Украина обратилась в Совет Безопасности ООН с просьбой о проведении экстренного заседания совета из-за решения России упростить получение своего гражданства для жителей Донецкой и Луганской Народных Республик. Это даёт нам хорошую возможность в принципиальном плане вновь изложить подходы России к конфликту в Донбассе как сугубо внутреннему украинскому конфликту, спровоцированному преступными действиями режима, поставленного в Киеве в 2014 году странами НАТО.

Особенно важно, как мне думается, было бы обратить на этом заседании внимание на нарушение киевским режимом и его западными патронами одного из основополагающих принципов и прав, зафиксированных в документах ООН, а именно — права народов на самоопределение.

Так, в Международном пакте о гражданских и политических правах и Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, одобренных Генеральной Ассамблей ООН в 1966 году, в первой же статье содержатся следующие положения:

«1. Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие…

3. Все участвующие в настоящем Пакте государства… должны, в соответствии с положениями Устава Организации Объединенных Наций, поощрять осуществление права на самоопределение и уважать это право».

Те же идеи закреплены и в Декларации о принципах международного права, одобренной Генассамблеей ООН в 1970 году, в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, подписанном в Хельсинки в 1975 году, а также в последующих основанных на нём общеевропейских документах.

Жители Донецка с флагами ДНР
Жители Донецка с флагами ДНР
© ИА Красная Весна

Принцип права народов на самоопределение существует, понятно, не в безвоздушном пространстве, и его осуществление не может быть бесконфликтным. Наиболее существенный конфликтный потенциал заложен в его противоречии другому основополагающему принципу международного права — принципу территориальной целостности государств. Это противоречие, однако, не должно рассматриваться в качестве препятствия для дальнейшего осуществления обоих принципов во взаимосвязи и сообразно конкретным обстоятельствам.

В чём же состоят особенности взаимосвязи этих принципов?

Первая заключается в том, что и Устав ООН, и Декларация о принципах международного права содержат положение о том, что государства должны воздерживаться от действий, направленных против территориальной неприкосновенности (целостности) других государств. Повторю ещё раз: государства, а не политические партии или объединения, или народные движения, действующие внутри той или иной страны.

Вторая особенность тем более важна (кстати говоря, и для нас, России, в контексте кризиса на Украине). Из Декларации о принципах международного права следует, что принцип ненарушения территориальной целостности или политического единства действует в отношении государств, «соблюдающих в своих действиях принцип равноправия и самоопределения народов».

Что в данном случае стоит на первом месте, а что на втором, думаю, совершенно очевидно, но тем не менее практика международных отношений последних лет свидетельствует: принцип сохранения территориальной целостности государств подмял под себя принцип уважения права народов на самоопределение, а это неверно.

Жительница Донецка
Жительница Донецка
© ИА Красная Весна

Действуя в русле именно такого подхода, негативное отношение незаконной украинской власти к самоопределению жителей Крыма и Донбасса поддержали США и Европейский союз. И здесь мы также имеем дело с очевидным нарушением международного права, ибо в вышеупомянутой Декларации чёрным по белому записано:

«В силу принципа равноправия и самоопределения народов, закрепленного в Уставе Организации Объединенных Наций, все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие, и каждое государство обязано уважать это право в соответствии с положениями Устава.

Каждое государство обязано содействовать с помощью совместных и индивидуальных действий осуществлению принципа равноправия и самоопределения народов в соответствии с положениями Устава…»

Как мы знаем, за исключением признания Абхазии и Южной Осетии и воссоединения Крыма с Россией, приоритет в позиции нашей страны по данной проблеме тоже отдаётся принципу сохранения территориальной целостности государств. Это мы видим по драматической судьбе Нагорного Карабаха и Приднестровья, по кровоточащей ране Донбасса, а также в ряде других случаев. Политические мотивы такой позиции понятны, но выборочное применение любых правовых принципов, а тем более принципов международного права — дело чреватое.

В этом контексте важно, как мне думается, несколько детализировать позицию Запада. Все мы помним, как в 1990—1991 годах США, ФРГ, Франция, некоторые другие страны НАТО и Европейского союза самым активным образом работали на отрыв от СССР его прибалтийских республик и, соответственно, на ускорение его развала. Летом 1991 года страны Запада прямо пренебрегли принципом уважения территориальной целостности нашей страны. Они признали так называемое «восстановление» независимости Латвии, Литвы и Эстонии, которые тогда ещё оставались, соответственно, Латвийской, Литовской и Эстонской ССР в составе Советского Союза, 27 августа, то есть за одиннадцать дней даже до того, как независимость прибалтийских республик «признал» не имевший на то права по Конституции СССР Государственный совет СССР. И всё это, напомню, произошло за четыре месяца до того, как Советский Союз прекратил своё существование.

Ян Массейс.  Два лицемера
Ян Массейс. Два лицемера

Это сугубо наша история, но история, имевшая глобальные последствия. А история с развалом Югославии? А признание Косово — этого очага терроризма в Европе? А пренебрежение суверенитетом и территориальной целостностью Сирии? И всё это — только наиболее очевидные примеры, есть и множество других.

Вот обо всём этом и надо бы сказать в ходе предстоящего заседания Совбеза ООН. Опасаться такой постановки вопроса нам не следует, хотя есть те, кто указывает в данной связи на так называемую «опасность сепаратизма» для России. Сепаратизм — это одно; право народов на самоопределение — другое. Мы должны заботиться не о том, чтобы не дать некие политические зацепки адептам дробления России, а о том, чтобы политика нашего государства в социально-экономической и национально-культурной сферах гарантировала благополучие всех российских этносов, давала им возможность сохранять и развивать свою национальную самобытность, чтобы они ценили свою жизнь в единой стране и были удовлетворены именно таким своим самоопределением. Только такая политика будет объективно снимать условия для разжигания территориально-этнического сепаратизма, укреплять нашу державу, укреплять её отношения с истинными союзниками.

Нынешний киевский режим такую политику отказывается проводить принципиально — так пусть пожинает плоды своего диктаторского и репрессивного подхода в полной мере.

Читайте развитие сюжета: Небензя – о паспортах РФ для Донбасса: Это помощь, а не «ползучая аннексия»