31 марта на Украине состоятся президентские выборы. И по-своему они всегда игра в напёрстки. Потому что украинские выборы не означают собственно прекращения дальнейшей борьбы. В любой момент после них может начаться очередной майдан. Проигравшие не привыкли признавать собственное фиаско. Особенно если победителем окажется не тот, кто возглавляет страну в текущий момент.

Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Президентские выборы 2019 года уже вошли в украинскую историю как самые грязные. Кандидаты не стесняются в выражениях и интригах. Методы действия, которые они выбирают, могут вогнать в кумачовую краску даже самого ушлого политтехнолога. Победа любой ценой — в случае выборов украинского президента это не просто слова.

Откуда такой ажиотаж? Ну, помимо обычного рвения победить. Фокус в том, что за пять лет после победы Евромайдана Украина доела, похоже, последние остатки советского наследия. Декоммунизацию, которую провели в стране, надо понимать не только как переименование городов и снос памятников, но и как разбазаривание и растаскивание того, что ещё сохранялось со времён УССР. Теперь запасы подошли к концу. А следовательно, пришло время кредитов, которые уже щедро берутся. Кредиты же — это лучший способ «пилить бабло», не думая, как потом отдавать.

Кто сядет во главе украинской кормушки? Реальных кандидатов — трое: Пётр Порошенко, Юлия Тимошенко, Владимир Зеленский. Последний, согласно соцопросам, лидирует. С чего бы? Есть мнение, будто за комика собираются голосовать «по приколу». В связи с этим в социальных сетях знатные порохоботы уже мелькают с тегами «голосую не по приколу». Мол, выборы президента — дело ответственное.

Однако выбор в пользу Зеленского — это не избрание забавного юмориста. Владимир, при всех своих талантах, во многом очень практичный человек и знатный делец. Он выстроил свою развлекательную империю и вполне способен поупражняться на стране. К тому же первая роль его в этом деле маловероятна. Фактически в случае победы Зеленского управлять Украиной станет олигарх Игорь Коломойский, ныне пребывающий в Израиле. А это уже совсем иной коленкор.

Владимир Зеленский в роли президента Василия Голобородько
Владимир Зеленский в роли президента Василия Голобородько
Цитата из кф Слуга народа 2. реж Алексей Кирющенко. 2016. Украина

Есть ли у Зеленского реальные шансы на победу? Безусловно. Однако лишь в первом туре, потому что во втором в ход со стороны нынешнего президента грянут не просто залпы, а ракетные пуски. Припомнят и все заявления, и несолидную профессию, и связи всё с тем же Коломойским. И во втором туре реально многие станут голосовать «не по приколу». Однако на Зеленского меньше, чем на других, давит груз результата — он уже и так, что называется, казак на лихом коне.

Так что Зеленский для Порошенко во втором туре — кандидат более приемлемый, нежели Юлия Тимошенко. Её же проблема заключается в том, что она при всём своём — пусть и потускневшем — блеске неизменно остаётся на вторых ролях. То за Лазаренко, то за Кучмой, то за Ющенко, то за Януковичем. Выходя из тюрьмы после окончания Евромайдана, Юлия Владимировна, конечно, надеялась на иное, но в Киеве на первых ролях уже обосновался Порошенко.

К тому же Тимошенко никак не может занять свою нишу, сыграть нужную роль. То она хозяйственник, то дипломат, то военный лидер. С последней ипостасью Юлия Владимировна вообще слишком увлеклась и в один момент превратилась в нечто среднее между Порошенко и Ляшко. Бравурные милитаристские марши звучали в предвыборной кампании Тимошенко не реже, чем здравые смыслы.

Проблема в том, что Юлия Владимировна в украинской политике давно, очень давно. И при всех своих недостатках она, возможно, лучше всех умеет притворяться и мимикрировать. Но подобные умения, как всё в этом мире, имеют и обратную сторону — Тимошенко в определённый момент утратила собственное я.

Юлия Тимошенко
Юлия Тимошенко
Иван Шилов © ИА REGNUM

Обратить внимание стоит и на полное устранение из предвыборной гонки так называемых пророссийских (при всей условности данного определения) кандидатов. Тех, кто как бы стоял против Майдана. Александр Вилкул, Юрий Бойко — мимо. И виной тому не столько слабость данных лидеров, сколько определённость украинского выбора — Россия гражданам Украины больше не интересна, они ориентируются на Европу. Сделан принципиально иной цивилизационный выбор. И тут Евромайдан, действительно, принёс серьёзнейшие перемены в украинское сознание.

И, наконец, Порошенко. Петра Алексеевича на Украине откровенно не любят. Реальная его поддержка избирателями колеблется на уровне 10 процентов. Однако за действующим президентом стоят не только многочисленные СМИ с их пропагандистами и порохоботами, спецслужбы, западные кураторы, но и радикалы. Тут, впрочем, стоит оговориться, что другая часть националистов — «Национальный корпус» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), сформированный на базе батальона «Азов» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), — наоборот, выступает против Порошенко.

Честно Пётр Алексеевич никогда не выиграет. А вот грязно — вполне может. Потому что никогда ещё у действующего президента не было столь много ресурсов, дабы сохранить власть. И тем интереснее — сможет ли победить Порошенко. Ведь речь на самом деле идёт не о персоналиях, а именно что о системе. Если украинцы не выберут Петра Алексеевича в президенты, то по факту сломают её, отвергнув всё то, что им навязчиво впаривали последние пять лет.

Геть
Геть
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

При этом — важная оговорка — речь, конечно, идёт о внутренней системе, потому что внешняя политика на Украине не изменится. Так что России не стоит рассчитывать на позитив. Когда-то братское для неё государство продолжат переформатировать в русофобский плацдарм. И к этому надо быть готовым. А вот внутренние трансформации в случае поражения Порошенко на Украине неизбежны. И в этом есть как плюсы, так и минусы.

По сути, Украина сегодня находится в патовой ситуации. Оставить Порошенко значит поддержать деструктивный курс. Убрать Петра Алексеевича значит подвергнуть себя новым пертурбациям на протяжении долгих пяти лет. Впрочем, Украине к такой переменчивой жизни не привыкать. Они научились жить не благодаря, а вопреки политике. И это куда более важный выбор, нежели тот, что будет сделан 31 марта.