В России продолжается активное обсуждение перспектив влияния будущей ГЭС в Монголии на положение озера Байкал. Усилия монгольских официальных лиц по разъяснению ситуации не достигли успеха: в России не снижается уровень критики монгольского проекта.

На этот раз на вопрос корреспондента ИА REGNUM «Видно, что по вопросу ГЭС в Монголии и Байкала стороны не слышат друг друга, и ГЭС будет построена. Приведёт ли это к политическому и экономическому конфликту с Россией? Что нужно сделать, чтобы избежать этого?» ответил член Монголо-Российской совместной комиссии по трансграничным водам и совместной рабочей группы учёных Гэндэнсурэнгийн Ёндонгомбо.

«Интересно, откуда возник такой прямолинейный вывод? Я везде и всегда говорю, что рано говорить о каком-то строительстве и рано говорить о каких-то воздействиях. Только в этом году начнутся исследования — одно по воздействию гидротехнических сооружений на бассейн реки Селенга, другое по влиянию Эгийнской ГЭС на биологическое разнообразие. Эти работы закончатся примерно к началу 2021 года. Так что разговор о каких-то конфликтах, тем более об избежании их, звучит просто смешно. И вывод о том, что мы не слышим друг друга, не имеет никакого основания.

Сегодня на совещании, которое проводилось под руководством заместителя премьера министра Монголии с участием министра иностранных дел, министра энергетики и министра природы, окружающей среды и туризма, мы докладывали о проделанной работе.

Да, были разговоры, что Россия не разрешает нам начать строительство гидроэнергетических сооружений на водосборной площади реки Селенга, но до сих пор вся наша работа ведется по плану, согласно которому о начале строительства ГЭС в ближайшее время не было и не может быть и речи.

Мы планируем провести очень серьезные исследования на мировом уровне, которые ответят на все вопросы в свое время. Эти исследования проводятся строго по политике и процедурам Всемирного банка и предписанию ЮНЕСКО. Кстати, участие российских исследователей к изучению региональных воздействий открыто. Об этом можно прочесть в техническом задании, которое отправляется на рассмотрение российской стороны.

Я думаю, чтобы рассеять сомнительный вывод, что мы не слышим друг друга, достаточно привести тот факт, что по проекту технического задания после его рассмотрения нашими российскими коллегами нами были приняты около 300 замечаний, комментариев и предложений, все они были проработаны соответствующим образом», — подчеркнул Гэндэнсурэнгийн Ёндонгомбо.