Победа кандидата в президенты США от Республиканской партии Дональда Трампа на выборах в 2016 году, возможно, ускорила окончание «американской эпохи» и международного порядка под руководством США. Однако мировой политический и экономический центр притяжения начал смещаться в сторону Восточной Азии задолго до 2016 года, а идея о том, что Китай в ближайшие годы превратится в мировую державу, также не нова. Сейчас в центре внимания находится усиливающееся соперничество двух мировых держав. К сожалению, Европейскому союзу рано или поздно нужно будет выработать последовательный ответ на новые вызовы, пишет Йошка Фишер в статье для издания Project Syndicate.

Евросоюз
Евросоюз
Иван Шилов © ИА REGNUM

Нынешний торговый конфликт между США и Китаем может спровоцировать глобальную рецессию. Но даже этот конфликт является лишь частью гораздо более масштабной борьбы за глобальное влияние, в рамках которой Вашингтон и Пекин соперничают за господство в технологическом секторе.

Встреча Дональда Трампа и Си Цзиньпина на саммите G20 в Германии. 2017
Встреча Дональда Трампа и Си Цзиньпина на саммите G20 в Германии. 2017

С момента запуска процесса модернизации под руководством китайского реформатора Дэн Сяопина в конце 1970-х годов Китай всегда старался придерживаться рекомендаций Сяопина, политика которого заключалась в том, чтобы не бросать вызов существующему геополитическому и стратегическому порядку и любой ценой избегать конфронтации с США. Однако выступление председателя КНР Си Цзиньпина на XIX Национальном конгрессе Коммунистической партии Китая в октябре 2017 года, а также ряд китайских инициатив, направленных на борьбу с господством США, указывают на то, что Китай больше не будет скрывать свои реальные силы и выжидать, как завещал Сяопин.

Китай занял наступательную позицию, начав строительство военных объектов на рифах и искусственных островах в Южно-Китайском море. Также Китай запустил стратегию «Сделано в Китае — 2025», согласно которой Китай должен стать мировым лидером в ключевых отраслях промышленности в течение десятилетия. С помощью своей инфраструктурной инициативы «Один пояс и один путь» Китай намерен распространить своё геополитическое и экономическое влияние в Европейском союзе, на Ближнем Востоке и в Африке.

Столкнувшись с угрозой своему глобальному господству, США решили изменить стратегию действий и занять более конфронтационную позицию в отношении к КНР. Несмотря на то, что наступление на КНР возглавил Трамп, американский гнев и страх в отношении Китая выходит далеко за пределы Белого дома и Республиканской партии.

Для начала США заняли более жёсткую позицию в сфере торговли. В прошлом американский рынок в основном был открыт для китайского экспорта. Без доступа к американскому рынку стремительный экономический рост КНР был бы невозможен. Администрация Трампа решила заблокировать КНР доступ к рынкам США и превратить двустороннюю торговлю в оружие. США также заняли более жёсткую позицию в отношении китайской инфраструктурной инициативы «Один пояс и один путь», подвергнув критике недавнее решение Италии о присоединении к китайской инициативе.

Чжан Хуннян. Китай. Великий Шелковый путь
Чжан Хуннян. Китай. Великий Шелковый путь

Технологическая конкуренция — это ещё одна проблема, с которой столкнулись США. Вашингтон и Пекин соперничают в сфере искусственного интеллекта, также продолжается конфликт вокруг китайского телекоммуникационного гиганта Huawei, одной из ведущих мировых компаний.

Финансовый директор Huawei Мэн Ваньчжоу, дочь основателя компании, в настоящее время ожидает экстрадиции в США после ареста в Канаде в декабре 2018 года. Её обвиняют в нарушении эмбарго США в отношении Ирана. В то же время администрация Трампа оказывает сильное давление на своих европейских союзников, чтобы те отказались от технологий Huawei. Вашингтон опасается, что технологии Huawei представляют угрозу для секретной информации, которой США обмениваются со своими союзниками (однако никаких доказательств до сих пор не было представлено).

Изменения в глобальном миропорядке не сулят ЕС ничего хорошего. На это указывают уже начавшиеся столкновения в торговой и технологической сферах. Однако ЕС, столкнувшись с серьёзной глобальной проблемой, до сих пор больше внимания уделяет своим внутренним проблемам, включая Брексит. Однако ЕС не может просто проигнорировать текущие международные процессы, поскольку он станет одной из первых жертв, если нынешние противоречия между КНР и США перерастут в полномасштабный торговый конфликт. Если это произойдёт, то КНР и США потребуют, чтобы ЕС встал на ту или иную сторону. Именно такой выбор ЕС не хочет делать, потому что КНР и США — это основные рынки сбыта европейского экспорта. Также ЕС рискует столкнуться с ответным ударом со стороны КНР, если решит заблокировать доступ к своим рынкам для компании Huawei.

Торговый порт
Торговый порт

ЕС должен выработать своё собственное стратегическое видение. ЕС также необходимо расширить своё геополитическое влияние, чтобы продолжить торговлю с США и КНР на собственных условиях. Кроме того, европейские лидеры должны признать, что Китай быстро строит альтернативную политическую систему, в рамках которой одна партия контролирует широкие массы с помощью цифровых технологий. Какого бы подхода ни придерживался Трамп, ничего подобного никогда не произойдёт в США.

Глобальный геополитический баланс быстро меняется, и ЕС должен адаптироваться к меняющимся условиям. Вместо того чтобы целиком погрузиться в свои внутренние проблемы, европейским лидерам необходимо выработать чёткую стратегию действий.