13 февраля прошло первое заседание НАТО, в котором приняла участие ставшая тридцатой по счёту страна — член альянса, Республика Северная Македония. Долгие годы само название страны являлось главным препятствием на пути её интеграции в евроатлантические структуры. Дело в том, что Грецию, члена ЕС и НАТО, никак не устраивало, что на великое наследие античных македонян своим названием претендует её северный славянский сосед, лишь в 1991 г. обретший независимость. В итоге Греция с 2008-го пользовалась своим правом вето на вступление Македонии в альянс. И лишь летом прошлого года правительство бывшей югославкой республики решилось на переименование страны. По мнению министра обороны Македонии, Радмилы Шекеринской, вступление страны в НАТО поможет стабилизировать ситуацию на Балканах. Однако реальная ситуация в этой небольшой и небогатой стране заставляет усомниться в столь оптимистичных словах министра.

Скопье, Северная Македония
Скопье, Северная Македония

Вопрос Македонии, македонской нации, её места в судьбе балканских государств берёт своё начало в конце ХIХ века. Пользуясь ослаблением Османской империи, народы, населявшие её европейские вилаяты, стремились обрести свою независимость в максимально широких территориальных рамках. В этом ключе историческая область, называемая Македонией, уже тогда стала главным яблоком раздора между балканскими народами. Географический регион, расположенный к северу от Эгейского моря и включавший ряд территорий нынешних Греции, Болгарии, Албании, Сербии и собственно Республики Северная Македония, в этническом плане представлял характерную для своего срединного положения чересполосицу из турецких, греческих, албанских и славянских сёл. Славяне, согласно османской переписи населения 1895 г., составляли половину населения Македонии и не имели чёткой национальной идентичности. Потому Греция, стремившаяся расширить свои национальные границы на север, и Болгария, желавшая получить выход к Эгейскому морю, вели ожесточённую борьбу за сердца и души македонского населения, главным образом за счёт открытия национальных школ и приходов национальных церквей.

Если основным содержанием болгарской и греческой ирредент была идея о том, что македонцы — это либо болгары, либо славянизированные греки соответственно, то немного позднее включившаяся в эту борьбу Сербия взяла на вооружение идею македонизма. В 1888 году её впервые озвучил сербский дипломат Стоян Новакович. Согласно этой идее, македонцы — отдельный славянский народ, со своей культурой и историей. С этого момента и начинается конструирование македонцев как независимой от болгар, греков и сербов нации. С 1902 года территориальный конфликт между балканскими странами перерос в военный и с перерывами продолжался вплоть до 1913 года, когда по итогам Второй Балканской войны в Бухаресте был закреплён раздел исторической области Македония между Грецией (Эгейская Македония), Болгарией (Пиринская Македония) и Сербией (Вардарская Македония). С этого момента территории нынешней Республики Северная Македония стали частью Сербии, а по итогам Первой Мировой войны — частью Королевства сербов, хорватов и словенцев, с 1929 года переименованного в Югославию.

Стоян Новакович
Стоян Новакович

Идейной основной нового государства являлась опора на сербский национализм, что вызывало неприятие у словенцев и хорватов. Сербизация проводилась и в отношении македонского населения, чем активно пользовалась соседняя Болгария, так и не смирившиеся с утратой земель, населённых близким им по культуре и языку населением. В 1919 году болгарскими спецслужбами была создана Внутренняя македонская революционная организация (ВМРО), целью которой было отделение Македонии с последующим присоединением к матери-Болгарии. Помимо пропаганды, организация занималась и партизанскими действиями против Югославии. В 1934 году в Марселе боевику ВМРО Величко Димитрову Керину даже удалось убить югославского короля Александра I Карагеоргиевича. В годы Второй Мировой войны территория Македонии была поделена между Болгарией и Албанией, воевавшими на стороне Гитлера. Но радость болгарских националистов длилась недолго, в 1944 году югославские коммунисты начали освобождать свои территории от гитлеровцев, установив к весне 1945 года контроль над всей довоенной Югославией.

По плану Сталина Македония, являвшаяся долгие годы камнем преткновения между балканскими народами, должна была стать связующим звеном предполагаемой Балканской федерации, в которую, помимо Болгарии и Югославии, в разных вариациях предполагалось включение Албании, Румынии и даже Греции. Однако данный проект не состоялся, и Тито всецело принялся за строительство македонской нации, преследуя главным образом две цели: максимально снизить болгарское культурное, языковое и политическое влияние в регионе, а также ограничить влияние сербов (составлявших свыше 35% населения) по стране в целом. С этой целью в Социалистической республике Македония была создана Македонская академия наук и искусств, создавшая и повсеместно внедрявшая нормы македонского языка в документооборот, науку и сферу образования. Руководством страны была также создана Македонская автокефальная церковь, призванная отделить македонцев от сербов и болгар в религиозной сфере. Складыванию македонской нации также способствовала урбанизация: за 40 лет социалистической Югославии численность городского населения республики выросла более чем в три раза. Таким образом, к моменту распада СФРЮ в Македонии все формальные признаки независимого национального государства были в наличии.

В отличие от своих соседей по Югославии, отделение Македонии прошло тихо, без вооружённых конфликтов. Однако отныне Македония была предоставлена сама себе в отстаивании своей идентичности и независимости. И если Сербии, все эти годы занятой другими проблемами, было вовсе не до Македонии, то греки, болгары и албанцы оказывали и продолжают оказывать значительное влияние на маленькую постъюгославскую республику.

Смена караула у стен греческого парламента
Смена караула у стен греческого парламента

Резкое недовольство названием и государственным флагом нового государства выразила Греция. Учитывая, что македонцы решили использовать флаг с Вергинской звездой, почти полностью повторяющий флаг греческой провинции Македония, греки опасались выдвижения бывшей югославской республикой территориальных претензий на Эгейскую Македонию. Дошло до того, что Греция в 1994 году ввела торговое эмбарго против Македонии. Скопье, с момента обретения независимости придерживавшееся курса на европейскую интеграцию, недолго колебалось и пошло на уступки южным соседям. В качестве временного компромисса государство было принято в ООН с официальным наименованием «Бывшая югославская республика Македония» (БЮРМ), а в 1995 году македонское правительство сменило официальный флаг, дабы не расстраивать греков — партнёров по евроатлантической интеграции.

Афины поняли, что дипломатическое давление на Скопье приносит свои плоды, и на всём протяжении 90-х и 2000-х неизменно следовали позиции, высказанной тогдашним президентом Греции Константиносом Караманлисом: «Есть лишь одна Македония, и она — греческая». Пользуясь своим правом, Греция наложила вето на вступление республики в НАТО, а затем и на вступление в ЕС. В конце концов, под натиском бескомпромиссной позиции Афин и желанием поскорее вступить в НАТО и Евросоюз, руководство Македонии снова сдалось и согласилось на отказ от своего названия. В сентябре 2018 года в стране прошёл референдум по вопросу переименования, явка на который составила около 36% избирателей при минимальном пороге в 50%. Парламент страны это нисколько не смутило, и 11 января сего года 81 из 120 депутатов собрания (при минимальных 80) проголосовал за переименование страны.

Несколько иного подхода к македонскому вопросу придерживается Болгария. Несмотря на то, что Болгария была одной из первых стран, признавших независимость Македонии, отношение болгар к своим западным соседям было весьма настороженным. Главным образом связано это было с тем, что политики, учёные и деятели культуры регулярно подчёркивали свою македонскую идентичность, которая во многом строится на противопоставлении себя болгарам. Многие болгары, однако, продолжают считать македонских славян болгарами. Тем не менее попытки силового решения македонского вопроса в ходе Первой и Второй мировых войн стоили Болгарии очень дорого. И София, судя по всему, провела определённую работу над ошибками.

Участники Болгарского культурного клуба на общенациональной акции протеста против режима Николы Груевского. Скопье, май 2015 года
Участники Болгарского культурного клуба на общенациональной акции протеста против режима Николы Груевского. Скопье, май 2015 года
Bkks.org

Видя, в каком слабом состоянии находится государственность бывшей югославской республики, и понимая её евроинтеграционные устремления, София решила, что македонцам нужен старший партнёр, столь же заинтересованный в присоединении к НАТО и ЕС, но близкий в культурном, языковом и географическом плане. После присоединения к НАТО в 2004 году Болгария стала выполнять роль арбитра между альянсом и странами Западных Балкан в решении конфликтов. В августе 2017 года в Скопье главами правительств Болгарии и Македонии был подписан договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве. Помимо того, что, согласно договору, Болгария способствует в подготовке Македонии к вступлению в ЕС и НАТО, обе стороны обязуется противодействовать подрывным действиям и враждебной пропаганде различных организаций в отношении обеих стран. Нынешний премьер-министр Болгарии Бойко Борисов предложил предоставлять в распоряжение Македонии имеющуюся в распоряжении у болгарского МИДа широкую сеть дипломатических представительств и консульских учреждений за рубежом, что, безусловно, ещё больше привяжет Скопье к Софии.

Одним из эффективных инструментов болгарской мягкой силы в Македонии является Болгарский культурный клуб в Скопье, целью которого заявлены максимальное сближение народов Болгарии и Македонии, культурное взаимодействие, сохранение исторической памяти. Сотрудники центра занимались сбором данным по поискам останков погибших в Первой Мировой войне болгарских солдат, восстанавливали болгарские памятники. Не без помощи клуба происходит процесс интеграции Македонской автокефальной церкви с Болгарской православной церковью. В 2017 году по просьбе Македонской церкви Болгарский патриархат официально стал её «Церковью-матерью», что вызвало отрицательную реакцию со стороны Греческой православной церкви и Константинопольского патриархата.

Слабостями македонских политических элит не менее активно пользовалось и продолжает пользоваться албанское меньшинство. Ещё в 1991 году албанцы проигнорировали референдум о независимости Македонии, но в 1992 году провели свой собственный референдум об автономии албанских районов страны, непризнанный в Скопье. Численность албанцев Македонии заметно росла с 1970-х (17% населения) по 2000-е годы. Согласно последней переписи, проведённой македонскими властями в 2002 году, численность албанцев составила 25%. Росту их численности в стране поспособствовала также война в Косово, из-за которой в Македонию хлынул поток албанских беженцев, а вместе с ними и боевики косовских бандформирований.

Уже в 1991 году по примеру печально известной Армии освобождения Косово в северо-западных районах Македонии была создана Армия национального освобождения (АНО), целью которой официально было заявлено создание максимально широкой албанской автономии в конфедеративном македонском государстве. Имея за спиной поддержку и из Приштины, и из Тираны, в январе 2001 года АНО приступили к регулярным нападениям на воинские части и полицейские отделы, попутно терроризируя местное славянское население. Летом войска Македонии начали ответные действия. США и страны ЕС вмешались в конфликт, формально осудив вмешательство косовских албанцев, но в то же время принуждая Скопье пойти на уступки местному албанскому меньшинству.

Автобус с албанцами
Автобус с албанцами

В августе 2001 года сторонами было подписано Охридское соглашение, фактически ставшее победой албанских националистов. С этого момента бывшие боевики стали депутатами и чиновниками. К примеру, руководитель АНО Али Ахмети в 2002 году стал лидером партии Демократический союз за интеграцию (ДСИ) и бессменным членом македонского парламента. Де-факто албанцы получили колоссальные рычаги влияния на верховную власть в стране. Именно под давлением албанского лобби Македония признала независимость Косово в 2008 году. Албанские партии оказали активную поддержку инициативе о переименовании государства, попутно протащив закон об албанском языке как о втором официальном по всей территории страны, который вступил в силу в январе 2019 года.

В целом мы можем заметить, что на протяжении 18 лет независимости большая часть македонского истеблишмента в своей политике руководствовалась не национальными интересами, а желанием как можно скорее оказаться в Брюсселе, в залах заседаний Европейского союза и НАТО. Нежелание руководства страны бороться за национальные символы и само название своей страны вместе с покорностью перед любыми требованиями США и западноевропейских стран сводит на нет фактический суверенитет страны и национальную идентичность македонцев. Этим, в свою очередь, активно пользуются соседи: болгары, греки, албанцы. Албанский агрессивный ирредентизм и активный рост болгарского влияния в стране в будущем и вовсе могут поставить под вопрос необходимость существования такого государства, как Республика Северная Македония.