Российская Арктика ждёт стратегии своего развития. В марте правительство страны получило от президента Владимира Путина ряд поручений, которые нужно выполнить до конца года: от постановки общих задач экономического освоения Арктики — до заключения частных соглашений с грузоотправителями и изменений в законодательстве. Объем поручений свидетельствует об одном: государство вплотную занялось освоением потенциала Арктического региона и Северного морского пути, и лично глава государства подчеркивает стратегическую важность решения этой задачи. То, как будут выполнены поручения, покажет степень эффективности нынешнего кабинета министров.

Арктика
Арктика
Иван Шилов © ИА REGNUM

ИА REGNUM открывает серию материалов об «игроках в Арктике», цель которой — описание зон ответственности ведомств и организаций в деле освоения и развития Арктики. Первое в списке — Министерство природных ресурсов и экологии с его многообразием задач.

Сферы контроля

Как известно, Минприроды разрабатывает госполитику в сфере изучения, использования, воспроизводства и охраны природных ресурсов, включая недра, водные объекты, леса, объекты животного мира и среду их обитания. В ведении министерства находятся две федеральные службы — Росгидромет и Росприроднадзор и три федеральных агентства — Росводресурсы, Рослесхоз и Роснедра. Деятельность каждого органа напрямую касается Арктики.

Министерство природных ресурсов и экологии РФ
Министерство природных ресурсов и экологии РФ
Вячеслав Седых © ИА Красная Весна

Сюда же относятся вопросы обращения с отходами, с чем в Арктике большая беда, а также проведение государственной экологической экспертизы каждого проекта на территории АЗРФ. Ведомство отвечает и за создание и сохранение особо охраняемых природных территорий и в последнее время делает на это упор. Важно не только сохранить эти территории при интенсивном освоении, но и преумножить. Так, до 2024 года планируется создание пяти новых заповедных зон в Арктике, и большое внимание будет уделено экологической ответственности инвесторов.

Согласно расставленным приоритетам, в зону «арктической» ответственности Минприроды входит экологическая безопасность и гидрометеорологическое обеспечение деятельности предприятий, оценка минерально-сырьевой базы, лицензирование недр, согласование и контроль проектов по разработке месторождений.

«В Арктической зоне России — континентальной части и на шельфе сконцентрированы колоссальные природные ресурсы, за которыми будущее стабильного развития страны. Всё требует рационального и бережного освоения, стратегического планирования», — заявил министр природных ресурсов Дмитрий Кобылкин. Участие в «стратегическом планировании» должны принять очень многие ведомства, агентства, корпорации и компании. В Минприроды запущена первая стадия процесса — разработка плана по выполнению главного «арктического» поручения президента.

Дмитрий Кобылкин
Дмитрий Кобылкин
Дарья Драй © ИА REGNUM

80 млн тонн на СМП: миссия выполнима?

В «майском указе» 2018 года глава государства постановил увеличить грузопоток Севморпути к 2024 году в десять раз — до 80 млн тонн. Так мысли сразу нескольких федеральных ведомств заняла единая на всех головоломка.

На сегодняшний день более 95% грузоперевозок по Северному морскому пути связано с вывозом продукции нефтегазового и горнорудного комплексов, функционированием уже существующих предприятий и строительством новых. Трудно спорить с тем, что в дальнейшем грузопоток Севморпути будет зависеть исключительно от проектов освоения ресурсов арктического побережья России, а в перспективе и шельфа. А значит, министерство, в чьем ведении находятся природные ресурсы страны, автоматически попадает в число ответственных за выполнение президентского указа.

Практически все общение добывающих компаний с правительством осуществляется через Федеральное агентство по недропользованию. Роснедра ведет учет работ по геологическому изучению недр, выдает лицензии на пользование участками недр, сводит государственный баланс запасов полезных ископаемых.

Недропользователи представляют в агентство проектные уровни разработки месторождений, которые уже прошли государственную экологическую экспертизу. Их можно считать наиболее объективной основой прогноза минерально-сырьевого грузопотока по СМП, который с 2017 года регулярно публикует Минприроды. Пока, по подсчетам ведомства, к 2024 году по СМП будет перевозиться около 82 млн тонн в год, из которых высоковероятных 52 млн, это действующие проекты и проекты в стадии реализации. Другой источник — «обещания» компаний достичь высоких показателей добычи к определенному сроку — менее надежен, поскольку все заявления основываются на вере в успех геологической разведки. Эти проекты в расчеты включаются, но с оговоркой о меньшей вероятности реализации. Транзитные грузы станут бонусом по мере развития инфраструктуры СМП.

«Норильский никель» выходит из Кольского залива в Баренцево море
«Норильский никель» выходит из Кольского залива в Баренцево море
(сс) Tom Thiel

Большая часть грузопотока — это углеводородное сырье и в первую очередь СПГ. «Разведанные и неразведанные запасы, а также ресурсный потенциал только лишь полуострова Ямал, прилегающей акватории Карского моря и полуострова Гыдан позволяют обеспечить объёмами кластер производства СПГ производительностью до 140 млн тонн СПГ в год, — заявил Дмитрий Кобылкин. — Все проекты компаний и регионов в самых разных отраслях должны синхронизироваться».

Наблюдение за полюсом

Помимо наполнения Севморпути грузами Минприроды отвечает за обеспечение безопасности судоходства с помощью системы гидрометеообеспечения. Росгидромет, подотчетный Минприроды, остаётся одной из главных служб в Арктическом регионе.

В структуру Росгидромета входит Арктический и Антарктический научно-исследовательский институт (ААНИИ) — главное в России научно-исследовательское учреждение, комплексно изучающее полярные регионы. В приоритете исследователей — характеристика климатических изменений в полярных районах.

Одна из главных задач Росгидромета по развитию российской Арктики — модернизация всей системы наблюдений в регионе. В Арктике всего 128 станций Росгидромета, из которых 64 — труднодоступные. Важно активно подключать метеоинформацию из негосударственных источников, учитывать результаты морских экспедиций и развивать космический сегмент в кооперации с бизнесом.

Минприроды в ближайшие годы сможет восстановить практику организации дрейфующих станций «Северный полюс». Дрейфующие исследовательские станции всегда были наиболее эффективны для изучения высокоширотной Арктики. Но в связи с нехарактерным поведением ледового покрова разбивать лагеря на льдинах, как в советские времена, уже невозможно, толщина льда за последние 50−60 лет значительно сократилась. Правительство уже внесло в бюджет 2018−2021 годов и финансирует строительство ледостойкой самодвижущейся платформы «Северный полюс» — в размере 6,6 млрд рублей.

Палаточный лагерь дрейфующей станции Северный полюс-1
Палаточный лагерь дрейфующей станции Северный полюс-1

Арктический департамент

С приходом на пост главы Минприроды Дмитрия Кобылкина в ведомстве появился департамент госполитики и регулирования в области гидрометеорологии, изучения Арктики, Антарктики и Мирового океана. Министерство намерено вернуть интерес к Антарктиде, важной с точки зрения науки и геополитики. Мировой океан в названии департамента также упомянут из-за потребности в активизации российских научных исследований морского дна и добычи полезных ископаемых. Но все же акцент в деятельности подразделения сделан на Арктику.

Задача достижения 80 млн тонн на Севморпути для департамента является основным направлением работы. 80 млн тонн в 2024 году — это промежуточный этап, в планах министерства — удвоение грузопотока к 2035 году и далее к горизонту 2050 года. Начало заложить нужно уже сейчас, так как арктические порты, железные дороги, ледоколы и суда ледового класса строятся на десятилетия эксплуатации.

Работа ведомства находится на стадии разработки стратегии поведения. Свои идеи министерство отразило в комплексном плане под названием «Реализация минерально-сырьевого и логистического потенциала Арктики», куда изначально вошло 118 проектов.

«Мы не описываем богатства Арктики, но ставим задачи для развития инфраструктуры, от которой зависит весь процесс их освоения, — охарактеризовал документ директор департамента Сергей Хрущёв. — Чтобы развить арктический проект, в идеале нужно иметь пять инфраструктурных объектов: трубопроводный, железнодорожный, морской, авиационный транспорт и энергетику. На этой конструкции может состояться проект, но полного комплекта в каждом случае достичь сложно. Впрочем, оставив только три опоры из пяти, мы сохраним устойчивость проекта».

Железнодорожный путь
Железнодорожный путь
(сс) MichaelGaida

При выборе проектов для первоочередной реализации нельзя рассматривать их отдельно друг от друга, уверены в Минприроды. Так, если месторождение углеводородного сырья находится неподалеку от рудных запасов, их одновременная разработка может дать синергетический эффект — и обеспечить один проект энергией за счет другого. В Арктике нет одинаковых месторождений, что требует нешаблонных решений как в освоении, так и в предоставлении льгот.

Далеко не все вопросы, рассмотренные в комплексном плане, находятся в ведении Минприроды. Для реализации требуется участие и других министерств — Минтранса, Минэнерго, а также Минвостокразвития, в ведение которого отданы вопросы социально-экономического развития Арктики в целом. Развитие арктических проектов даст дополнительный импульс развитию девяти арктических регионов, сформирует «заказ» для промышленности страны на десятилетия вперед.

Проект Минприроды в начале года был прочитан, согласован и отложен. Но, вероятнее всего, не в долгий ящик: по словам Сергея Хрущёва, логическим продолжением жизни разработанного плана станет его включение в Стратегию развития Арктической зоны до 2035 года, которую президент России поручил разработать до 1 декабря 2019 года.