Отец Грегор

Страшная трагедия в Париже под вечер этого дня, 15 апреля: во французской столице горит Нотр-Дам, собор Парижской Богоматери. Это храм, без которого невозможно представить одну из величайших стран Европы и мира. Кто его не знает? Господи, помилуй нас всех! Читаю сообщения в режиме онлайн. Только что передали — обрушился шпиль великого собора. И сразу вспоминаются слова Виктора Гюго из одноименного романа:

«Несколько лет тому назад, осматривая собор Парижской Богоматери или, выражаясь точнее, обследуя его, автор этой книги обнаружил в темном закоулке одной из башен следующее начертанное на стене слово: АМАГКН. Эти греческие буквы, потемневшие от времени и довольно глубоко врезанные в камень, некие свойственные готическому письму признаки, запечатленные в форме и расположении букв, как бы указывающие на то, что начертаны они были рукой человека Средневековья, и в особенности мрачный и роковой смысл, в них заключавшийся, глубоко поразили автора. Он спрашивал себя, он старался постигнуть, чья страждущая душа не пожелала покинуть сей мир без того, чтобы не оставить на челе древней церкви этого стигмата преступлений или несчастья.

Позже эту стену (я даже точно не припомню, какую именно) не то выскоблили, не то закрасили, и надпись исчезла. Именно так в течение вот уже двухсот лет поступают с чудесными церквами Средневековья. Их увечат как угодно — и изнутри, и снаружи. Священник их перекрашивает, архитектор скоблит; потом приходит народ и разрушает их. И вот ничего не осталось ни от таинственного слова, высеченного в стене сумрачной башни собора, ни от той неведомой судьбы, которую это слово так печально обозначало, — ничего, кроме хрупкого воспоминания, которое автор этой книги им посвящает. Несколько столетий тому назад исчез из числа живых человек, начертавший на стене это слово; исчезло со стены собора и само слово; быть может, исчезнет скоро с лица земли и сам собор».

Что происходит с тобой, Марианна? Во времена строительства собора Парижской Богоматери славная Франция был верной дочерью Католической церкви. Сегодня она превратилась в свою противоположность. В июне 2015 года папа Римский Франциск в разговоре со студентами назвал Францию «неверной дочерью Церкви», а до того, как писала парижская газета Le Parisien, подобные слова понтифик открыто говорил французскому епископату. В историю христианства французы вписали немало славных страниц. До сих пор подвиг Роланда, знаменитейшего из героев французских эпических сказаний цикла Карла Великого, маркграфа Бретонской марки, является одним из актуальных мифов европейской истории. Да разве только он один…

Но Франция изменила себе. Она изменила христианству сначала во времена Французской революции, а потом в начале XX века, когда приняла комплекс секулярных законов, которые стали примером для российских политических атеистов, не только большевиков, но и их социально близких соратников. Сегодня Франция переживает сложные времена. Ее католики пытаются отстоять свое право присутствовать в общественном пространстве страны. Однако против них играют слишком серьёзные силы. Политический консенсус, сформировавшийся в стране, препятствует христианам выражать свое мнение в полную силу.

Может быть, страшный пожар, разрушающий собор Парижской Богоматери, заставит о чём-то важном задуматься французов. Может быть, они вспомнят, что их страна времён Каролингов и Меровингов была великой тогда, когда защищала христианство во всём мире. Не знаем. Но в том, что это происшествие стучит в сердца французов, сигнализируя о чём-то важном, сомневаться не приходится.

Читайте развитие сюжета: Барзани выразил солидарность с Францией в связи с пожаром в соборе Нотр-Дам