признакам разговор вышел жестким. Во-первых, потому, что инициатива по созданию рабочей группы не вызвала ожидаемой реакции со стороны США. Во-вторых, после разговора с главой Белого дома Эрдоган заявил, что «Турция не приемлет навязывания решений в сфере обороны ни сейчас, ни в будущем». Это означает, что ставка Анкары на какое-то «особое мнение» Трампа не сработала.

Истребители F-35
Истребители F-35
U.S. Air Force

А накануне председатели парламентских комитетов республиканцы Джеймс Инхоф и Джим Риш и старшие демократы в этих комитетах Джек Рид и Боб Менендес опубликовали статью в The New York Times, в которой Анкару предупредили, что «она не получит истребители F-35, если закупит российские комплексы С-400». Помимо того, ей указали, что «она не является незаменимой» и должна сделать выбор между США и Россией в том, что «касается ее оборонных нужд». Они также потребовали от Пентагона представить Конгрессу отчет об американо-турецких отношениях, чтобы к июню предложить свою версию, в которой в отношении Турции могут быть введены санкции. Тем не менее Эрдоган отреагировал жестко, заявляя, что «сделка с Россией не может быть пересмотрена», что, возможно, «поставки российских комплексов могут быть ускорены».

Что же касается санкций, то, по словам Эрдогана, «Турция, будучи членом НАТО, не представляет угрозы для США, и санкции против нее вводиться не должны». В то же время он перешел в наступление, заявляя, что «без Турции американская программа производства и поставок истребителей F-35 обречена на полный провал». Действительно, Пентагон утверждает, что исключение Анкары из программы производства F-35 сопряжено с трудностями, поскольку в этой стране производятся ключевые части самолета, так что необходимо время для поиска альтернативы турецким деталям. В то же время, как сообщил заместитель гендиректора «Рособоронэкспорта» Сергей Ладыгин, Россия и Турция ведут консультации на различных уровнях, в том числе и на самом высоком, в отношении истребителей пятого поколения.

Ранее Чавушоглу говорил, что Анкара найдет замену F-35 в случае отказа США от их поставки. Он также добавлял, что Турция может продолжить закупку С-400, если американская сторона откажет ей в Patriot. Одним словом, американо-турецкая дискуссия об исключении Анкары из программы создания F-35 в связи с позицией Вашингтона относительно закупки Турцией С-400 сопровождается маневрами, когда Анкара на каждый удар Вашингтона отвечает своим ударом. Но то, что происходит сегодня в турецко-американских отношениях, не имеет аналогов в новейшей истории. США в отношении Турции отказались от приемов «тонкой дипломатии», пытаются откровенно ее унижать и выкручивать руки. Речь идет не только в отношении поставок российских систем С-400.

Пуск ракеты ЗРК С-400
Пуск ракеты ЗРК С-400
Mil.ru

Введены санкции, а также пошлины на турецкую сталь и алюминий, что серьезно бьет по турецкой экономике. Всё это Эрдоган называет «выстрелом в спину». То есть Турция, член НАТО, подвергается почти такому же внешнему прессингу со стороны США, как Иран. Как писала недавно The New York Times, «остаются непонятными причины, которые толкают Вашингтон на игнорирование даже самого суверенитета Турции, ее значения как региональной державы со своими интересами на Ближнем Востоке». Ни по одному из вопросов, будь то курдский, поставки иранского газа и закупки иранской нефти или сирийское урегулирование, Анкара и Вашингтон шагают не в ногу. Поэтому порой складывается ощущение, что США пытаются загнать Турцию в ситуацию принятия только одновариантного решения.

Американцы хотят лишить турецкую дипломатию традиционной маневренности, ставя ее перед дилеммой «или — или», обостряя проблемы в двухсторонних отношениях, играя всё время на повышение. Насколько далеко готовы США зайти с такой политикой прощупывания болевого порога Турции? Пока неясно. Анкара обдумывает варианты своих дальнейших действий и решений.

Читайте развитие сюжета: Чавушоглу и Столтенберг обсудили российские С-400