На фоне страстей, бушевавших вокруг «российского вопроса» в Мюнхене, на 55-й международной конференции по безопасности, несколько на второй план, по крайней мере, в отечественных СМИ, отошли другие сюжеты этого представительного международного форума. В частности, выступление главы китайской делегации Ян Цзечи — руководителя Канцелярии ЦК КПК по международным делам или, в более привычной для нас стилистике, международного отдела ЦК.

КНР
КНР
Иван Шилов © ИА REGNUM

Несколько слов об этой фигуре, которую очень часто называют «патриархом» китайской дипломатии. И не только ввиду того, что международный отдел ЦК, как мы помним по временам СССР, — инстанция, в неформальном плане более высокая, чем МИД, наделенная в контексте несменяемого лидерства одной правящей партии функцией концептуального управления международной политикой и развитием страны, в то время как МИД занимается текущей дипломатической работой.

Дело в том, что в современной китайской элите очень развита узкая, «направленческая» специализация кадров, и только немногие, помимо, естественно, Си Цзиньпина и Ли Кэцяна, шириной своего охвата выходят за ее рамки. Ян Цзечи наряду, пожалуй, с вице-председателем КНР Ван Цишанем, главой ВСНП Ли Чжаньшу и ключевым зампредом Госсовета Хань Чжэном не только входит в эту когорту, но и находится на острие выработки китайской стратегии на двух важнейших направлениях — американском и российском.

Член политбюро Центрального комитета КНР, начальник Канцелярии Комиссии ЦК КПК по иностранным делам Ян Цзечи
Член политбюро Центрального комитета КНР, начальник Канцелярии Комиссии ЦК КПК по иностранным делам Ян Цзечи
Chambre des Députés

Бывший глава МИД, а до этого посол КНР в США, пользующийся значительным влиянием в Вашингтоне, Ян Цзечи считается одним их архитекторов современных российско-китайских отношений со стороны Пекина. Он регулярно посещает заседания элитарного Валдайского клуба, где неизменно выступает российский президент Владимир Путин, и всякий раз получает у него продолжительные, наполненные содержательным общением аудиенции.

Участники Валдая подчеркивают, что, по их наблюдениям, Ян Цзечи и Путина связывают особые отношения. Это показательно, что российское направление в китайской дипломатии неформально возглавляет профессиональный американист высочайшей квалификации. И что он способен к комплексной оценке всей ситуации в глобальном геополитическом треугольнике Россия — Китай — США (Глава МИД КНР Ван И — специалист по Японии, экс-посол КНР в Токио).

Одновременно именно Ян Цзечи выполняет важнейшие миссии в США, как это произошло в ноябре 2018 года, в канун встречи Си Цзиньпина и Дональда Трампа в Буэнос-Айресе, когда в Вашингтоне прошел второй форум китайско-американского диалога по вопросам внешней политики и безопасности. Характерно, что в то время как Ян Цзечи находился в Вашингтоне, в Пекин прибыл «патриарх» уже американской дипломатии Генри Киссинджер, которого приняли Си Цзиньпин и Ван Цишань, в то время как круг контактов Ян Цзечи в США, хотя и не включил в ноябре Д. Трампа, но прошла его встреча с президентским советником по вопросам национальной безопасности Джоном Болтоном, а с главой госдепа Майклом Помпео и тогдашним министром обороны Джеймсом Мэттисом Ян Цзечи совместно сопредседательствовал на форуме.

Джеймс Меттис и Ян Цзечи
Джеймс Меттис и Ян Цзечи
Archive: U.S. Secretary of Defense

О чем говорил китайский «патриарх» в Мюнхене, в выступлении по теме «Содействие международному сотрудничеству, поддержание мультилатерализма и продвижение строительства сообщества с единой судьбой для всего человечества»?

Первое. Четыре основные позиции, представленные в русле заявленной им темы: строительство партнерских отношений на основе взаимного уважения; совместное обеспечение всеобщей безопасности; взаимовыгодное глобальное развитие; постоянное совершенствование глобального управления.

«Мультилатерализм» — суть многосторонность, приверженность многосторонним, коллективным подходам. Если смотреть с этой стороны, то это, во-первых, прямой вызов гегемонии США, ибо Вашингтон к равноправным отношениям не готов и готов будет нескоро.

Во-вторых, это заявка на принуждение США к равноправному диалогу, ибо под формулировкой «совершенствование глобального управления» скрывается система институтов, завязанных на американское лидерство как системный фактор.

Поэтому когда говорят о совершенствовании, имеют в виду перестройку этих институтов, наполнение их новым концептуальным содержанием. При этом Китай применяет к США ту же аргументацию, которую сами США в раннюю постсоветскую эпоху адресовали России. Помните самонадеянный пассаж Билла Клинтона о том, что «мы позволили России быть державой, но империей будет только одна страна — США»?

Ян Цзечи
Ян Цзечи
Widmann / MSC

Аргументы Китая обусловлены изменением глобального баланса сил, который, в свою очередь, Ян Цзечи связывает с российско-китайским взаимодействием. Это очень хорошо видно по его выступлению в Сочи, на Валдайском клубе в октябре прошлого года, где предельно конкретно сформулированы три задачи, с решением которых в Пекине связывают «позитивный импульс международного развития»:

— Китай и Россия как стабилизаторы глобального мира и стабильности на основе целей и принципов Устава ООН и ее ключевой роли в международных делах (здесь вперед выдвинут политический фактор, тесно связанный со стратегическим балансом в сфере вооружений, и приоритет явно отдается российской мощи);

— Китай и Россия как движущая сила роста мировой экономики, противостоящие протекционизму и односторонним подходам США (здесь впереди фактор экономического развития с зеркальным по отношению к военной составляющей лидерством в нашем тандеме Китая в области экономики);

— Китай и Россия как мост для межцивилизационного диалога, инструмент достижения гармонии (социокультурный и, шире, цивилизационный фактор, в рамках которого, с одной стороны, признается паритет вкладов Москвы и Пекина в их сотрудничество, а с другой, обеспечивается альянс традиционных культур, которые противостоят исходящей с Запада пост — или контркультурной унификации).

В-третьих, если вернуться к четырем тезисам выступления Ян Цзечи в Мюнхене. «Равноправного» участия в глобальном управлении сегодня нет, ибо такое равноправие не предполагает доминирующих позиций в глобальных институтах только одной из сторон геополитического треугольника — американской. Представляется, что Китай действует здесь по принципу «капля камень точит». Рано или поздно, но либо Запад поделится долей в этих глобальных институтах, либо, если нет, эти институты начнут приходить в упадок из-за изменения мирового баланса, и появится новая система институтов, которая и будет отождествляться со «справедливым» глобальным управлением.

55-я международная конференция по безопасности в Мюнхене
55-я международная конференция по безопасности в Мюнхене
Securityconference.de

Чтобы до конца осмыслить эту стратегию, можно вернуться к уже процитированному недавно автором этих строк положению базового доклада в Мюнхене Вольфганга Ишингера: «Стратегическое мышление в Китае все чаще исходит из того, что сверхдержава США пришла в состояние упадка и со временем откажется от своего мирового господства. Компартия считает, что история на стороне Китая, который возьмет верх».

К этому можно добавить «валдайские» наблюдения экс-министра Португалии по европейским делам Бруно Масаеша, почерпнутые из встреч с российскими и китайскими представителями, из которых следует, что сглаживание противоречий с США Пекину обойдется утратой стратегической инициативы, а за ней и перспективы. Китайцы, по его словам, это понимают. Но они (пока!) не уверены, что выбор надо остановить на войне, пусть даже не горячей, а холодной.

Итак, мягкое давление на США с помощью собственной восходящей экономической динамики, прикрытой мощным военно-стратегическим щитом России, которое, однако, не должно переходить красных линий и черт, — такова китайская «генеральная линия». В ней просматривается только один изъян: рубежные переходы от одного порядка к другому всегда скачкообразны, ввиду плавного накопления количественных изменений, приводящих к новому качеству.

Какая-то капля всегда оказывается последней, после чего вода из стакана переливается через его край. Готов ли Пекин к такому быстрому качественному переходу и, что особенно важно, к предшествующему ему крупному международному кризису, в котором, чтобы победить, нельзя отступать, уступать и идти на сомнительные компромиссы, — большой и очень важный вопрос. Дальше увидим, что нельзя утверждать, будто в Пекине на него не ищут ответ.

Встреча Владимира Путина С Ян Цзечи после валдайского дискуссионного клуба. 2018
Встреча Владимира Путина С Ян Цзечи после валдайского дискуссионного клуба. 2018
Kremlin.ru

Второе, что вытекает из содержания мюнхенского доклада Ян Цзечи. «Патриарх» китайской дипломатии подчеркнуто не затрагивает вопросов военно-стратегического баланса, которые он по умолчанию отдает Москве. Но вот что касается экономики, то здесь никаких недомолвок не наблюдается:

«Ян Цзечи заявил, что в настоящее время китайская экономика вступает в новую фазу перехода от быстрого роста к качественному развитию. Китай предоставит миру больше рыночных, инвестиционных возможностей и возможностей для сотрудничества, — читаем в достаточно скупом на информационные подробности материале агентства Синьхуа. — Он отметил, что инициатива «Пояс и путь» — это международный продукт, который Китай предоставляет для содействия международному сотрудничеству, общему развитию, а также является важным путем для строительства сообщества с единой судьбой для всего человечества».

Вряд ли простым совпадением является упоминание «сообщества единой судьбы человечества» и в названии всего выступления, и в ключевом с точки зрения китайской роли в глобальных делах экономическом разделе. Здесь самое время напомнить, что эта идеологическая конструкция, вышедшая из-под пера главного идеолога ЦК КПК, члена Посткома Политбюро ЦК Ван Хунина, теснейшим образом связана с другим базовым конструктом — концепцией социализма с китайской спецификой.

С ее авторством в Пекине любят апеллировать к Дэн Сяопину и его знаменитой формуле «черной и белой кошки», хотя на самом деле в Китае она принадлежит Мао Цзэдуну и его теории «новой демократии». А сам лидер китайской революции позаимствовал эти идеи у позднего В. И. Ленина и у И. В. Сталина, которые в противовес Троцкому с его европейскими и американскими марионеточными императивами выдвинули ее для соединения социализма с национально-освободительным и антиколониальным движением.

Китайская революция 1949 года с этими идеями, заложенными в основу КНР, — доказательство верности пути, проложенного Китаю и другим восточным нациям советскими классиками марксизма. И современные китайские лидеры отнюдь не случайно продолжают обращаться в своих программных выступлениях не только к историческому, но и к идейно-теоретическому наследию Великого Октября.

Что из этого следует для России? Следует выбор между продолжением прозябания в капитализме, что по мере его разрушения встроит нас — даже на теоретическом уровне, не говоря уж о практике, — в фарватер даже не КНР, а нашего собственного, отринутого в 1991 году и взятого на вооружение в Пекине, первородства. Но уже «на вторых ролях».

Если же вовремя спохватиться, то ничего не потеряно. И равноправие в «сообществе единой судьбы» достигается только через социалистический выбор, благо национальная специфика социализма может быть не только китайской, а любой. И более того, изначально, в классическом ленинском прочтении, она была советской, то есть российской и по большому счету — русской.

И третье, что важно в докладе Ян Цзечи, — клин, который он вбивает между США и Европой, стремясь расколоть Запад. Вот этот фрагмент:

«В нынешнем году исполняется пятнадцать лет со дня установления отношений всестороннего стратегического партнерства между Китаем и ЕС, построение партнерских отношений между Китаем и ЕС в области мира, роста, реформ и культуры непрерывно получает новое развитие. Китай и ЕС должны осуществить взаимное дополнение преимуществ, сосредоточить внимание на общих интересах, постоянно укреплять международное сотрудничество, твердо поддерживать мультилатерализм и общими усилиями строить процветающий и прекрасный мир».

США и Евросоюз пошли разными путями
США и Евросоюз пошли разными путями
Elionas2

Спору нет: только слепой не увидит, что в 2018 году китайско-европейские отношения приобрели совершенно новую позитивную динамику. Но для России важно, что эта динамика подогревается действиями самого Вашингтона, который одновременными тарифными санкциями, введенными против Поднебесной и Европейского союза, своими руками их объединяет против себя.

Ошибка политического первоклассника объясняется одним из двух. Либо Д. Трамп поступает так вынужденно, не успевая и не осиливая какой-то важный рубеж развития теневых закулисных раскладов. Либо в Белом доме настолько уверовали в унаследованную от прежней администрации «американскую исключительность», что просто «закусили удила», и все происходящее лежит в сфере не политики, а психологии.

В этой ситуации России просто нельзя оставаться на той периферии «Пояса и пути», на которой она пребывает сегодня. Но, ввиду обводящего территорию Российской Федерации трансконтинентального евразийского транзита, мы обречены на это до тех пор, пока в «ближнем зарубежье» не возобладают центростремительные тенденции.

Будем считать трехдневную сочинскую встречу российского и белорусского лидеров проблеском надежды на этом направлении, которое при выборе стратегическим союзником динамично развивающегося Китая становится по-настоящему решающим. Но и Пекин должен понимать, что Россия не за просто так готова прикрывать новый шелковый путь своим ядерным зонтиком, и любые обходные пути будут только вредить стратегическому партнерству двух стран.