Удивительна мутация украинских националистов. И особенно она показательна накануне президентских выборов 31 марта. Мутация тех, кто ещё недавно, казалось бы, выступал единым фронтом. На Евромайдане, в Донбассе. Теперь они по разные стороны баррикад. И телеканалы вещают о фашистской угрозе для Украины. Причём в сюжетах этих есть националисты хорошие, а есть плохие. Точно ребёнок горох от фасоли отделяет.

Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Тому есть в первую очередь политические причины. Радикалы на Украине сегодня — это не столько движение и образ жизни, сколько своего рода держиморды из некоего подобия частного-охранного предприятия. Они были ударной силой на Евромайдане, после отправлялись в Донбасс (не все), а попутно устанавливали порядок в Киеве, Мукачево и других украинских городах. То магазин разгромят, то «ватника» к столбу привяжут.

Подобные акции являлись, по сути, не чем иным, как самопрезентацией. Вроде тех, что устраивают коммивояжёры: так работают наши пылесосы, а этим выгодно отличается посуда нашей торговой марки. Радикалы занимались чем-то похожим, когда демонстрировали свои возможности, — вот так мы громим выставки, а так сжигаем магазины. Презентация возможностей и услуг.

Радикалы на Майдане
Радикалы на Майдане
(сс) Ivan Bandura

Очень быстро те из них, кто не был трудоустроен, оказались при деле и при хозяевах. Причём в данной сфере действуют суровые законы рынка — вроде того, что существовал в России в условиях недокапитализма 90-х. Лишних людей, конкурентов или слишком буйных устранили. Началось всё с ликвидации Сашко Билого.

К выборам украинские радикалы пришли упакованными и озадаченными. Лучше всего это видно на примере противостояния «Национального корпуса» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и организации «С-14» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Первые, сформированные на базе одиозного батальона «Азов» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), выступают против действующего президента Петра Порошенко. И их напрямую связывают с главой МВД Арсеном Аваковым. По другую сторону находятся радикалы из «С-14» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — эти, напротив, работают с Порошенко и СБУ.

Дальше начинается забавное. Лидеры группировок поливают друг друга «разоблачениями» и обвинениями в эфирах, а участники отрабатывают выгодные акции, срывая, например, выступления кандидатов в президенты. До знатных прямых столкновений, побоищ в стиле GTA дело ещё не дошло, но кто знает… При этом украинские СМИ — в зависимости от того, кому они принадлежат, — усердно рекламируют одних националистов и, соответственно, громят других. Покупай наши йогурты — другие опасны.

Да, мы наблюдаем лицемерную и зловредную монетизацию украинского национализма, когда превыше всего, вопреки лозунгам, оказывается не Украина, а деньги. Пресловутый Бандера, вознесённый на знамёна у каждой из группировок (их куда больше, чем две), превращается в бренд — и важно доказать, кто в итоге может им распоряжаться, а кто нет. Кола — она и «Кока», и «Пепси», и ещё десяток видов, но какую выберет потребитель? Та же история и с украинским национализмом.

Делай деньги! Делай деньги! А остальное всё — дребедень!
Делай деньги! Делай деньги! А остальное всё — дребедень!
Цитата из м/ф «Остров сокровищ». реж Давид Черкасский. 1988. СССР

При этом в зависимости от симпатий и заказов и «Национальный корпус» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), и «С-14» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) обвиняют в связях с Кремлём и работе на Москву. Уж совсем доверчивый и простодушный украинский потребитель, наслушавшись подобных заявлений, может решить, что в принципе весь украинский национализм является исключительно российским экспортным продуктом. Но тогда, спрашивается, за что стояли на майданах под красно-чёрными стягами и ликами Бандеры? Ради чего и ради кого убивали людей?

Это уже не просто крысиные бега, а крысиные бои, где грызуны стараются пожрать друг друга. Забыты общие дела и цели — теперь значение имеют лишь денежные знаки. И это, на самом деле, своего рода приговор украинскому национализму, а вместе с тем и той стране, которую якобы собирались строить после Евромайдана.

Ведь многие люди тогда действительно уверовали не только в то, что олигархов и коррупционеров геть, но и в то, что можно построить национально-ориентированное государство, которое впервые в истории будет по-настоящему украинским — Украина для украинцев, так говорили. Однако на деле вышло совсем иначе. Капитал пожрал национализм, подчинив его своим интересам. При этом сам украинский капитал полностью зависит от чужих директив. Националисты маршируют там, где им разрешают украинские олигархи, а полномочия тех, в свою очередь, определяются из-за бугра.

Клод Верлинд. Марионетки
Клод Верлинд. Марионетки

Революция достоинства обернулась для Украины окончательной и бесповоротной победой денег. Теперь больше, чем когда-либо, страна лишена своего национального и идентичностного начала — идеи, которые ставились превыше всего, на которые возлагались великие надежды, оказались лишь товаром на полках новостроек супермаркетов. Произошло то, чего боялись реальные украинские патриоты, — Украина отныне не принадлежит украинцам.

И те, кто, казалось бы, должен беспокоиться по данному поводу больше других, абсолютно — до сытости — спокойны. Они довольно считают бабло. Бандера на Украине сегодня очень хорошо продаётся.