Вопрос с детьми близок к окончательному решению: в прошлом году сейм Латвии принял поправки к закону об образовании, по сути запрещающие преподавание в школах на русском языке. На днях Конституционный суд признал принятые поправки правомерными в части, касающейся государственных и муниципальных школ. Ситуация с частными школами будет рассмотрена отдельно. Но даже если КС пойдет навстречу владельцам частных учебных заведений, эта поблажка коснется ничтожно малого числа детей из русских семей.

Латвия
Латвия

Наступила очередь святыни — Памятника освободителям (изначальное полное название: Памятник воинам Советской армии — освободителям Советской Латвии и Риги от немецко-фашистских захватчиков).

Следует пояснить, что Памятник освободителям действительно приобрел сакральное значение для русских рижан. Даже если 9 мая выпадает на рабочий день, к памятнику отметить День Победы приходят до 150 тысяч человек. Это очень много для города, где осталось не более 700 тысяч жителей. Кто-то проводит здесь весь день, кто-то вырывается в обеденный перерыв или приходит после работы. В последние годы сюда же, к Памятнику освободителям, направляется шествие Бессмертного полка.

Для латвийских властей памятник всегда был костью в горле, но только в этом году дискуссии о его ликвидации перешли в практическую фазу.

Памятник Освободителям Риги
Памятник Освободителям Риги
J. Sedols

Официально считается, что Памятник освободителям защищает подписанное в 1994 году «Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Латвийской Республики по вопросам социальной защищенности военных пенсионеров Российской Федерации и членов их семей, проживающих на территории Латвийской Республики». По крайней мере, такой позиции пока придерживается латвийский МИД.

Действительно, в статье 13 Соглашения зафиксирована ответственность латвийской стороны за «уход, благоустройство и сохранность мемориальных сооружений». Однако, во-первых, в документе нет ни единого упоминания о Памятнике освободителям, а во-вторых, не раскрыто само понятие — «мемориальное сооружение». Общий контекст Соглашения, а также последующие договоренности между правительствами РФ и ЛР позволяют относить к находящимся под защитой государства лишь те мемориальные сооружения, которые установлены в местах захоронений: надгробные памятники, стелы на кладбищах.

Если так, то Памятник освободителям попросту не является предметом российского-латвийского Соглашения 1994 года.

Памятник Освободителям Риги
Памятник Освободителям Риги
J. Sedols

На такой трактовке настаивают неонацисты из «Национального объединения». Более умеренные партнеры по правящей коалиции им возражают, но мы хорошо знаем цену этим возражениям. Обычно происходит так: «нацики» выдвигают очередную антирусскую инициативу, их умеренные союзники лицемерно машут руками — «что вы, что вы, ну нельзя же так», а спустя год-два, та же инициатива солидарно принимается всей правящей коалицией.

Нил Ушаков
Нил Ушаков
(сс) Reinis Inkēns, Saeimas Kanceleja

Есть еще одна проблема для сторонников скорейшего демонтажа: Памятник освободителям является собственностью Рижской думы, находится на ее балансе. Без разрешения рижских властей снести его юридически невозможно. Хотя Ушаков смещен с поста мэра, городом по-прежнему управляет «Согласие». Согласисты совершили массу больших и мелких предательств, но на такое — дать добро на уничтожение русской святыни — они не решатся. Такой шаг означал бы не растянутое во времени, а мгновенное политическое самоубийство.

Но и это — ненадежный рубеж защиты. Уже очевидно, что латышские партии «отожмут» Ригу у «Согласия». Вопрос лишь в том, когда это произойдет: на очередных выборах в 2021 году или раньше.

Как я уже сказал, вопрос о ликвидации Памятника освободителям вступил в практическую стадию. На прошлой неделе комиссия сейма, занимающаяся заявлениями граждан, рассмотрела две гражданских петиции. Первая петиция требовала немедленного демонтажа памятника. Вторая, инициированная лидером Русского союза Латвии Татьяной Жданок, предлагала принять закон, защищающий памятники борцам с нацизмом.

Татьяна Аркадьевна Жданок — Доктор физико-математических наук и политический деятель, депутат Европейского парламента (Фракция зелёных и Европейского свободного альянса). delfi.lv
Татьяна Аркадьевна Жданок — Доктор физико-математических наук и политический деятель, депутат Европейского парламента (Фракция зелёных и Европейского свободного альянса). delfi.lv

Чтобы гражданская инициатива попала на рассмотрение в сейм, надо собрать в ее поддержку не менее 10 тысяч подписей. Под петицией в защиту памятников в считанные дни было собрано более 20 тысяч подписей. Что не помешало членам комиссии отправить ее в мусорное ведро, то есть оставить без дальнейшего рассмотрения. Тогда как инициативе о демонтаже дан ход.

Решение вполне предсказуемое, однако было интересно послушать выступления членов комиссии. Впечатление такое: они бы с превеликим удовольствием взорвали памятник (слово «взорвать» не сходило у них с языка), но боятся русского возмущения, русского бунта. Конечно, все это завернуто в стерильные политкорректные фразы об «опасном расколе общества» и проч., но в основе — страх.

Поэтому наибольшую поддержку получило предложение превратить Памятник освободителям в мемориал советской оккупации. То есть не надо уничтожать памятник физически (пока, по крайней мере), надо уничтожить, вывернуть наизнанку его смысл.

Сегодня эта идея может показаться бредовой. Но если они возьмутся за ее реализацию, то будут действовать постепенно, step by step, не давая повода для чрезмерного всплеска протестных эмоций. Таблички с новым названием, стенд с описанием ужасов «оккупации», реставрационные работы… А тут еще и лидеры «Согласия» подсуетятся с заявлением, что никогда не допустят сноса памятника, но мир между русскими и латышами — превыше всего, поэтому нужно искать разумные компромиссы…

Что бы там ни решили «наверху», для русского сообщества Латвии Памятник освободителям — последний рубеж обороны. Не будет памятника — не будет и русского сообщества как такового. Не будет той самой «скрепы», которая нас соединяет и сплачивает. Останутся разрозненные люди-атомы, продолжающие по инерции говорить на русском языке.