«Надо научиться отвечать этим распространителям фейков их же оружием. И мы это умеем делать!» — заявил 12 марта Александр Лукашенко, выступая на заседании Совбеза Белоруссии при обсуждении Концепции информационной безопасности постсоветской республики.

Александр Лукашенко
Александр Лукашенко
Иван Шилов © ИА REGNUM

Участие в мероприятии приняли помощник президента по национальной безопасности Виктор Лукашенко, госсекретарь Совбеза Станислав Зась, руководители КГБ, МВД и другие силовики, а также разработчик учебника по «истории белорусской государственности» Игорь Марзалюк, министр информации Александр Карлюкевич, председатель Белтелерадиокомпании Иван Эйсмонт (муж президентского пресс-секретаря), другие главы пропагандистских госучреждений и прочие ответственные за реализацию политики «белорусизации» лица. Отметивший недавно 9000 дней своего бессменного пребывания в президентском кресле, руководитель республики зачитал подготовленные спичрайтерами тезисы, поучаствовав в протокольной съёмке.

«Государство безусловно заинтересовано в том, чтобы люди получали максимально полную и достоверную информацию. Имели возможность защитить свои личные права в медиапространстве и в целом повышали комфортность жизни за счет новейших достижений», — заявил Лукашенко.

«Во-первых, необходимо более внимательно подходить к защите главных конституционных основ нашего общества», — сказал он. И уточнил: «Прежде всего — связанных с государственным суверенитетом».

По мнению Лукашенко, проблемы в информационной сфере Белоруссии связаны с такими явлениями, как «чрезмерная леность, бездействие и отсутствие дисциплины». Недорабатывают спецслужбы и госагитпроп.

Было озвучено традиционное требование навести порядок. Лукашенко предупредил, что «спрос будет соответствующий».

«Второе — то, чего у нас страшно не хватает, — сообщил Лукашенко. — Нужно расширить сферу влияния отечественных средств массовой информации и не бояться использовать новые формы работы в медиапространстве».

Он акцентировал внимание на проблемы пропаганды, отметив, что «необходимо предпринимать меры по повышению объема, разнообразия и качества национального вещания, доверия населения к официальным массмедиа». По его мнению, необходимо сделать так, чтобы была быстрая и эффективная реакция на распространение дискредитирующей власти информации, особенно «если эта связанная с каким-то мнением новость фейковая». Однако ещё большее внимание он уделил наказанию за распространение информации, которая была охарактеризована им как «незаконная».

"Требуется проработать вопрос системного контроля за распространением незаконной информации. Пока это делается от случая к случаю», — считает Лукашенко.

Третий аспект, выделенный руководителем республики на совещании, — функционирование сетевой инфраструктуры и обеспечение кибербезопасности. В своём выступлении перед «президентским пулом» Лукашенко не стал акцентировать внимание на том, какую помощь в этом оказали официальному Минску западные спецслужбы, в частности — ФБР США.

Лукашенко предостерёг всех присутствующих на совещании, фактически, всё высшее руководство Белоруссии, включая главу правительства: политикой заниматься дозволено только ему. Все остальные должны выполнять приказы без рассуждений о каких-то политических последствиях и свободны в своих действиях только в определённых рамках.

«Вы — не политики, — сказал он, обращаясь к участникам заседания Совбеза Белоруссии. — Вы — люди, четко работающие по своему направлению и защищающие интересы своего государства. Оставьте политику президенту».

«Ещё раз хочу подчеркнуть: дело не в том, чтобы кому-то ограничить свободу мнений», — сказал Лукашенко. Он также выказал ещё одну красиво выглядящую в теории мысль: «В информационном пространстве должно быть удобно и безопасно всем».

«Должен быть порядок, — предупредил он. — Естественно, всё должно быть законно. Законы у нас супердемократичные, а добавить нашу бездеятельность и недисциплинированность — то у нас вообще никакой диктатуры, а полная демократия, которой ни в одной стране мира нет».

«Должен быть порядок, но никто никому не должен закрывать рот», — распорядился Лукашенко. Иначе, отметил он, будет как раньше: «Всё перенесут на кухню и там будут обсуждать, как в народе говорят — обсасывать все эти вопросы, и рано или поздно это выплеснется на улицу!»

Ровно об этом же предупреждали почти год назад репрессированные за наличие собственного мнения «пророссийские публицисты» Сергей Шиптенко, Дмитрий Алимкин и Юрий Павловец. Однако ни об этом позорном процессе, ни о нервирующих руководителя республики Telegram-каналах упоминания в релизе президентской пресс-службы нет. Зато есть понимание недопустимости топорных методов работы, продемонстрированных при подавлении инакомыслия мининформом, Госкомитетом судебных экспертиз, Следкомом, Генпрокуратурой и судебной вертикалью.

«Поэтому делать это ни в коем случае нельзя! — приказал руководитель республики. — Да это и невозможно: и не только потому, что у нас интернет появился, — изменилось общество, планета изменилась. Поэтому заниматься пустотой не надо — типа запрещать людям высказывать своё мнение».

«Если президент боковым каким-то зрением не увидел проблемы, она решаться не будет, — пожаловался Лукашенко. — Все чего-то ждут, каких-то указаний. Указания розданы, начинайте работать — от средств массовой информации до этого самого здорового образа жизни. И второе, кроме недисциплинированности и лености: экономика».

«Будет экономика — будет всё: и безопасность, и кибербезопасность, и в СМИ будет безопасность, — отметил он. — Если не будет экономики, никакая информационная безопасность, концепции, законы, драконовские методы, палочная дисциплина не помогут».

Не так давно Александра Лукашенко на Западе публично называли «последним диктатором Европы». Незадолго до его нынешних рассуждений на тему демократии и диктатуры, 7 марта на гостелеканале «ОНТ» о позитивном восприятии диктаторского режима высказалась Наталья Эйсмонт — пресс-секретарь президента Белоруссии. Она заявила, что диктатура в белорусской «верхотуре» имеет позитивную трактовку и «приобретает какой-то позитивный оттенок». Эйсмонт призналась: ей кажется, что «в мире может возникнуть запрос на диктатуру».

«Потому что за диктатурой вот в нашем сегодняшнем понимании, в первую очередь мы видим, на мой взгляд, порядок, дисциплину и абсолютно нормальную и спокойную жизнь. Ну что говорить: мне кажется, мы уже так часто произносим это слово, что диктатура — это уже наш бренд», — с уверенным восторгом сообщила телезрителям пресс-секретарь президента Белоруссии.