Как и следовало ожидать, Китай наложил вето на резолюцию Совета Безопасности ООН, в рамках которой были предусмотрены санкции против лидера террористической группировки «Джаиш-е-Мухаммад» Масуда Азхара, которая причастна к нападению в индийском Кашмире. Действия Китая указывают на то, что терроризм является исключительно национальной проблемой Индии. Подобная позиция свидетельствует об очевидном противоречии между китайской стратегией в Южной Азии и политикой КНР в отношении глобального терроризма, пишет Аниваш Годбол в статье для издания Asia Times.

Индия
Индия
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: Syndication Bureau: Что делать, если ИИ оставит человечество без работы?

Более того, даже террористическая атака в индийском округе Пулвама 15 февраля, в результате которой погиб 41 человек, не повлияла на позицию Китая в отношении террористической угрозы в Индии. Похоже, что отношения с Пакистаном гораздо важнее для КНР, чем его репутация ответственного международного игрока.

Кабина F-16
Кабина F-16
Edvard Majakari

Индия упустила свои возможности в эпоху «глобальной войны с террором». Эту фразу США придумали после терактов 11 сентября 2001 года, чтобы провести черту между союзниками и врагами. Индия стояла в стороне и наблюдала, как США использовали эту фразу для преследования своих реальных и воображаемых врагов в Афганистане и Ираке. Тогда США рассматривали Пакистан в качестве своего наиболее важного союзника, не входящего в НАТО. США даже не обращали внимание на то, что Пакистан продолжал придерживаться своей политики использования терроризма против Индии. Вашингтон даже предоставил Пакистану солидную военную поддержку, часть которой была использована против Индии. Например, в ходе недавнего воздушного боя с ВВС Индии Пакистан задействовал американские истребители F-16.

На этот раз Пакистан поддерживает Китай. Пекин интересуют деньги, которые он может получить благодаря Китайско-Пакистанскому экономическому коридору (КПЭК) — одному из флагманских проектов в рамках инфраструктурной инициативы «Один пояс и один путь». Для Пакистана КПЭК является примером того, что он может извлечь выгоду из своего статуса государства-клиента, обслуживающего интересы крупной державы. Для Китая КПЭК — это та «волшебная палочка», которая может помочь ему достигнуть своих целей не только в Пакистане, но также в Афганистане, Индийском океане, Иране и внутри страны, в Синьцзян-Уйгурском автономном районе.

Пакистан и Китай
Пакистан и Китай
Иван Шилов © ИА REGNUM

Многие в Нью-Дели считали, что поддержка китайского кандидата на пост вице-президента Группы по разработке финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) поможет изменить отношение Китая к Азхару. Оказалось, что это совсем не так. Единственное, что действительно интересует Китай, — это возможное присоединение Индии к инфраструктурной инициативе «Один пояс и один путь». Однако Индия находится в оппозиции к китайской инфраструктурной инициативе. На это у неё есть свои причины, которые являются небезосновательными, учитывая недавние события в Шри-Ланке, Малайзии, Уганде и других странах Азии и Африки. Поэтому взаимовыгодный обмен между КНР и Индией маловероятен.

Читайте также: Project Syndicate: Торговые войны США опасны, потому что абсурдны

Что Индия могла бы предпринять в сложившейся ситуации? С индийской точки зрения, нынешняя международная система погрузилась в анархию. Процедура ООН по запрету или включению той или иной организации в список международных террористов больше не работает. ООН заботят интересы только основных мировых держав. Поэтому Индия имеет право использовать имеющиеся в её распоряжении средства по борьбе с трансграничным терроризмом. Индии приходится выбирать из тех вариантов, которые ей оставили. Индия также может приостановить двусторонние антитеррористические учения с КНР «Hand-in-Hand». Это явно станет низшей точкой в двусторонних отношениях между Индией и Китаем.

С другой стороны, все действия Индии, направленные на то, чтобы заставить КНР пойти на уступки, могут оказаться безрезультатными. Китай никогда не изменит свою позицию по Пакистану. Поэтому для Индии лучше всего признать, что в нынешней международной системе царит анархия, и начать отстаивать свои национальные интересы самостоятельно.