Так зачем Пашинян летал в Степанакерт?

О некоторых итогах совместного заседания Советов безопасности Армении и Нагорного Карабаха

Станислав Тарасов, 12 марта 2019, 19:47 — REGNUM  

В Степанакерте завершилось совместное заседание Советов национальной безопасности Армении и Республики Арцах (Нагорный Карабах) под председательством армянского премьер-министра Никола Пашиняна и карабахского президента Бако Саакяна. Основной темой повестки была оценка нынешней ситуации в переговорном процессе по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. В ходе своего выступления Пашинян заявил, что «проведение заседания в Степанакерте имеет и символическое, и весьма конкретное значение». Сначала о символах. Премьер посещал Нагорный Карабах в ноябре 2018 года в рамках неофициального отпуска, так что сейчас в Степанакерт он приехал впервые после парламентских выборов 9 декабря прошлого года.

«Хочу подчеркнуть, что блок «Мой шаг» получил по итогам выборов от народа сильный мандат — для повышения уровня субъектности Арцаха и шагов для вовлечения Арцаха в переговорный процесс в качестве основной стороны конфликта, — говорил он в своем выступлении. — Это пункты, имеющие основополагающее значение в предвыборной программе блока «Мой шаг». Правительство Армении и я, как получивший доверие народа премьер-министр, будем предпринимать последовательные шаги в этом направлении, этот вопрос был и остается одним из важнейших пунктов обсуждения с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и сопредседателями Минской группы ОБСЕ. Считаю необходимым подчеркнуть, что участие Арцаха в переговорном процессе для нас не каприз, тем более не условие, а простая констатация того, что в вопросе урегулирования нагорно-карабахского конфликта ключевое значение имеет участие Арцаха».

Но до парламентских выборов в Ереване проходили переговоры между главами МИД Армении и Азербайджана в прежнем формате и две встречи «на ногах» между лидерами двух государств. Будучи на днях с визитом в Тегеране, Пашинян говорил следующее: «Мы предварительно согласовали предстоящую встречу с президентом Азербайджана. Это будет встреча, по сути, без повестки. Но важным решением может стать согласие о формате переговоров. Пока нет согласования по формату, нельзя считать контакты и общение официальными переговорами. Я заявил, что могу выступать от имени Армении, но не могу говорить от имени Арцаха, где есть своя власть, свой президент и правительство, и вести переговоры от имени Арцаха должны его власти». По логике, премьер заявлял либо о субъектности Степанакерта, что можно было бы расценивать как намерение признать независимость Нагорного Карабаха, либо о стремлении получить определенный мандат от Степанакерта на продолжение ведения переговоров с Азербайджаном от имени Карабаха.

В первом случае это означало, конечно, срыв переговорного процесса из-за категорического неприятия такого со стороны Баку. Во втором — получение мандата от Степанакерта приобретало бы внутреннее значение, становясь частью характеристики взаимоотношений между Ереваном и Степанакертом, что в данный момент не затрагивает интересы Баку. Выявляется еще один важный момент. Совместное заседание Совбезов Армении и Арцаха совпало с появлением известного заявления МГ ОБСЕ, в котором сопредседатели не поддержали идею смены формата переговоров и обозначили свою приверженность следовать разработанным еще в 2009—2012 годах предложениям, имея в виду Мадридские принципы. Кстати, ранее ИА REGNUM и не только мы уже обращали внимание на некоторые особенности этого документа. Одна из них, как точно подметило армянское издание «168 жам,» — «точная адресность» и использование в тексте глаголов сослагательного наклонения.

Учитывая, что Мадридские принципы не имеют юридической силы, конфликтующие Ереван и Баку могли бы воспринимать документ МГ ОБСЕ всего лишь как «информацию к сведению». Но Пашинян почему-то форсирует события, проводя чуть ли не в срочном порядке такое мероприятие, как совместное со Степанакертом заседание Советов безопасности. При этом он сам же признал в своем заявлении, что до сих пор нет ясности в предлагаемых Минской группой принципах и элементах в качестве оснований для переговорного процесса. По его словам, «нужно понять, что значат эти принципы на практике и кто имеет право их трактовать». Так, трактовка Азербайджана для армянской стороны неприемлема, тогда как основой переговорного процесса должны стать пункты, которые не дают повода для разночтений. Может быть, было бы правильнее внести ясность в эти вопросы в диалоге с Баку при посредничестве МГ ОБСЕ и только затем вступать уже в компетентный диалог со Степанакертом.

Вызывает немало вопросов и заявление Пашиняна о том, что «подготовка азербайджанского общества к миру должна осуществляться не только властями Азербайджана, но и при участии властей Армении. К сожалению, равноценных заявлений, шагов со стороны президента Азербайджана мы не видим. Несмотря на это, я готов продолжить диалог не только с президентом, но и с народом Азербайджана. Потому что уверен, что народ Азербайджана настолько же миролюбив, насколько армянский народ, насколько народ Арцаха». Это стоит воспринимать как желание армянского премьера нанести визит в Баку или как начало диалога с азербайджанцами «поверх властей»? Ведь иначе реализовать озвученную формулу невозможно. Вот почему складывается устойчивое ощущение того, что Пашинян маневрирует, пытается в своих интересах разыгрывать карабахскую карту. Что касается Степанакерта, то его позиция выражена в выступлении Саакяна:

«За этот период происходили многочисленные и разнообразные промежуточные встречи на разных уровнях. Ответственные по сферам ведомств и министерств провели ряд встреч, на этих встречах родилась идея созвать совместное заседание Советов безопасности. Мы также отмечали важность того, что есть необходимость в международной повестке, я более чем уверен, что сегодняшнее заседание будет способствовать формированию национальной повестки. Как это происходило в течение прошлых лет, остались неизменными приоритеты национальной повестки. Я думаю, все со мной согласятся, что была, есть и будет важнейшая задача для нашей родины — международное признание независимости Республики Арцах, в течение сегодняшнего совместного заседания у нас будет возможность рассмотреть ход обсуждений в этом направлении».

Так выдан ли Пашиняну мандат представлять армян Нагорного Карабаха? Если да, то в таком случае ситуация меняется как с точки зрения внутреннего расклада сил в Армении и Республике Арцах, так и в международном плане. Но как отнесется к этому Алиев, когда, встречаясь с Пашиняном, он будет понимать, что имеет дело с лидером, который опосредованно представляет и Степанакерт? Или будет иное. То, о чем заявила спикер МИД Азербайджана Лейла Абдуллаева: «Если Армения проводит заседание Совета безопасности в Ханкенди (Степанакерте — С.Т.), то не остается необходимости в попытках привлечь к переговорам армян Нагорного Карабаха». Одним словом, интрига продолжает раскручиваться.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail