Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Вашингтон внес иранский Корпус стражей Исламской революции (КСИР) в список «иностранных террористических организаций». Об этом заявил в своем выступлении в Белом доме президент США Дональд Трамп. По его словам, КСИР «активно участвует в финансировании и поддержке терроризма, который Иран использует как инструмент достижения своих интересов в осуществлении глобальной террористической кампании».

Но министерство финансов США и до того неоднократно вводило санкции в отношении физических и юридических лиц, связанных, по мнению американской администрации, с деятельностью КСИР. Почему на сей раз осуществлен беспрецедентный шаг: ведь Вашингтон впервые внес в список «террористических организаций» официальный орган иностранного государства? Ранее многие западные эксперты объясняли весь комплекс последних санкций против Тегерана намеченными на 9 апреля парламентскими выборами в Израиле. Выборы прошли, ситуация вроде бы должна была измениться, ан нет. Трамп устраивает демонстрацию решительных действий против Ирана. На наш взгляд, связано это со срывом неких секретных переговоров между Вашингтоном и Тегераном относительно перспектив заключения нового ядерного соглашения.

Как считает сотрудник Германского общества внешней политики (DGAP) Хеннинг Рике, «для американцев никогда не был важен сам по себе вопрос ядерной программы Ирана — их претензии к Тегерану всегда были комплексными». Это и требования отказаться от поддержки шиитских военизированных группировок в соседних странах, признать за Израилем права на существование, проблемы с правами человека, конфликт с Саудовской Аравией, роль иранцев в Сирии и Ираке. «С точки зрения Вашингтона, изначально соглашение с Ираном было подписано для того, чтобы привлечь внимание к ядерной проблеме и в какой-то мере поспособствовать дальнейшим переговорам с иранскими властями, — говорит Рике. — Но этого достичь не удалось, так как США отказались «расшивать» пакет своих требований». Теперь Вашингтон открыто заявляет о намерении «сломить режим в Тегеране и восстановить демократию».

Трампа активно поддерживают помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон, заявляющий, что «мы должны помочь народу Ирана вернуть свою свободу», и государственный секретарь США Майк Помпео, настаивающий на необходимости «оказывать максимальное давление» на Тегеран до тех пор, пока тот «не откажется от своих смертоносных амбиций». Однако это слова, а что можно сделать на деле? Согласно американскому порталу Washington Free Beacon, в Совете национальной безопасности США уже рассматривалась стратегия действий против Ирана, которая была разработана аналитическим центром Security Studies Group (SSG), тесно связанным с Болтоном. В администрации США он, пожалуй, единственный чиновник, который вплотную занимается Тегераном, встречается с иранскими диссидентами.

КСИР
КСИР
Khamenei.ir

Главный смысл этого сценария таков: оказывать на Иран «экономическое, военное (внешнее) и политическое давление с целью дестабилизации в этой стране внутриполитической ситуации до прихода к власти там нового режима», наносить удары по базовым государственным структурам (как КСИР). Что и происходит. Ставка делается на разыгрывание карты этнических и религиозных меньшинств, остальные меры будут носить сопутствующий характер, что, по замыслу, должно переключить главное внимание Тегерана с региональных на внутренние проблемы. Сами американцы воевать не собираются, но были бы не прочь развязать еще одну региональную войну, участие в которой «для Ирана становилось бы неизбежным». Конечно, в Тегеране все это видят, оценивают реальные и потенциальные для себя угрозы и отвечают. Высший совет национальной безопасности (ВСНБ) Ирана внес вооруженные силы США в свой список «террористических организаций».

Все эксперты согласны в том, что Ближний Восток вталкивают в очередной виток напряженности. При этом он может реально затронуть государства Закавказья, особенно Азербайджан. Однако выльется ли все это в нечто большее, чем раньше, в какую сторону дальше качнется маятник — предсказывать никто не берется. Очевидно пока следующее. Вашингтон будет более активно разгонять в мире и регионе антииранскую информационную войну, Иран не станет сидеть сложа руки. Являются ли действия США политически логичными, определить сложно, так как они укрепляют в Иране позиции так называемого «консервативного лагеря» и подрывают влияние «либералов», с которыми в Европе договариваются. Не случайно президент Ирана Хасан Рухани заявил, что «решение Вашингтона лишь повышает популярность КСИР».

С определенной тревогой наблюдают за ходом событий в Израиле. Близкий к спецслужбам израильский сайт «Дебка», к примеру, считает, что «КСИР может установить контроль над командными центрами американских сил в Сирии и Ираке, что угрожает началом конфронтации между Тегераном и Вашингтоном, с одной стороны, или Ираном и Израилем, с другой стороны». Иранские элиты говорят, что Тегеран будет реагировать с большой силой и жестокостью на любую угрозу своей безопасности. Но откуда и когда она будет реально исходить? Пока стороны обмениваются одними только «сигналами». А что будет дальше, если появятся желания реагировать друг на друга симметрично?