Возобновляемость — грязная тайна мусорной энергетики

Признание в некоторых штатах США сжигания отходов возобновляемым источником энергии — грязный метод обогащения с помощью неоправданной бюджетной поддержки стареющей и экологически опасной отрасли мусорной энергетики за счет более чистых и дешевых источников энергии и стратегий обращения с отходами

Мэри Донахью, 23 апреля 2019, 19:11 — REGNUM  

Источник: Marie Donahue. «Report: Waste Incineration: A Dirty Secret in How States Define Renewable Energy». (Мэри Донахью. Доклад «Сжигание мусора: грязный секрет, как американские штаты определяют возобновляемую энергетику», опубликован на сайте Института за экономическую самодостаточность местного самоуправления (ILSR), главной задачей которого является организация противостояния засилию монополий в сфере общественной инфраструктуры (связь, энергетика, переработка отходов), в бизнесе и банковском обслуживании. Доклад подготовлен в рамках программы «Отходы в благосостояние домохозяйств«.)

Перевод Александра Дякина.

* * *

В момент фундаментальной трансформации энергетического сектора экономики, три особенности сжигания мусора требуют более чёткого юридического разграничения того, какая энергетика может считаться возобновляемой, а какая нет. Это необходимо для поддержки массовых общественных протестов, которые требуют закрытия 76 мусоросжигательных заводов (МСЗ), продолжающих работать на территории США.

Во-первых, МСЗ не выгодны. МСЗ оказались рискованными инвестициями для городов и коммунальных служб, так как из-за падения цен на энергоносители и роста числа электростанций МСЗ не могут окупить эксплуатационные расходы и оставаться конкурентоспособными. Тарифы на вывоз мусора и затраты на сам процесс сжигания на МСЗ часто в два-три раза выше, чем сопоставимые затраты на переработку или компостирование. МСЗ также проигрывают с точки зрения создания рабочих мест. Например, предприятия, занимающиеся компостированием, могут создавать в четыре раза больше рабочих мест на единицу перерабатываемых отходов, чем МСЗ.

Во-вторых, МСЗ экологически опасны. Загрязнению, вызванному сжиганием мусора, подвергаются жители районов, расположенных рядом с МСЗ, население которых преимущественно составляют бедняки и цветные.

В-третьих, «возобновляемость» мусорной энергетики является юридическим оксюмороном. Как показано ниже на Рис. 1, большинство мусоросжигательных заводов (52 из 76, то есть 68% действующих МСЗ в США) расположены в штатах, которые классифицируют сжигание твердых бытовых отходов как возобновляемый источник энергии (ВИЭ).

То, что МСЗ находятся на территории именно тех штатов, которые классифицируют мусорную энергетику как возобновляемую, не случайно. Такие определения лоббируются промышленниками, занимающимися сжиганием отходов, потому что статус «возобновляемости» обеспечивает им получение государственных субсидий, что позволяет МСЗ конкурировать с проектами настоящей возобновляемой энергетики, включая ветряную и солнечную.

* * *

Комментарий ИА REGNUM

Здесь необходимо сделать пояснение, что на современном жаргоне международных климатических соглашений характеристики «возобновляемый», «альтернативный», «зелёный» и «безуглеродный», применяемые в отношении источников энергии, — синонимы. Например, «зелёный» не означает, как можно было бы подумать, «чистый» и «экологичный», а всего лишь «низкоуглеродный», то есть уменьшающий выбросы парниковых газов, объявленных виновниками глобального потепления. Что считать безуглеродным, возобновляемым, и в какой степени парниковым, решается главным мозговым центром климатических соглашений — Межправительственной группой экспертов по изменению климата (МГЭИК или IPCC), которая принимает решения по всем вопросам исключительно на научной основе — методом голосования.

Собственно, главная цель публикации перевода статьи Мэри Донахью — показать на примере злоключений мусорной энергетики в США, что вопрос о признании МСЗ «зелёными», «возобновляемыми» и «низкоуглеродными» ВИЭ — вопрос не научный, а чисто лоббистский. Напомним, что США вышли из Киотского протокола (КП) и заявили о выходе из Парижского соглашения по климату (ПКС), но при этом успешно используют мощную инфраструктуру финансовой, политической и информационной поддержки, разработанную в рамках «климатического процесса», для поддержки тупиковых, отсталых, грязных и неоправданно дорогих технологических направлений, подобных мусорной энергетике, для сохранения их позиций и продвижения на внутреннем и внешнем рынках.

Благодаря научным фальсификациям МГЭИК в рамках Монреальского и Киотского протоколов был создан «научный» фундамент обоснования «зелёности» и низкоуглеродности технологий, которые в действительности ведут к значительному увеличению выбросов парниковых газов и загрязнению окружающей среды. Наиболее выдающимся «достижением» международного коллектива «борцов» с глобальным потеплением, которое Мэри Донахью назвала «юридическим оксюмороном», стало признание мусорной энергетики возобновляемой и относящейся к технологиям рециклинга (то есть повторного использования. Таким образом, получается, что сжечь и повторно использовать — одно и то же). Адепты мусоросжигания договорились до того, что МСЗ — это «самые зелёные» из зелёных ВИЭ: только МСЗ гарантирует, что при сжигании тонны мусора будет получено сокращение выбросов на тонну СО2-эквивалента.

Экологическая и экономическая несостоятельность сложившейся мусорной энергетики, при всех демагогических попытках оправдания её дальнейшего существования в глазах общества, сегодня стала очевидной. Преступное сокрытие реальных уровней выбросов диоксинов и других супертоксикантов (см. например, шокирующую статью Абеля Аркенбота «Сжигать мусор нельзя! Предвестники диоксиновой катастрофы в России» о том, что в Голландии МСЗ отвечают за выбросы токсикантов в атмосферу только в нормальных условиях эксплуатации, хотя при каждом пуске и останове МСЗ выбрасывается вместе с золой диоксинов в несколько раз больше, чем разрешено проектом за год). Доказан рост заболеваемости в жилых районах рядом с МСЗ. Не решена проблема шлака МСЗ, слишком токсичного даже для его использования в дорожном строительстве и который нельзя размещать на обычных мусорных полигонах, поэтому в Германии шлак захоранивают в отработанных соляных шахтах вместе с радиоактивными отходами, а из «образцово-мусоросжигательной» Швеции вывозят в Норвегию.

Неудивительно, что в США и ЕС были приняты решения о прекращении строительства новых МСЗ. Однако возрождению отрасли сжигания отходов неожиданно помог Китай, приняв с 2018 года программу резкого сокращения поставок 24 категорий отходов из США, ЕС, Япония и Австралии в связи ужесточением внутренних санитарных стандартов до уровня развитых стран. Столь стремительное изменение ситуации вскрыло колониальный подход к решению проблем переработки отходов стран ОЭСР и привело к тому, что они «утонули» в собственных отходах. Быстро найти достойную замену Китаю не удается, приходится запускать программы строительства новых МСЗ.

По пути копирования негативного западного опыта с использованием морально устаревших технологий сжигания мусора и рекультивации свалок пошла Россия. Вместе с запуском федерального приоритетного проекта «Чистая страна» в российском законодательстве в перечне ВИЭ также появляется мусорная энергетика, которая получила кроме стандартных в мировой практике получила и некоторые сугубо российские формы экономической поддержки. Чего тут только нет: и зелёные тарифы, и договоры ускоренной амортизации присоединения мощности, и инвестиционная составляющая, и гарантированная прибыль, и льготные кредиты, и присвоение практически всех экологических сборов, и возможность по повышенным тарифам сжигать отходы первого и второго классов опасности, которые на обычных МСЗ сжигать нельзя, и кабальные концессионные соглашения, и даже тайное соглашение с Московской областью, по которому все простои МСЗ покрываются из областного бюджета. Каждый из этих инструментов поддержки достоин отдельного журналистского расследования.

Любопытно, что в 2015 году проект «Чистая страна» был раскритикован в пух и прах со стороны Минэкономразвития и Минэнерго РФ. Говорилось про устаревшие и грязные технологии Hitachi Zosen, про недопустимо высокие тарифы, про существование других, по-настоящему чистых и безопасных и при этом не требующих повышения тарифов технологий. Непонятно, почему сегодня, когда то же самое говорят простые люди и независимые эксперты, критика отсталых технологий была объявлена происками иностранных НКО и зелёным экстремизмом. Но вернёмся к статье Мэри Донахью.

* * *

В заключительной части этой статьи изложены способы борьбы с грязной отраслью мусоросжигания, а также содержится призыв к законодателям штатов с требованием ужесточить законодательство в отношении гарантий обеспечения того, что ресурсы и ВИЭ, которые считаются возобновляемыми, действительно являлись таковыми. Там же приводятся рекомендации, позволяющие населению инвестировать в более здоровые, более экономичные и, в конечном счёте, более устойчивые системы управления отходами и энергоносители.

* * *

О мусоросжигании для начинающих

Мусоросжигательные заводы грязные и дорогие. Несмотря на этот факт, многие американские штаты определяют в своём законодательстве энергию, получаемую при сжигании мусора, как возобновляемый ресурс. Сегодня 23 штата разрешают сжигать твердые бытовые отходы (ТБО) в соответствии с установленными требованиями к ВИЭ. Кроме того, законодательство штатов и муниципалитетов определяет «возобновляемую» энергию таким образом, чтобы МСЗ могли воспользоваться налоговыми льготами и средствами программ экономического развития.

Извращенное определение сжигания отходов как ВИЭ позволяет МСЗ пользоваться субсидиями и при этом разбазаривать энергию, сокращать рабочие места и загрязнять токсинами окружающую среду. Включение МСЗ в юридические определения ВИЭ препятствует инвестициям в более чистые и справедливые источники локальной энергетики, а также в альтернативные технологии обращения с отходами. В противоположность этому, инвестиции в распределенные и возобновляемые ресурсы, такие как солнечная энергетика, предоставляют индивидуальным и коллективным потребителям большой выбор источников и вариантов организации их энергосистем. Инвестиции в программы по переработке и компостированию отходов создают благосостояние на местном уровне, рабочие места, улучшают состояние почвы и помогают поддерживать более устойчивые и здоровые местные сообщества.

Сегодня 76 действующих муниципальных МСЗ на территории США сжигают мусор для выработки пара или электричества. Большинство этих МСЗ были построены по мере расширения мегаполисов и увеличения количества отходов на душу населения за период с 1970 по 1990 годы [1]. Недорогие местные свалки были переполнены, а штаты спорили, куда и кому отправлять свои коммунальные отходы. На тот момент такие экологичные и надежные варианты утилизации отходов, как их переработка или компостирование, находились ещё в зачаточном состоянии.

Индустрия сжигания мусора извлекла выгоду из энергетического кризиса 1970-х годов, используя получаемую от сжигания мусора энергию для получения дополнительный прибыли. Позже мусоросжигательная отрасль была поддержана федеральным Законом о политике в области коммунальных услуг (PURPA) 1978 года. Эта политика позволяла МСЗ продавать электроэнергию коммунальным предприятиям через систему контрактов на поставку электроэнергии, гарантирующей получение прибыли.

По мнению экспертов, большинство муниципальных МСЗ для сжигания ТКО были рассчитаны на эксплуатацию в течение не более 30−40 сорока лет. После того, как в 1980-х годах было построено несколько новых установок (последний МСЗ в г. Диккерсоне в штате Мэриленд был введен в эксплуатацию в 1995 году), стало чаще практиковаться расширение территорий старых МСЗ и модернизация уже существующих. Например, новый блок МСЗ стоимостью $672 млн был построен в 2015 году в городе Уэст-Палм-Бич в штате Флорида в непосредственной близости от устаревшего, но всё ещё работающего МСЗ, вырабатывающего 95 МВт электроэнергии, что достаточно для обеспечения 20 000 домов. Такие проекты предпринимаются с целью выполнения стандартов качества воздуха, продления срока службы МСЗ или увеличения их генерирующих мощностей [2].

На карте МСЗ Управления энергетической информации США (EIA) показано, где исторически эксплуатировались и группировались МСЗ мощностью не менее 1 МВт (Рис. 2) [3]. Большинство из них находится в крупных урбанизированных районах Северо-Востока, Средней Атлантики, Верхнего Среднего Запада и Флориды или рядом с ними, а также в ряде других мест (Рис. 2). На момент публикации этих данных, по оценкам EIA, все муниципальные МСЗ могли генерировать около 2,3 ГВт при работе на полной мощности, что составляет менее 1% электроэнергии, производимой в США, и чего хватает для обеспечения электроэнергией менее полумиллиона домов.

В среднем каждый американец выбрасывает со временем всё больше мусора, и, соответственно, в США растёт общее количество мусора. Тем не менее, как показано на Рис. 3, и количество, и доли бытовых и коммерческих отходов, поступающих на МСЗ, не увеличивались с момента своего пика, достигнутого в 1990-х годах [4].

В среднем, начиная с 2010 года, ежегодно около 30 млн тонн ТБО сжигаются на МСЗ с последующей выработкой энергии, 136 млн тонн вывозится на мусорные полигоны, 67 млн тонн перерабатываются и 22 млн тонн отправляются на компостирование.

То есть сжигание мусора составляет не так много по сравнению с другими стратегиями обращения с твердыми отходами. В 2015 году 53% всех твердых бытовых отходов в США было захоронено, в то время как переработка и компостирование составили 26% и 9% соответственно (Рис. 4).

Также совсем небольшая доля вырабатываемой в США электроэнергии приходится на МСЗ. Как отмечалось ранее, установленная мощность всех действующих МСЗ в 2015 году составляла всего 2,3 ГВт. Для сравнения, в том же2015 году к сети было подключено новых солнечных источников энергии 10,5 ГВт и почти 8,5 ГВт ветровых установок.[5]

Мусоросжигательные заводы быстро устаревают на фоне развивающихся стратегий более чистого обращения с отходами, включая переработку и компостирование, и совершенствования технологий ветровой и солнечной энергетики, а также технологий хранения энергии. Тем не менее, в отличие от закрывающихся быстрыми темпами угольных электростанций, стареющие МСЗ сумели удержаться и продолжить работу.

Один из представителей штата находит это несоответствие абсурдным.

Член Палаты представителей штата Миннесота Фрэнк Хорнштейн счёл это несоответствие довольно абсурдным. В своём ответе на предложение по расширению Центра по возобновлению энергии округа Хеннепин (Hennepin County Energy Recovery Center) в 2013 году он написал [6]:

«Сжигание отходов, являющееся решением 1980-х годов, стало проблемой XXI века».

* * *

«Отходы в энергию» или бросовая энергия

Относительно небольшое количество энергии, вырабатываемой за счёт сжигания мусора, позволило мусоросжигательной промышленности позиционировать МСЗ как оборудование для программы «отходы-в-энергию» [7]. Однако Нил Селдман, соучредитель ILSR (Институт местной самообеспеченности) директор инициативы ILSR «Отходы-в-богатство», предупреждает, что этот термин может ввести в заблуждение.

Если учесть все затраты энергии, потребляемой на всех этапах жизненного цикла от производства, изготовления и транспортировки материалов до их сжигания на МСЗ, то получается чистая потеря энергии.

* * *

Согласно информационному бюллетеню [8] Глобального альянса по альтернативам сжиганию отходов, который опирается на более раннюю и рецензированную оценку жизненных циклов различных стратегий управления отходами [9] в сравнении с количеством энергии, получаемом при сжигании мусора, можно в 3−5 раз больше энергии «сэкономить с помощью альтернативных стратегий, таких как уменьшение отходов, повторное использование, утилизация и компостирование». Например, МСЗ может сжечь тонну бумаги и произвести около 8200 МДж энергии. Однако переработка той же тонны бумаги позволяет сэкономить около 35 200 МДж энергии за счет экономии энергии, необходимой для производства и поставки новой, первичной бумаги, включая затраты на топливо и энергию, связанные с заготовкой древесины, работой бумажных фабрик и транспортировкой бумаги на рынок (Рис.5).

Таким образом, именно переработка или компостирование отдельных фракций городских ТБО обеспечивает экономию энергии, а создание рынка электроэнергии, производимой при сжигании ТБО на МСЗ, препятствуют экономии ресурсов, сокращению объёмов отходов, развитию переработки и компостированию.

«Более 90% материалов, утилизируемых на МСЗ и мусорных свалках, могут эффективно повторно использоваться, повторно перерабатываться, компостироваться», согласно отчету «Прекратить уничтожение климата» ILSR [10].

Когда-то сжигание мусора сумело заявить о себе как об эффективном решении городских проблем, связанных с отходами и потреблением энергии, однако процесс так и не удалось сделать экономически выгодным. Вместо того, чтобы превращать отходы в энергию, мусоросжигательные заводы тратят впустую и энергию, и деньги.

* * *

Экономика МСЗ не окупается

Капитальные затраты на новые МСЗ и на их эксплуатацию, техническое обслуживание и соблюдение нормативных требований для этих объектов — это немалые инвестиции для местных органов власти. Например, округу Хеннепин в штате Миннесота пришлось занять значительную часть из $160 млн, необходимых для строительства в конце 1980-х годов Центра восстановления энергии Хеннепин (HERC). HERC не всегда мог покрыть свои текущие издержки или долговые обязательства, полагаясь на субсидии округа для продолжения работы. В 2010 году HERC потребовалась операционная субсидия в размере $1,8 млн, что составило в удельном исчислении $4,95 США за тонну отходов [11].

Некоторые штаты изначально не ожидали экономической выгоды от МСЗ. Поэтому, например, в штате Род-Айленде в начале 1990-х годов был принят Закон о запрете сжигания твердых бытовых отходов, что было обосновано простыми экономическим расчётами [12].

«Сжигание твердых отходов является наиболее дорогостоящим способом утилизации отходов с известными и неизвестными растущими расходами, которые могут привести к существенному и необоснованному обременению как для государственного, так и муниципальных бюджетов, что может создать угрозу общественным интересам», — говорится в законе штата Род-Айленд (Сенат штата). Акт 92-С 2502) [13].

То, что Род-Айленд осознал сразу, другим муниципалитетам пришлось мучительно осваивать на собственных ошибках. Так, в 2011 году г. Гаррисберг — столица штата Пенсильвания — принял на себя долг в сотни миллионов долларов и долговых гарантий, чтобы профинансировать проект по модернизации МСЗ, что в итоге привело к банкротству города [14]. Основатель компании Energy Justice Network Майк Эволл предвидел этот исход и предупредил город за восемь лет до данного события [15].

«Новый мусоросжигательный завод должен был заработать $1 млрд. Вместо этого произошла катастрофа, показавшая, что происходит, когда инфраструктурный проект выходит из-под контроля» — так было написано об банкротстве Гаррисберга на обложке журнала Governing Magazine [16]. МСЗ Гаррисберга — не единственный мусоросжигательный завод, пытающийся свести концы с концами.

Один из трех оставшихся МСЗ в Калифорнии был закрыт ранее в том же 2011 году из-за того, что перестал окупаться [17] после потери долгосрочного соглашения о покупке электроэнергии с одной коммунальных служб штата. По словам управляющего завода, МСЗ ElkRiver в Миннесоте также «больше не может продавать электроэнергию по цене, которая покрывает его расходы» [18].

Мало того, что МСЗ стоят дорого, они редко могут составить экономическую конкуренцию другим видам утилизации отходов. В Балтиморe переработка мусора обходится городу примерно $18 за тонну, тогда как сжигание мусора на МСЗ WheelabratorBaltimore стоит почти в три раза больше — примерно $50 за тонну. В результате на каждую тонну отходов, которую Балтимор перерабатывает, а не сжигает, экономия составляет $32 за тонну или примерно $800 тыс. в год при текущих тарифах [19].

Затраты на сжигание мусора в Миннесоте колебались, но никогда не снижались настолько, чтобы конкурировать с альтернативными стратегиями утилизации мусора [20]. Округ взимает $25 за переработку тонны отсортированных органических отходов, что составляет менее половины от тарифа местного МСЗ и даёт экономию $60 на тонну отходов [21]. Если 30% из 365 тыс. тонн сжигаемых за год отходов будут вместо этого компостироваться или перерабатываться иным образом, то округ Хеннепин будет экономить на этом примерно $6,57 млн в год, и это поможет в итоге сократить расходы на утилизацию мусора, которые несут города и население.

Ниже приведена иллюстрация этих стратегий обращения с отходами, затраты и экономия средств при переработке и компостирования в Балтиморе и в округе Хеннепин (Рис. 6). К сожалению, из-за трат общественных средств на дотации МСЗ у местных органов власти может не хватить ресурсов для инвестирования в более рентабельные программы по переработке или компостированию отходов.

МСЗ также создают меньше рабочих мест: сравнительный анализ влияния различных стратегий обращения с отходами на занятость ILSR «Composting for Community Initiative» показывает, что компостирующие предприятия могут создавать в четыре раза больше рабочих мест на единицу отходов [22]. Например, в Мэриленде каждые 10 тыс. тонн отходов, отправляемых на компостные заводы, создают спрос на 4,1 рабочих места при полной занятости по сравнению с 2,1 рабочих мест на свалках и 1,2 рабочих мест на МСЗ [23].

* * *

Экологическая несправедливость

МСЗ создают вредное загрязнение, опасное для жителей расположенных рядом населенных пунктов. При сжигании мусора выделяются диоксины, свинец и ртуть (во многих районах мусоросжигательные заводы являются крупнейшими источниками этих загрязняющих веществ)[24], парниковые газы, а также токсичная зола [25].

Более того, МСЗ преимущественно располагаются в перенаселённых и маргинализированных районах преимущественно с бедным и цветным населением [26]. Анализ расового и национального состава населения, проживающего в районе МСЗ, показывает, что цветные чаще живут на близком расстоянии от этих заводов, чем белые (Рис. 7) [27].

Чтобы проиллюстрировать эти резкие диспаритеты, на следующих картах показано местоположение МСЗ в центре города Детройт. Данные переписи населения США показывают, большинство горожан, проживающих рядом с этим МСЗ, идентифицирующих себя как чернокожие или афроамериканцы (Рис. 8), а большинство домохозяйств относится к группе с низкими доходами (рис. 9).

Показательно также, что значительная часть сжигаемых на МСЗ в Детройте отходов поступает из богатых пригородных районов, населенных белыми. За последние пять лет этот МСЗ нарушил стандарты качества воздуха более 750 раз, что было названо «классической несправедливостью по отношению к окружающей среде» [28]. Окрестности МСЗ продолжают принимать на себя основной удар от этого чрезмерного загрязнения [29].

* * *

Борьба за экологическую справедливость: массовое движение против сжигания мусора.

Проживание в непосредственной близости от МСЗ подвергает живущие рядом маргинализованные сообщества воздействию высоких уровней загрязнения. Тем не менее многие из этих сообществ не сидели сложа руки — они начали борьбу, привлекая внимания к вредным последствиям сжигания мусора и предлагая альтернативы.

Движение против сжигания мусора в США имеет богатую и уникальную историю. По словам Нила Селдмана, соучредителя ILSR и директора инициативы ILSR «Отходы в богатство», американское протестное движение развивалось одновременно как местное, спонтанно возникшее по инициативе снизу и по конкретному поводу, и в то же время как общенациональное во главе с самыми обычными людьми из всех слоёв общества. Селдман поддерживал усилия низовых инициатив по борьбе со строительством новых и предлагаемыми МСЗ на протяжении десятилетий. В ранних протестных кампаниях, вспоминает Селдман, принимали участие люди разных профессий: стюардесса, её муж — пилот, комик, домохозяин, доктор, монахиня, биржевой маклер, инженер дорожного движения, заведующий канализационными сооружениями, учитель начальной школы, учащийся начальной школы, преподаватель колледжа и многие другие. Движение против сжигания мусора объединяет и продолжает объединять людей разных национальностей, рас, мужчин и женщин, разного возраста, разных политических убеждений, горожан и сельских жителей.

Усилия протестного сообщества сыграли важную роль в замедлении и прекращении строительства МСЗ на общенациональном уровне, в повышении осведомленности о негативном воздействии МСЗ. Например, промышленные районы Балтимора Кертис-Бэй и Бруклин одержали победу, когда скоординировали усилия по противодействию строительству МСЗ в Кертис-Бэй (Curtis Bay Incinerator) в 2016 году. Такие общественные организации, как «Сеть за справедливость в энергетике» (Energy Justice Network), «Глобальный альянс за альтернативы сжиганию отходов» (Global Alliance for Incinerator Alternatives), «Детройт за нулевые отходы» (Zero Waste Detroit), «Институт за самодостаточность местного самоуправления» ILSR и бесчисленное количество других организуют и поддерживают массовые усилия по борьбе с мусоросжигательной индустрией на местном, региональном, общенациональном и даже глобальном уровнях.

* * *

Ртуть и диоксины, выбрасывающиеся МСЗ в окружающую среду, могут накапливаться в рыбе и других видах, живущих в воде, загрязнять местные и традиционные источники пищи, на которые «цветные сообщества, сообщества с низким уровнем дохода, племена и другие коренные народы» чаще всего полагаются как на средства к существованию, чем более богатые белые популяции [30].

Использование ископаемого топлива вызывают загрязнение, но сжигание мусора более вредно, чем сжигание угля. Выбросы от МСЗ изменяются в зависимости от состава и токсичности материалов, присутствующих в сжигаемом мусоре, а также от применяемой технологии сжигания. Тем не менее удельные выбросы диоксинов, хлористого водорода и парниковых газов на единицу произведённой электроэнергии были на МСЗ выше, чем на угольных ТЭС [31]. За один год МСЗ Нью-Йорка выбрасывали в 14 раз больше ртути на единицу вырабатываемой энергии, чем на государственных угольных электростанциях, а другое исследование показало, что МСЗ штата Мэриленд выбрасывали в сумме ртути в 6 раз больше, чем все угольныеТЭС данного штата [32].

Закрытие этих устаревших угольных и мусорных ТЭС может иметь существенные, поддающиеся количественной оценке и немедленные положительные последствия. Например, в одном из недавних исследований установлено, что среди женщин, проживающих в радиусе пяти километров от недавно закрытых угольных электростанций, значительно сократилось число преждевременных родов [33].

* * *

Возобновляемый мусор — юридический оксюморон

Хотя МСЗ должны постепенно закрываться из-за своих экологических и экономических недостатков, они продолжают работу, потому что законодатели штатов и федеральные власти определили сжигание мусора как «возобновляемый источник энергии».

Как было сказано выше, сегодня 23 штата разрешают классифицировать энергию, вырабатываемую при сжигании ТБО, как «возобновляемую» и учитывают ее в своих государственных стандартах развития возобновляемой энергетики (Renewable Portfolio Standard — RPS). Два из них — Калифорния и Висконсин — внесли существующие МСЗ в свою классификацию ВИЭ, но не разрешают строить новые МСЗ, четыре штата — Аризона, Колорадо, Миссури и Огайо — разрешают сжигание ТБО только при выполнении определенных условий (Рис. 1).

52 из 76 действующих в США МСЗ (68%) расположены в штатах, которые классифицируют МСЗ как возобновляемые источники энергии. Есть штаты, в которых МСЗ не работают, как, например, в штате Юта, но они разрешают покупать «возобновляемую» энергию МСЗ в других штатах [34].

Когда МСЗ по закону относятся в ВИЭ, то МСЗ получают право на получение субсидий для производства «возобновляемой» энергии и гарантированной её продажи в электросеть [35],что показал недавний отчет Food & Water Watch [36].

Например, принятие Сенатом штата Мэриленд закона SB 690 [37] в 2011 году означало, что штат стал первым штатом США (и до сих пор единственным), который включил мусоросжигание в состав «Приоритетного перечня» ВИЭ в своём стандарте возобновляемой энергетики (RPS), что позволило МСЗ напрямую конкурировать с ветровой и солнечной энергетикой и перехватывать наиболее крупные кредиты на развитие «возобновляемой» энергетики. МСЗ Wheelabrator в центре Балтимора с 2011 по 2017 год получил субсидий на $10 млн именно благодаря по программе поддержки ВИЭ по «Приоритетномуперечню» в RPS штата [38].

Такая политика ведёт к увеличению электроэнергии, вырабатываемой на МСЗ специально для увеличения государственных дотаций.

Двумя заметными исключениями являются штаты Флорида и Нью-Йорк. Флорида не приняла ещё ни одного закона о возобновляемой энергетике, но активно использует другие виды экономического стимулирования технологий сжигания отходов. В настоящее время во Флориде работают 11 МСЗ. В отличие от Флориды, штат Нью-Йорк уже имеет закон, который относит сжигание ТБО к ВИЭ, и на территории штата работают 10 МСЗ, но правительство штата делает всё, чтобы их закрыть. С 2011 года отраслевые лоббисты безуспешно пытались убедить законодателей Олбани, чтобы штат Нью-Йорк последовал примеру штата Мэриленда и начал поддерживать сжигание отходов в своей политике по развитию ВИЭ [39]. Недавние предложения строительства новых МСЗ в штате Нью-Йорк также столкнулись с сильной оппозицией, в том числе и со стороны высокопоставленных чиновников, таких как губернатор штата Эндрю Куомо, которые ссылаются на экологические проблемы построенного в начале этого года МСЗ в г. Ромулус [40].

Взаимосвязь между стандартами по ВИЭ и расположением МСЗ, безусловно, касается, прежде всего, муниципалитетов и штатов, на территории которых МСЗ расположены. Однако федеральные и распределительные электросети благодаря кредитам на ВИЭ [41] позволяют МСЗ продавать свою электроэнергию с наценкой в других штатах [42]. Таким образом, это выводит влияние МСЗ далеко за границы штатов, в которых они расположены, чем расширяет спектр экономических механизмов развития сети МСЗ.

«Когда вы слышите о том, как какой-то штат США имеет RPS (стандарт возобновляемой энергетики), знайте, что этот стандарт касается не только данного штата, он может поддерживать загрязнителей окружающей среды во многих штатах вокруг», — объясняет Майк Эволл, директор Сети энергетической справедливости.

Например, в штате Мэриленд, согласно публикациям СМИ, в течение последнего десятилетия потребители энергии через действующие тарифы потратили около $84 млн на покупку энергии, выработанной в штате Вирджиния на различных ВИЭ [43]. При этом большая часть этой электроэнергии была получена от грязных источников энергии, включая муниципальные МСЗ Вирджинии.

Хотя общая сеть политики поддержки и кредитования возобновляемой энергетики различных штатах крайне сложна, решение этой проблемы простое: необходимо вместо этого продвигать энергетическую демократию и программу «мусор-в-благосостояние».

Сжигание твердых отходов тратит впустую энергию, деньги, сокращает рабочие места и загрязняет населённые пункты. Региональные политики, чиновники местных органов власти и адвокаты обладают авторитетом и различными инструментами для продвижения более чистых, дешевых, экономически выгодных технологий и стратегий переработки отходов.

Прежде всего, надо реформировать государственные законы о возобновляемых источниках энергии, чтобы убрать субсидии на сжигание мусора, которое сокращает рабочие места и наносит существенный вред здоровью населения. Запреты на сжигание в Род-Айленде и Делавэре или законы штатов, которые исключили сжигание отходов из списка ВИЭ, демонстрируют, как можно разработать законодательство, ограничивающее сжигание отходов. Изучение проблем населения, на которые больше всего воздействуют местные загрязнители, использование ВИЭ, которые должны напрямую конкурировать с грязными МСЗ, а также правильная политика могут помочь закрыть устаревшие МСЗ и предотвратить открытие новых, а также поддержать создание более чистой и рентабельной системы переработки отходов и переход на безопасные и эффективные источники энергии.

Разнообразная просветительская деятельность является особо эффективными средством повышения осведомленности населения и прекращения расширения сети мусоросжигательных заводов. Поддержка движения протеста и закрытие вредных МСЗ может привести к значительной экономии средств, которые затем могут быть потрачены на решение общественно полезных задач.

Кроме изменения правовых определений того, что может считаться возобновляемой энергетикой, и поддержки борьбы на низовом уровне, местные органы власти могут использовать следующий набор стратегий, которые преобразуют «отходы в богатство» и создают более самодостаточную и устойчивую местную энергетическую систему:

  • Платите за то, что выбрасываете — эта стратегия ценообразования утилизации мусора [44], которая побуждает людей сокращать свои счета за мусор, выбрасывать меньше, что приведет к снижению расходов на коммунальные услуги.
  • Переработка органических веществ или компостирование в населенных пунктах — перевод пищевых отходов в программу компостирования для общины или дома, что необходимо для дальнейшего перехода к программам с нулевым отходом.
  • Надежная переработка, например, двойной поток — внедрить метод переработки, который поощряет отделение бумаги от другого вторсырья, чтобы извлечь ценные материалы и ещё больше сократить расходы на утилизацию, связанные с управлением ТБО [45].
  • Солнечная энергия — для удовлетворения местных потребностей в энергии города могут использовать первоначальную экономию за счет отказа от электричества или пара, образующихся при сжигании отходов. Строительство солнечных муниципальных электростанций сократит городские счета за электроэнергию, будет способствовать производству более чистой электроэнергии и создаст дополнительную экономию рабочего времени местного правительства для поддержки других программ или снижения налогов.

* * *

Заключение

Признание сжигания мусора «возобновляемым источником энергии» является грязным методом обогащения, используемым во многих штатах США. Такая политика поддерживает эту стареющую, грязную и дорогостоящую отрасль сжигания отходов за счет более чистых и дешевых источников энергии и стратегий обращения с отходами.

Четко определенные цели в области развития ВИЭ, которые прямо исключают сжигание ТБО из перечня ВИЭ или вообще полностью запрещают сжигание мусора, представляют собой четкое, прямое политическое решение этой проблемы. Законодатели штата могут взять на себя инициативу по закрытию этой проблемной отрасли. Укрепление обязательств по использованию ВИЭ и закрытие старых МСЗ — это шаги, которые охотно поддержали бы одновременно как сторонники движений против сжигания мусора, так и движений за экологически чистую энергию.

Исключение сжигания отходов из определения возобновляемой энергии окажет положительное влияние на местные сообщества и на преобразование всей энергетической системы. Выбирая энергетическую демократию, города экономят деньги и дают жителям больший индивидуальный и коллективный выбор в отношении того, как отходы и энергия будут управляться на местном уровне.

* * *

Список литературы

1. Kurtz, Howard. 1987. «Landfill Closings Costly Crisis for the Northeast.» The Washington Post.

2. Shaw, Bob. 2018. «Fire sale: $37 million garbage-burning power plant in Elk River.» Pioneer Press.

3. Hesse, Paul, and Dale Sweetnam. 2016. «Waste-to-energy electricity generation concentrated in Florida and Northeast.» US EIA.

4. U.S. EPA. 2018. Advancing Sustainable Materials Management: 2015 Fact Sheet.

5. Institute for Local Self-Reliance. 2018. Quarterly Power Plant Capacity Tracking.

6. Hornstien, Frank. 2013. «Garbage burning emits significant amounts of toxic pollutants, particulates.» MinnPost

7. Energy Justice Network. 2018. «Incinerators are NOT «waste-to-energy» facilities.«

8. Global Alliance for Incinerator Alternatives (GAIA). 2004. «Incinerator Myths.«

9. Morris, Jeffrey. 1996. «Recycling Versus Incineration: An Energy Conservation Analysis,» Sound Resource Management Group (SRMG) Seattle, Journal of Hazardous Materials, 47(1−3):277.

Morris, Jeffrey. 2005. «Comparative LCAs for Curbside Recycling Versus Either Landfilling or Incineration with Energy Recovery.» The International Journal of Life Cycle Assessment.Volume 10(4): 273−284.

10. ILSR, GAIA, and Eco-Cycle. 2008. «Report: Stop Trashing the Climate.«

11. Hennepin County Environmental Services. 2011. «Hennepin Energy Recovery Center: An urban waste-to-energy facility.«

12. Work on Waste. 1992. «Municipal Waste Incineration Banned in Rhode Island: Excerpts from Rhode Island State Senate Act 92-S 2502«

13. см. сноску 12.

14. Varghese, Romy, Michael Bathon and Linda Sandler. «Harrisburg Files for Bankruptcy on Overdue Incinerator Debt.» Bloomberg.

15. Energy Justice Network. 2011. «We predicted the nation’s largest city bankruptcy — 8 years ago.«

16. Buntin, John. 2010. «Harrisburg’s Failed Infrastructure Project.» Governing Magazine.

17. Seldman, Neil. 2018. «California Down to Two Garbage Incinerators.» ILSR.

18. Shaw, Bob. 2018. «Fire sale: $37 million garbage-burning power plant in Elk River.» PioneerPress.

19. Seldman, Neil. 2017. «Report: WhyShouldBaltimoreRecycleMore.«ILSR.

20. «Тариф на утилизацию мусора на МСЗHERC снизился с $95 за тонну (рассчитанный для покрытия затрат на МСЗ) до уровня $65 за тонну, чтобы привлечь достаточноеколичество отходов от перевозчиков мусора в этом районе в начале 2000-х годов, и снова поднялся до $85 за тонну сегодня».

Источник:

Clement, Douglas. 2005.»A burning issue: Garbage burners play a significant role in a few Ninth District states. For years, local governments have stoked the fire, but the flame appears to be dying.» Federal Reserve Bank of Minneapolis.

Hennepin County. 2018. «Solid Waste System Operating Manual.«

21.Hennepin County. 2018. Смотрисноску 20.

22. Platt, Brenda. 2017. «Infographic: Compost Impacts More Than You Think» ILSR. Platt, Brenda. 2013. «Composting Makes Sense: Jobs through Composting & Compost Use.«ILSR.

23. Seltenrich, Nate. 2014. «Waste Incineration Plants a Hard Sell for Cities.» The Daily Climate.

24. GAIA. «Toxic Air and Ash Emissions from U.S. Covanta and Wheelabrator incinerators: dioxin, mercury, and other toxic contaminants.«

25. Energy Justice Network. «EPA eGRID 2010 CO2, SO2 and NOx Emissions Data for U.S. Electric Power Plants.«

26. Energy Justice Network. «Energy Justice Platform«

27. JusticeMap.org, «Energy Justice Communities Map, and U.S. Census.» API. Accessed 2018.

28. Matheny, Keith, and Kat Stafford. 2018. «Detroit Renewable Power waste incinerator pollutes. Is DEQ doing enough?» Detroit Free Press.

29. Zero Waste Detroit. 2018 «Detroit Incinerator: Environmental & Health Impact.«

30. U.S. EPA. 2002. «Fish Consumption and Environmental Justice.«31. Ecocylce. 2011. «Waste-OF-Energy: Why Incineration is Bad for Our Economy, Environment, and Community.«

32. Energy Justice Network. «Trash Incineration More Polluting than Coal.«

33. Shankman, Sabrina. 2018. «Premature Birth Rates Drop in California After Coal and Oil Plants Shut Down.» Inside Climate News.

34. DSIRE. 2018. «Renewable Portfolio Goal: Utah.» NC Clean Energy Technology Center.

35. Karidis, Arlene. 2016. «The 50 states of waste: How waste-to-energy definitions vary across the nation.» Waste Dive.

36. Food & Water Watch. 2018. «Report: Cleanwashing How States Count Polluting Energy Sources as Renewable.«

37. Maryland State Senate Bill 690.

38. Seldman, Neil. 2017. «Baltimore Incineration Plan Could Get Millions in Subsidies Thanks to Maryland Law.«

39. Smith, Jennifer. 2011. «Trash burner wants «renewable' tag, funds.» Newsday.

40. Seldman, Neil. 2018. «In the Finger Lakes of New York, a Garbage Incinerator Proposal Comes Under Fire.» ILSR.

41. World Resources Institute. «Fact Sheet: The Bottom Line on… Renewable Energy Certificates.«

42. Energy Justice Network. «Renewable Portfolio Standards: Promoting Green Energy: The Free Market Approach vs. The Public Policy Approach.«

43. Chesapeake Physicians for Social Responsibility. 2018. «Unbundled: How Renewable Energy Credits Undermine Maryland’s Transition to Clean, Renewable Energy.«

44. Seldman, Neil. 2016. «Gold in the Garbage: How Recycling Rates Could Be a Lot Higher.» Governing Magazine.

45. Seldman, Neil. 2018. «More Communities Switch to Dual Stream.» ILSR.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail