В Тбилиси появится, точнее обретет свои новые функции, Дворец государственных церемоний. Об этом вначале журналисты, а вслед за ними и общественность узнали из короткого анонса пресс-спикера президента Грузии Хатии Моисцрапишвили, которая сообщила о приеме в честь подписания акта о восстановлении независимости Грузии, который состоится 9 апреля, в 17:00 часов во Дворце государственных церемоний. В анонсе был указан и адрес данного учреждения: улица Абдушелишвили № 1. По этому адресу в районе Авлабари находится та самая «помпезная» резиденция-дворец, которую по инициативе экс-президента Михаила Саакашвили выстроили несколько лет назад для главы грузинского государства.

Грузия
Грузия
Иван Шилов © ИА REGNUM
Изображение Михаила Саакашвили на автобусе
Изображение Михаила Саакашвили на автобусе
(сс) rugbyxm

Для лидера и учредителя ныне правящей партии «Грузинская мечта» Бидзины Иванишвили с первых дней своего официального вступления в грузинскую политику это «помпезное сооружение» оказалось категорически неприемлемым. Поэтому еще в ходе предвыборной кампании вначале до парламентских выборов 2012 года, где победу одержала его коалиция «Грузинская мечта», а затем и до президентских выборов 2013 года, где победил тогда еще ставленник Бидзины Иванишвили Георгий Маргвелашвили, проводилась активная информационная кампания о нецелесообразности существования в Тбилиси такого роскошного дворца президента и несоразмерных средствах, тратящихся на его содержание из госбюджета, а следовательно, из карманов народа.

Бидзина Иванишвили
Бидзина Иванишвили
(сс) Michał Koziczyński

Георгий Маргвелашвили, который до выборов поддерживал эту линию и позицию Иванишвили, заняв пост президента и прослужив в этой должности некоторое время на одном из верхних этажей администрации правительства Грузии (так как в тот период предназначавшийся для президента новый, более скромный президентский дворец на улице Атонели был еще не готов и ремонт этого старого исторического здания еще не начинался), вскоре «нарушил свое слово» и обосновался в облюбованном и обжитом Саакашвили Авлабарском дворце, чем заслужил негодование и резкую критику Бидзины Иванишвили и всей «Грузинской мечты».

Тем не менее Георгий Маргвелашвили твердо оставался при своем мнении и пояснял, что Авлабарский дворец — символ института президента и самое подходящее место как для работы главы государства, так и для приема высокопоставленных зарубежных делегаций и гостей.

Маргвелашвили Георгий
Маргвелашвили Георгий

Прошли новые президентские выборы, по итогам которых пост президента занял еще один, уже неформальный ставленник «Грузинской мечты», Саломе Зурабишвили, баллотировавшаяся в качестве независимого кандидата, но активно поддержанная правящей партией и самим Бидзиной Иванишвили. Сразу же после инаугурации, до наступления Нового, 2019 года, она, как и подобало ее новому президентскому статусу, с существенно ограниченными конституцией полномочиями, вошла в скромную резиденцию на улице Атонели.

В одном из первых данных после выборов интервью она определила и свое положение, и статус в структуре власти, отметив, что «президент в Грузии — не политик», а посему фиксировать позицию по острым политическим вопросам не будет.

Сообщение о мероприятии, которое Зурабишвили даст 9 апреля во дворце в Авлабари, взбудоражило общественность и особенно оппозицию, которая сразу же увидела в этом деле «руку самого Иванишвили» и констатировала, что Саломе Зурабишвили «дозволили частично освоить президентский дворец».

В публичных же комментариях лидеры оппозиции — как бывшие, так и нынешние соратники Михаила Саакашвили отмечали, что нынешнее правительство Грузии, конкретно же — лидер правящей партии Бидзина Иванишвили — противоречат сами себе. Ведь еще несколько лет назад они утверждали, что содержать такой огромный и помпезный дворец президента правительству и бюджету невыгодно, а сегодня вдруг решили, что президент будет «функционировать» сразу в двух дворцах — на Атонели и Авлабари. Лидер партии «Европейская Грузия» Давид Бакрадзе, который в бытность Михаила Саакашвили у власти был его ярым соратником и единомышленником и последние годы занимал пост председателя парламента, назвал это решение типичным примером «неприкаянности и вредительства» правящей «Грузинской мечты».

«Все предыдущие годы они говорили о том, что резиденция президента очень большая и ее коммунальные расходы слишком велики. А сегодня мы получили ситуацию, когда у нас два дворца и оба содержит государство. Причем функция одного из них совершенно непонятна. Оказывается, такое огромное здание только для того и должно существовать и содержаться, чтобы в нем раз в год проводились приемы», — подчеркнул Бакрадзе.

Давид Бакрадзе
Давид Бакрадзе
Longin Wawrynkiewicz

Аналогичные комментарии сделали и другие — бывшие и нынешние соратники Саакашвили, которые считают, что все решения в Грузии однозначно принимаются одним лицом, занимающим пост председателя «Грузинской мечты».

Комментируя сообщение о приеме в Авлабарской резиденции и изменении ее статуса, начальник администрации президента Лаша Жвания заявил, что это было совместное решение президента и премьер-министра. Они договорились, что основная часть дворца в Авлабари будет использоваться для государственных церемоний.

«Это было совместное соглашение между президентом и премьер-министром о том, что основная часть дворца будет именоваться дворцом государственных церемоний. Что касается административного здания, над его статусом в настоящее время работает специальная парламентская группа, в которую также входят представители правительства», — заявил Лаша Жвания.

Решение о переименовании президентского дворца в Авлабари во дворец госцеремоний подвергли критике и бывшие соратники Бидзины Иванишвили по коалиции «Грузинская мечта». В частности, бывший председатель парламента Давид Усупашвили счел это название неоправданным и не соответствующим характеру и типу сооружения.

Как заявил Усупашвили журналистам, проведение в этом здании церемоний могло стать одной из его функций, но назвать в целом бывший президентский дворец следовало бы Дворцом Грузинской Республики.

По его информации, вопрос присвоения дворцу президента нового статуса и новых функций обсуждался еще в 2012 году и тогда было высказано предложение о переименовании его во Дворец республики и размещении здесь материалов, отражающих историю Грузии, начиная с периода 1918−1921 годов, продолжая периодом советской республики и кончая современностью. «Таким путем в одном здании можно было отразить всю 100-летнюю историю Грузии, а с другой стороны, ее функциональной нагрузкой стало бы именно проведение государственных церемоний», — пояснил Давид Усупашвили.

Пока грузинские политики спорят о целесообразности новых функций дворца, президент Грузии готовится к его освоению для проведения государственных церемоний. То, за что в свое время заслужил упреки и критику Георгий Маргвелашвили (он, в принципе, тоже объяснял свое решение обосноваться в этом дворце необходимостью достойного представления Грузии во время различных государственных церемоний), оказалось допустимым и одобренным сверху для нынешнего главы государства.