Пыль, поднятая ожившим в начале года переговорным процессом с целью заключения мирного договора с Японией, медленно оседает. При этом глубинные мотивы России (если отбросить чисто пропагандистские штампы) во ввязывании во всю эту странную историю по-прежнему окончательно неясны, «замылены» и куда выведет в итоге дело с мирным договором, «совместном хозяйственном освоении» островов Малой Курильской гряды как ступени для последующей их передачи Японии пока уловить трудно. Похоже, после неудавшегося кавалерийского наскока, для успокоения чувств лидеров обеих стран, позволить им «сохранить лицо», всё же происходит перегруппировка сил с прицелом выдать хоть какой-то сдвиг под июньскую встречу В. Путина с С. Абэ на саммите G-20 в Японии. Но за каждодневной «грудой дел и суматохой явлений» можно и запамятовать о такой, на наш взгляд, несбыточной для нашей страны надежде, как создание в обозримой перспективе принципиально иного морально-этического фона во взаимоотношениях двух стран-соседей. Ведь именно его трансформацию «в новую эру» лидеры России и Японии выставили в качестве первопричины желательности кардинальных изменений, даже прорыва, говоря о желании выстроить «качественно-новый уровень доверия». Но что должно предшествовать: формальная бумага с сухими формулировками, установочная платформа на будущее или иная политическая среда, настроения общественности, доброжелательность и открытость, что и призван, в частности, отражать пресловутый мирный договор? На наш взгляд, чтобы не ставить телегу впереди лошади — приоритет за последним.

Наши острова
Наши острова
Иван Шилов © ИА REGNUM

Про российскую сверхлояльность к Японии и японцам говорить не приходится. Русский народ по природе отходчив и склонен ко всепрощению. В отношении к Японии это особенно очевидно — у нас не принято припоминать японцам прегрешения их предков в отношении нашей страны. Мы даже День Победы над милитаристской Японией перестали праздновать, дабы не огорчать наших, хоть и мирных теперь соседей, но всё же противников на завершающей стадии Второй мировой войны.

Павел Судаков. Капитуляция японской армии. 1948
Павел Судаков. Капитуляция японской армии. 1948

В представлении большинства россиян Япония — это дружелюбная, вежливая, самобытная, во многом даже загадочная страна, с богатым экзотическим культурным наследием, со сдержанными и улыбчивыми людьми. Множество повествований было издано ещё со времён СССР о том, как красиво цветёт сакура, какие интересные в этой стране традиции чаепития, искусство икебаны, каллиграфии, изящество трёхстиший «хокку» и т. д. Настоящий взлёт массового интереса в России произошёл с проникновением японских боевых искусств и тяга к овладению ими и их ритуалами с тех пор не затухает. Ресторанов японской кухни не счесть. Всё это так, но есть и другая сторона медали, о которой мы почему-то стесняемся говорить. Мы вообще предпочитаем односторонний тип сознания и восприятия, в первую очередь стараемся видеть только хорошее, хотя нас десятилетиями учили диалектике. Но именно такой нарочито-мягкий, сверхделикатный подход и позволил укорениться в менталитете японцев ощущению ущемлённой национальной гордости, обиды на сопредельные государства за катаклизмы военной истории и её последствия. Парадоксальным образом США исключены из категории стран, виноватых перед Японией. А вот Россия в этой иерархии прочно занимает верхнюю строчку.

Обратимся для сравнения к тем переменам https://regnum.ru/news/cultura/2607644.html в сознании, в переоценке прошлого, произошедшего у нашего бывшего главного противника и бывшего союзника Японии — Германии. Там все реваншистские организации с нацистским душком запрещены. Популяризация нацизма преследуется в уголовном порядке, равно как и отрицание холокоста. Президент ФРГ Р. Вайцзекер ещё в 1985 г. впервые заявил, что День 8 мая является «днём освобождения германского народа от нацистской диктатуры». Германия осуществляла выплаты узникам концлагерей — гражданам бывшего Советского Союза, а также «за рабский труд» насильственно угнанным и работавшим на заводах Германии. Часть денег поступала из госбюджета и от частных фондов уцелевших фирм и концернов, выполнявших заказы гитлеровского режима. В школьных и институтских программах осуждается период нацистского расового и иного мракобесия, равно как и подвергаются тотальному осуждению все те аномальные общественные явления, насаждавшиеся национал-социалистической партией и её пропагандой с 1933 по 1945 год, и уж конечно преступления нацистской диктатуры. Иначе говоря, вся германская нация по обе стороны границы после образования ФРГ и ГДР в 1949 г. кардинально поменяла мировоззрение, постепенно очистилась от скверны нацизма и сделала упор на воспитании нового поколения с иными морально-этическими, демократически-либеральными ценностями и жизненными ориентирами. Даже фильмов, рассказывающих о тех постыдных временах в Германии, практически нет. А, если таковые редко и попадаются, то из них можно почерпнуть только отвратительную неприглядность и обречённость нацистского режима и его фюрера (как, например, из фильма «Бункер»). Все напоминания о «величии Третьего рейха» были выкорчеваны, за исключением концлагерей, где теперь ежегодно проводятся, как это происходит в Маутхаузене, международные поминальные мероприятия, на которые Германия за свой счёт свозит из разных стран, включая Россию, оставшихся в живых бывших узников. Знаменитый, ставший каноническим памятник советскому воину-освободителю с девочкой на руках в мемориальном комплексе Трептов-парк, поддерживается и охраняется от возможных вандалов-отморозков. В качестве свежего примера покаяния Германии может служить принятое Берлином решение в январе 2019 г. выделить к 75-летию полного снятия блокады Ленинграда 12 миллионов евро для нужд «блокадников».

Монумент «Воин-освободитель» в Трептов-парке в Берлине
Монумент «Воин-освободитель» в Трептов-парке в Берлине
Sly07192909

Если Германия безропотно отнеслась к отторжению от неё земель и передаче их Польше, а также СССР (как пострадавшим сторонам), и согласилась оформить это в многосторонней форме Хельсинкского акта, то Токио придерживается диаметрально-противоположной позиции и норовит сделать всё наоборот.

Сравнение в этом плане с Японией, взятое по отдельности или в совокупности, будет отнюдь не в пользу последней. Там не только хранят и почитают бывшие боевые знамёна разгромленных или капитулировавших войск, но и воспроизводят их, дают вторую жизнь — их копиями любят размахивать на своих сборищах милитаристские организации. Казнённых по приговорам Токийского трибунала военных преступников перезахоронили в храме, ставшим неким сакральным местом, куда для участия в ежегодном ритуале поклонения перед памятью «героев» ездит нынешний премьер С. Абэ. Продолжаются военизированные союзы, восхваление императорской армии, шумные митинги «отморозков» и благопристойные сборища политической элиты — все они сливаются в единое целое в День «северных территорий»; сжигание российского флага, внушение школьникам всех возрастов тезиса о вероломном нападении России и захвата ею исконных островов. Обвинение России в военной агрессии 1945 г. фактически стало государственной политикой Японии.

В отличие от Германии в Японии не произошёл процесс покаяния за ответственность за развязанную агрессию, за многочисленные жертвы в боях, а также гражданского населения на захваченных территориях, за военные преступления. В одном только Китае число жертв за время войны оценивается около 30 млн человек. Недавно Токио с негодованием отказался от призыва Южной Кореи принести запоздалые извинения женскому населению этой страны, подвергавшемуся неслыханному массовому насилию, бесчинствам, унижениям и издевательствам со стороны японской солдатни. Причём в случае с Китаем тиражируемая реакция японской пропаганды ошеломляющая: «А не надо было так сопротивляться японским войскам, тогда и жертв было бы у вас намного меньше». Мол, сами виноваты. Нечто подобное по духу звучит и в адрес Южной Кореи: «Ваши женщины добровольно, сами шли и своих несовершеннолетних дочерей посылали обслуживать наших военных в борделях, потому что у вас в стране не было достаточно продовольствия, чтобы можно было прокормиться». То есть получается, что выручили женское население, а значит, облагодетельствовали и всю нацию, её будущие тогда ещё не народившиеся поколения. Превращение же Кореи в нещадно и жестоко эксплуатировавшуюся колонию — не в счёт. И такая психология превалирует, стала даже типичной, несмотря на всю её вывернутую логику, встречается как дежурная реакция, когда японским политикам и обывателям приходится преподносить уроки исторической памяти.

Женщины для утешения и японские солдаты
Женщины для утешения и японские солдаты

Мне могут возразить, сказав, что напоминания о вине и роли Японии во Второй мировой войне спустя 74 года с её окончания не нужны, устарели, мешают, их надо оставить в прошлом, они уже не для XXI века. Но именно эта снисходительность, фактическое «поглаживание по головке» японцев, стеснительность в напоминании о том, что творили их недавние предки, оборачивается боком в наши мирные времена. Начать хотя бы с того, что в Японии преспокойно, с благословения властей существуют многочисленные правореваншистские, ультранационалистические организации, которые во главу угла ставят возрождение военной мощи, восхваляют военных преступников, возводя их в ранг национальных героев. Это именно в их среде тема принадлежности Курильских островов является заглавной, распространяемой далее на всё японское общество. И, что самое удивительное, всему этому «джентльменско-самурайскому» набору старательно и открыто потакают правительственные круги Японии — из поколения в поколение, вплоть до высших должностных лиц.

Подумать только — страна, союзница Гитлера, которая захватила всю Юго-Восточную Азию и часть Китая, установив там «новый порядок», поработила миллионы людей, принесла этим странам миллионные жертвы, чьи войска бесчинствовали и угнетали гражданское население оккупированных стран, породившая военных преступников, вспарывавших животы пленённым советским солдатам, ещё изображает себя незаслуженно обиженной судьбой и имеет наглость сейчас что-то ещё требовать от её победителя! И заметьте — ни следа покаяния! А когда подписывали полную и безоговорочную капитуляцию в 1945 г., были тихими и покорными, как овечки, глаза прятали. Даже если считать острова Малой Курильской гряды — нашим военным трофеем, то почему мы им должны делиться с поверженным противником?! Теперь нам объясняют, что Япония чувствует себя униженной, её национальное самоощущение ущербно, с глубокой раной, и, чтобы вылечить её, надо отдать Курильские острова. Так не надо было вступать в союз с Гитлером и творить безобразия по всей акватории Тихого океана, в Юго-Восточной Азии, в Китае на границах с СССР — никто не принуждал. А вместо дружеского расположения к своему великодушному соседу, отпустившему их пленных и отказавшемуся от репараций, жителям страны с 60-х годов внушают, что СССР под конец Второй мировой войны действовал как «вор на пожаре», под шумок и суматоху увёл японскую островную собственность и теперь должен её вернуть. И милостиво уведомляют, что так и быть — возьмём острова и без требований о денежных компенсациях для их бывших жителей или их потомков. Как будто не было участия Японии во Второй мировой войне и сотрудничества с нацистской Германией, как будто не она стала в ней агрессором, принесшим неисчислимые жертвы, страдания и разграбление, как будто её Квантунская армия не вступила в схватку с Советской армией, как будто не было Токийского трибунала над военными преступниками. По сути, наряду с признанием географических итогов Второй мировой войны, в нашем случае российского суверенитета над Курильскими островами, Японии недурно было бы ещё признать и политические итоги Второй мировой войны — свою неблаговидную роль в ней и крах своей милитаристской, захватнической идеологии, именно отторжению от неё учить своих граждан (как это делается в Германии) для очищения исковерканного самосознания.

Капитуляция Японии. 2 сентября 1945
Капитуляция Японии. 2 сентября 1945

Следует иметь в виду, что любые территориальные уступки со стороны России будут восприняты в Японии не как жест доброй воли, не как знак великодушия и примирения, а как закономерный результат целенаправленного давления и шантажа, триумф коллективной японской «национальной воли» над жадностью русских захватчиков. То-то возрадуется «опора нации» — весь этот змеиный клубок правых, ультра-националистов и реваншистов: «дожали» бывшую грозную сверхдержаву, изображающую из себя победительницу, наконец-то и на их улицу побеждённых добровольно пришёл долгожданный праздник! А за «восстановление исторической справедливости» благодарность в ответ не положена, свыше символических реверансов можно ничего не ждать, не говоря уже о чём-то большем. Ни один вектор политики Токио в отношении России не изменится к лучшему пока не исчезнет или хотя бы не ослабнет западное санкционное давление и шельмование России. Япония никогда не пойдёт «впереди паровоза» своих западных союзников, в первую очередь США. Так что покупать «дружбу» японцев ценой Курил — дело неперспективное, нереалистичное, да и в принципе недостойное национального самосознания русского народа.

Поэтому возникает базовый вопрос: а созрела ли на самом деле японская правящая элита, да и японский народ в целом, к истинному, идеологически необременённому добрососедству, или, как нам преподносит премьер С. Абэ, «с глубоким доверием на новом качественном уровне»? По мнению некоторых наших опытных аналитиков и многолетних наблюдателей Японии, «на данном этапе японцы к такому повороту не готовы и, по сути, в нём не нуждаются. Всё у них сосредоточено на овладении территориями и ресурсами». И для такого взгляда есть основания, ведь в Японии действительно имеет широкое хождение формула: «Настоящее доказательство дружбы России к Японии — это возврат наших территорий». Всё остальное вторично и несущественно. То есть это мы должны выступать в роли просителей, тянуть руку, заглядывать в глаза, доказывать наше расположение, а не наоборот, во всяком случае не взаимно. Мы за многие годы приучили японцев, что мы делаем в их сторону необъяснимо-щедрые подарки: то Курильские острова предлагаем забрать, то от военных репараций отказываемся, не предъявляем претензий за агрессию в русско-японской войне 1904 г. и уничтожение двух российских флотов, за интервенцию и оккупацию, разграбление и жертвы среди нашего населения Дальнего Востока, за потери в боях на озере Хасан и на Халхин-Голе, не требуем вернуть 200 т. царского золота, предоставили беспрецедентное в мировой практике право беспрепятственного, хищнического и по сути безнаказанного лова в наших территориальных водах, обесточивающего наши рыболовные ресурсы, не только прекратили отмечать День Победы над милитаристской Японией, но и вообще не упоминаем о войне на Дальнем Востоке, где наша страна потеряла свыше 36 000 человек. А в ответ, в качестве «дружбы на новом качественном уровне» мы получаем всенародный «День северных территорий», титул «оккупанта», сжигание нашего флага, истеричные митинги, школьные учебники, где детей подводят фактически к тому, что это СССР сбросил бомбы на Хиросиму и Нагасаки, ну и уж точно несправедливо и вероломно захватил исконные японские острова. А недавно добавились и сценарии милитаристских правых организаций, типа «Общества чёрного орла», о силовом способе решения вопроса «северных территорий» с провокационной идеей высадки на островах японских самураев-штурмовиков, любителей острых ощущений. На 18-ти островах Плоские/Хабомаи это технически вполне возможно, там вообще только одна наша погранзастава. А почему бы им и не маршировать в нетерпении, «передёргивая затворы», когда сам премьер-министр С. Абэ вносит в парламент рекордный до сей поры военный бюджет — 47 млрд. долларов? Та часть конституции Японии, ограничивающая вооружённые силы, и уж точно их использование вне страны, фактически не действует, а скоро, как настаивает тот же С. Абэ, будет кардинальным образом уже официально, законодательно изменена. Кстати, это произошло бы даже при наличии мирного договора с Россией, он ничуть бы такому развитию событий не воспрепятствовал бы. Японские «силы самообороны», а на самом деле полноценная армия, постоянно совершенствуются и уже котируется как 7-я в мире по численности и оснащённости. Японским военным неймётся — они уже и в Пакистане и в Афганистане бок о бок с американцами, более того — им в обход Конституции Парламентом теперь разрешено вступать в боевые действия вне Японии «для защиты союзников». Этакая извращённая самооборона на очень дальних подступах, аж со Среднего Востока. Создан корпус морской пехоты, совместно с американцами проводятся манёвры по десантированию на «условные острова» (!), строятся ударные авианосцы под истребители США F35, что к обороне уж никак не отнесёшь. К американской системе ПРО на территории Японии уже все привыкли, она как бы в порядке вещей, равно как и к десяткам американских баз на ней. Да и в наше время тесный военно-политический союз с США, форсированное наращивание своей военной мощи и участие в антироссийских санкциях не добавляет гармонии в наши отношения, о чём у нас наконец-то стали видеть очевидное и говорить вслух. Ни по одной значимой международной проблеме взгляды Японии не совпадают с российскими. Япония послушно за США вводит анти-российские санкции, даже в ущерб собственной экономике. Премьер-министр С. Абэ недавно не смог додуматься до лучшего «дружественного» сигнала Москве, чем номинировать президента США Д. Трампа на Нобелевскую премию мира за начало его диалога с Сев. Кореей, которую тот же и стращал американскими громами и молниями. Одним словом, мы им про доверие и качественно-новый уровень отношений, а они нам по пословице: «А Васька слушает да ест».

Японские солдаты
Японские солдаты
Dvidshub.net

Всё это подводит к вопросу: не слишком ли мы запрыгиваем вперёд, насильно пытаясь вытолкнуть отношения на «новый качественный уровень», когда японское государство и население и на базовом-то ещё толком не закрепились, никак на нём по-доброму и отчётливо пока не проявились? К тому же стоило бы для начала определиться, одно и то же ли содержание мы вкладываем в понятие «дружба», «добрососедство» и что японцы под этим подразумевают? Неплохо было бы для начала сравнить. У них ведь даже сакэ в два раза менее крепче по градусам, чем русская водка. Может быть, прав был У. Черчилль, говоривший, что «нельзя одолеть пропасть в два прыжка?» Пусть вначале их дружба (в нашем понимании) созреет, а мы пока наберёмся терпения и подождём урожая.