Беженка из ЛНР Наталья Мельникова 27 марта в Верховном суде России обвинила власти Калужской области в ложных обещаниях переселения соотечественников и в двойной прямой дискриминации по ассоциации, в том числе дискриминации по возрасту. Об этом рассказала корреспонденту ИА REGNUM юрист Калужского регионального движения «За права человека» Любовь Мосеева-Элье, представлявшая в Верховном суде страны интересы Натальи Мельниковой.

Беженка из ЛНР Наталья Мельникова в Калужском областном суде
Беженка из ЛНР Наталья Мельникова в Калужском областном суде
© Любовь Мосеева-Элье

По словам юриста Мосеевой-Элье, её доверительница — учительница английского языка в обнинском лицее «Держава» Наталья Мельникова, пострадав в 2014 году от вооружённого конфликта в стране исхода, пыталась воспользоваться государственной программой содействия переселению соотечественников в Россию. Однако, выбрав территорией вселения Калужскую область, неожиданно получила от калужской миграционной полиции — по рекомендации областного министерства труда и социальной защиты — отказ в праве на участие в государственной программе в связи с тем, что она не подходит по возрасту для проживания в Калужском регионе. Ей 55 лет.

В соответствии с указом президента России участником государственной программы считается соотечественник, достигший 18 лет. До совершеннолетия человек считается членом семьи соотечественника. Однако власти Калужской области в 2016 году «поправили» документ, и отныне по калужскому варианту участниками госпрограммы не могут быть женщины старше 55 лет и мужчины после 60 лет. В Калужском областном суде чиновники пояснили — им не нужны риски от переселения нетрудоспособных иностранных соотечественников, и федеральный судья Юрий Сычёв согласился с ними.

«К сожалению, суд первой инстанции в Калуге не учёл смешение правительством Калужской области таких понятий и правовых норм, как пенсионный возраст и трудоспособность. Это не одно и тоже.

Калужский судья также не учёл и не отразил в решении, что введённые нормативным правовым актом ограничения существенно изменяют сам смысл государственной программы — с демографической, как она задумывалась, на трудовую, что незаконно. Для решения экономических проблем Калужской области есть такая форма внешней миграции, как трудовая, и незачем было извращать для достижения экономических целей государственную программу, предназначенную для соотечественников», — считает Мосеева-Элье.

В Верховном суде РФ
В Верховном суде РФ
© Любовь Мосеева-Элье

Министерство труда Калужской области никак, по мнению юриста, не обосновало ввод в в государственную программу ограничительных критериев несоответствия по возрасту.

Верховный суд России отложил процесс до 11 апреля 2019 года и потребовал от ответчика представить обоснования дискриминационного ограничения по возрасту.

Напомним, дело беженки с Донбасса, учительницы Натальи Мельниковой — прецедентное не только для Калужской области, но и для России в целом: из 85 субъектов страны государственная программа содействия добровольному переселению в РФ соотечественников, проживающих за рубежом, реализуется в 63, и лишь в 11 из них установлены ограничения для соотечественников в виде возраста или «трудоспособности».

В 2017 году Верховный суд РФ удовлетворил иск гражданина Узбекистана, который оспаривал пункты программы переселения соотечественников в Чувашии, где ввели в программу критерий наличия высшего образования у соотечественников.

Читайте развитие сюжета: Верховный суд РФ: в Калужской области ущемляли права пожилых беженцев