Русофобия, проникающая в поры Европы, даёт там совершенно неожиданные проявления мышления и исторические «открытия». Начало 2019 г. стало поистине урожайным по выплескиванию в тамошние органы печати неожиданных комментариев на тему Второй мировой войны. Такое впечатление, что многим неймётся: и как это отсталая Россия смогла её выиграть?! Но раз уж так получилось, то хотя бы сбалансировать — преподнести в героическом свете её противников. И если ещё можно в спокойном режиме полемизировать с немецкой журналисткой З. Бигальке, осудившей празднование полного снятия блокады Ленинграда (она ратовала вместо героизации обороны города за поминальные мероприятия в отношении жертв блокады, журила власти за то, что они «делают акцент на национальной гордости, а не на памяти»), то спокойно воспринимать и дискутировать с испанскими новаторами в извращенном толковании эпизодов Второй мировой войны уж никак не получается.

Испания
Испания

То как бы ни с того, ни с сего испанская печать помещает рассказ о «героическом» боевом пути испанской добровольческой «Голубой дивизии», державшей участок Волховского фронта при осаде Ленинграда, то восхваляется стойкость немецких «стариков и мальчиков, сдерживавших напор Советской армии в боях за Берлин». Остаётся удивляться нравственной слепоте авторов, которым не приходит в голову тот факт, что посылать в траншеи на смерть мальчиков, стариков и даже женщин в то время, как особые команды СС рыскали по полуразрушенному Берлину, с ходу расстреливая и вешая на деревьях по любому подозрению в дезертирстве, являлось ещё одним преступлением против собственного народа агонизирующего нацистского режима. То вообще в противовес элементарной исторической истине рисуют неправдоподобие фотографии водружения на куполе Рейхстага советским солдатом штурмового флага 150-й стрелковой дивизии (впоследствии ставшего Знаменем Победы) — мол, это не натуральный снимок в тот исторический момент, а постановочное, дублирующее фото, сделанное на другой день. А, собственно, какая разница, 1-го или 2 мая это было сделано?! Факт взятия Рейхстага от этого не меняется.

Знамя Победы над Рейхстагом
Знамя Победы над Рейхстагом
© Евгений Халдей

Послушать некоторых испанских любителей от исторической самодеятельности, так оказывается, Берлин брали неназванные «союзники», а не Советская армия в единственном числе — так как же тогда над Рейхстагом стало развеваться именно наше Знамя Победы?! Зачем акцентировать внимание на том, что в действительности для обороны Берлина в нём сконцентрировались хоть и остатки вермахта, но всё же в количестве около двухсот тысяч солдат и офицеров при трёх тысячах орудий и 250 танках, многие из которых стали от отчаяния фанатиками, не говоря уже об убеждённых эсэсовцах из дивизии «Нордланд» и охранного батальона бригаденфюрера СС Монке? Ведь можно изловчиться и выдать эти испытанные в боях части за преданных фюреру до умиления и готовых к самопожертвованию стариков и детей. То есть немудрено, что над ними взяли верх опытные советские солдаты, а значит, и заслуга русских тем самым девальвируется. Осудить же бессмысленное сопротивление, приведшее к огромным разрушениям и 125 тысячам жертв среди гражданского населения Берлина, испанским авторам не приходит в голову. Равно как и признать, что среди винегрета немецких воинских частей Берлин пытались оборонять 7 тысяч испанцев-добровольцев, сформированных из разгромленной под Ленинградом «Голубой дивизии».

Как тут не вспомнить вдохновителя такой идеологии — А. Гитлера, призывавшего своих сторонников (а, значит, и испанских его почитателей) «проявлять чувство превосходства над русскими»?! Этот призыв, по всей видимости, и сейчас, спустя 74 года после разгрома гитлеризма и освобождения от него Европы, начал благозвучно отдаваться в ушах тех, кто старается угодить духу фюрера и не мытьём, так катанием принизить роль Советской армии в освобождении большей части Европы. Да и вообще России как государства, с которым стоит иметь дело. Приходится подавлять в себе соблазн развенчивать просто смехотворную и беззастенчивую подтасовку фактов, равно как и фантазийную интерпретацию тогдашней военной реальности на полях сражений нынешними «заряженными» испанскими журналистами. В их сентенциях явно проступает огорчение, что месть фалангистов, составивших костяк «Голубой дивизии», за поддержку Советским Союзом республиканской Испании в гражданской войне не только не удалась на просторах России, но и привела к фактическому уничтожению в боях этого формирования. С нескрываемым сожалением приводится констатация радио Би-би-си, что бой под пригородом Ленинграда Красный Бор 10 февраля 1943 г. стал «концом «Голубой дивизии», от которой через девять часов осталось лишь 30% её состава.

Голубая дивизия
Голубая дивизия

Но речь, пожалуй, следует вести не о спорной доблести «Голубой дивизии», которую сам фюрер характеризовал как «банду оборванцев», а о рассечении сознания нынешних испанских идеологов. Они концентрируют внимание на чисто военных деталях: сколько слабо или легко вооружённых испанцев противостояли адскому напору превосходящих сил русских. Со стороны эти испанские новации могут показаться описанием некоего спортивного состязания, как например, жёсткой игры в хоккей в численном меньшинстве. Или наоборот — как мирно испанцы обращались с местными жителями оккупированных районов СССР, как они игрой на гитаре и безобидными шутками развлекали население и обольщали русских девушек. Чуть ли не имитация коллективной прогулки по парку с родственниками или посещения танцплощадки. При этом совершенно остаётся за кадром тот непреложный и стержневой факт, что главным применением «Голубой дивизии» на Восточном фронте было участие путём блокады в беспрецедентном в мировой истории геноциде мирных жителей огромного города. Не прослеживается никакого следа покаяния за смерть сотен тысяч жителей Ленинграда, за то, что усилиями, в том числе и испанских военных, блокада держалась 872 трагичных дня, а не закончилась раньше. А ведь легионеры «Голубой дивизии» на словах ехали на Восточный фронт воевать «с коммунизмом», а не с мирными жителями, обречёнными на голодную смерть в осаждённом городе.

Совершенно бесстыже звучат упрёки русским военным в мародёрстве в Германии (на одном фото умудрились заметить якобы ретушь от двух пар часов на руке нашего солдата), когда повальное воровство и насильственное ограбление жителей российских деревень и городов стали визитной карточкой испанцев. Они это воровство и грабёж считали в порядке вещей, раз они пришли как «освободители от коммунизма», а заодно и от собственности его «жертв». Испанцы беззастенчиво уверяют, что они способствовали восстановлению закрытых большевиками храмов, а в то же время массово вывозили к себе на родину православные иконы и церковную утварь, оставляя в храмах и крестьянских домах голые стены. Что уж тут говорить, если, по данным исследователя Н. Петрова, испанцы

«разграбили Новгородскую церковь Фёдора Стратилата на Ручью, сожгли иконостас, используя его вместо дров, а также похитили и вывезли в Испанию крест главного купола собора Святой Софии — крупнейшего центра Северной Руси с XI века. Похищенный крест был возвращён в Великий Новгород лишь в 2007 г. Остальные украденные в СССР трофеи испанцы и не думают возвращать».

Новгородский Софийский собор
Новгородский Софийский собор
User№101

Испании в той жуткой войне повезло — она оказалась в принципе нетронутой и наблюдала за происходящим как бы из театральной ложи, что, впрочем, не даёт никаких оснований для фальсификации очевидных фактов. История оказалась к Испании милостивой: формально она была нейтральной страной, придерживаясь позиции «вооружённого нейтралитета», да и вообще на отшибе, хотя и поддерживала завоевательную войну Третьего рейха на Востоке, поставляла Германии стратегический металл вольфрам, но при этом даже сохранила дипломатические отношения с Великобританией и США и не объявляла войны СССР. «Голубая дивизия» опять же формально не была формированием регулярной испанской армии, состояла в основном из добровольцев, хотя все её подразделения по настоянию Ф. Франко были укомплектованы кадровыми офицерами и унтер-офицерами, а весь личный состав давал торжественную клятву-присягу на верность А. Гитлеру и получал двойное денежное довольствие: как от вермахта, так и из испанского бюджета. То есть при любом итоге войны Испания оставалась в выигрышном положении.

Эта двойственная, иезуитская позиция ей сейчас не только молчаливо прощается, но об этом в Европе вообще не принято вспоминать. А каудильо-вождь, «генералиссимус» Ф. Франко, фактически военный преступник в гражданской войне в своей стране, давший затем прибежище беглым нацистам и их пособникам, преступивший за 34 года своего абсолютистского правления все нормы привычной для европейцев демократии, считается сейчас цементирующим элементом испанской нации. Никто и не смущается тем, что сам Ф. Франко точно и вызывающе характеризовал свой режим как «тоталитарное государство»; с ним, как с откровенным диктатором-фашистом, как ни в чём ни бывало годами продолжали сотрудничать страны — бывшие противники нацизма. Его военное кредо пришлось как нельзя ко двору — ведь он заявлял ещё во время войны послу США, что «Испания желает не столько победы «оси», сколько поражения России». Судя по начавшим выходить из Испании беспардонным историческим интерпретациям вокруг темы Второй мировой войны, и сейчас эта его мечта находит отклик среди ощетинившихся русофобов Европы.