Издание Sunday Times вышло с подробным материалом о неонацистской угрозе в Британии. Резюме: угроза эта более чем реальна и опасна. Аналогичная ситуация в Австрии, Польше и многих других европейских странах. Даже в Германии, столь усердно препятствовавшей реабилитации гитлеризма, уже давно проснулись «арийские» настроения — неонацизм и антисемитизм.

Чаплин в роли Гитлера
Чаплин в роли Гитлера
Цитата из х/ф «Великий диктатор». Реж. Чарльз Чаплин. 1940. США

Всё это, в общем-то, не секрет. И, говоря о данных угрозах, в качестве объяснения, как правило, приводят — ну, например — рост числа мигрантов в Европе. Тех, кто зачастую ведёт себя асоциально и агрессивно. Однако есть и другая причина, озвучиваемая, если вообще озвучиваемая, куда реже.

Ведь фактически, как ни юли, выбор во Второй мировой войне состоял между двумя сторонами — Сталиным и Гитлером. Остальные варианты — от многословия, намеренного или нет. Только Советский Союз во главе со Сталиным мог остановить нацистскую Германию во главе с Гитлером. Что в конечном итоге, к счастью, и произошло.

Но затем усилиями западных держав (прежде всего, США), имевших для того разные мотивы (желание доминировать, например, или, наоборот, оправдаться), Сталина представили как величайшего злодея в истории, не заметив, как в сознании многих он вытеснил с инфернального олимпа Гитлера. Попутно большевиков сделали равнозначными нацистам, позднее отождествили их с советскими людьми, а в итоге с русскими.

Иосиф Сталин
Иосиф Сталин

Собственно, всё это привело к закономерному дьявольскому результату: Советский Союз и Сталин для части мира стали тем же, что и нацистская Германия, и Гитлер. И даже хуже. Германия покаялась — и того же потребовали от россиян, забыв, правда, что речь шла о принципиально разных категориях: агрессоре и защищающемся, проигравшем и победителе.

Однако позднее и уравнять показалось слишком мало. И повсеместно — прежде всего, в странах Восточной Европы и постсоветского пространства — начали оправдывать пособников Гитлера. Наиболее ярко и тлетворно это проявилось в Прибалтике и на Украине. Там соответственно «лесные братья» и бандеровцы предстали кем-то вроде национальных героев, а воинов советских, наоборот, подвергли всяческим унижениям.

Удивительно, на первый взгляд, но данные страны сознательно встали на сторону не победителей, но проигравших. Впрочем, удивительно это только на первый взгляд. Потому что в подобном есть своя, пусть и гнусная, логика — стать рабами «лучшей жизни», «пить баварское», подавшись — не на равных правах даже, а на сервильных — в стан бывшего агрессора. Впрочем, подобное априори может закончиться лишь глобальным — национальным — когнитивным диссонансом.

Советские солдаты с немецкими штандартами на Красной площади. Москва, 24 июня 1945 года
Советские солдаты с немецкими штандартами на Красной площади. Москва, 24 июня 1945 года

Меж тем страны коллективного Запада во главе с США не только не посчитали нужным пресечь реанимацию нацизма в его новых формах, но и всячески поддержали её. И «лесным братьям», и бандеровцам выказали всяческую поддержку — и материальную, и идеологическую, и моральную. Если отбросить эвфемизмы, то правильным стало всё, что устремилось против Советского Союза и России.

Но если можно на Украине и в Прибалтике, то почему нельзя в Германии, США, Британии или Австрии? Чем местные молодчики хуже «лесных братьев» или бандеровцев? Почему они не имеют права превозносить свою нацию превыше всего? Особенно, если учесть, что подобный образ мышления и действия, в общем-то, сидит в крови.

Если Сталин был так жесток и отвратителен, а ему противостоял Гитлер, то не старался ли последний уничтожить страшное зло, пусть и ужасающими методами? Заметьте, эта логика не просто живуча — она более чем распространена. И не только среди маргиналов, радикалов и безумцев, но и среди вполне образованных, приличных, опять же на первый взгляд, людей. И пусть с некоторой неловкостью, но они вслух говорят об этом.

Жертва Волынской резни
Жертва Волынской резни

Два зла — Сталин и Гитлер — для одного мира это слишком много. А Запад так старался превознести в сатанинском величии одного, что забыл о втором. Гитлер вышел из тени и оказался для многих не так уж и плох. Пожалуй, единственное, что удерживает многих от окончательной реабилитации его, — это шесть миллионов уничтоженных евреев; не будь их — и не состоявшийся художник оказался бы не так уж и мерзок. Ведь он боролся против самой страшной угрозы, когда-либо нависавшей над миром — большевизма.

Так что, когда сегодня в Британии и Германии нацизм всходит пышными цветами зла, а антисемитизм (о чём говорит даже Бернар-Анри Леви, сам совершивший немало мерзких деяний) становится обыденностью, Западу не стоит искать виноватых — он сам пробудил уснувших демонов, сделав всё, чтобы те инспирировали тысячи, десятки, сотни тысяч (сколько на самом деле?) людей.

Что ж, Сталин был очень страшен и зол. Посмотрим, каким окажется восставший из склепа Гитлер, а заодно и те, кто готов оправдывать и превозносить его — человека, «боровшегося со страшным, ну очень страшным злом». Будем смотреть, как говорится, если, конечно, ещё не ослепли.