Одним из бытующих в постсоветских странах утверждений, которые живут в головах политического класса, является то, что культура, искусство, образование и здравоохранение являются «социальной сферой», то есть тем, что только требует денег, усилий и ничего в ответ не дает. Такие вот надоедливые люди, которые сидят в приемной и что-то просят у большого начальника — как правило, денег.

Казахстан
Казахстан
Иван Шилов © ИА REGNUM

Однако эти воззрения характерны для XIX века и начала XX века, пока не было феноменов массовой культуры, туризма и когда в большинстве своем люди ничего, за исключением выживания, позволить себе не могли.

Сейчас это мощнейшие отрасли экономики, которые приносят огромные прибыли. К примеру, только мировой рынок компьютерных игр в 2017 году составил 108,9 миллиарда долларов. Но он тянет за собой производство специализированных устройств, новых более мощных компьютеров, различных товаров и так далее, так что на самом деле объемы еще больше. Или еще пример, казахстанцы оставляют в среднем по 5000 долларов на одного человека, когда лечатся в Южной Корее, и потоки составляют несколько тысяч человек в год, то есть речь идет о десятках и даже более сотни миллионов долларов.

Что-то создает напрямую ценности, а что-то приносит деньги косвенно — к примеру, музеи, памятники и театры могут быть убыточными, но они в целом создают привлекательный имидж города для туристов. Может, туристы туда и не пойдут, но в целом они при выборе города будут ориентироваться на его известность в культурном плане. Едут ли люди, чтобы посмотреть на завод, государственное устройство, новые жилые комплексы или миллиардеров? Нет, они едут смотреть на что-то уникальное, потрясающее и красивое — то, чего у них нет. Если у тебя нет моря, то надо отличаться историей и культурой.

Кроме того, культура является одним из факторов узнаваемости товаров в мире — какой вы предпочтете купить кофе бразильский или коста-риканский, эфиопский или вьетнамский? Если у вас есть знания о стране, о том, что она выпускает, какая в ней культура, то вы отдадите предпочтение ее товарам. Лучшая реклама — она не в виде громких и заметных роликов по телевизору, а в виде общего имиджа, который пронизывает ряд популярных произведений культуры и искусства и впечатывается в мозг людей навсегда, создавая набор стереотипов, которые остаются с человеком всю жизнь. Именно поэтому всегда стоит поддерживать собственную культуру, идущую на экспорт.

Молдахмет Кенбаев. Дорога отцов. 1964
Молдахмет Кенбаев. Дорога отцов. 1964

Но тут есть определенная тонкость, присущая Казахстану. Казахстанская культура последние годы закуклилась в себе, то есть в основном делает усилия на то, чтобы закрепить свое положение внутри страны и противостоять влиянию глобальной культуры, фактически находясь в положении защищающихся. Поэтому у нее нет сейчас потенциала, чтобы продвигать свои достижения на экспорт, как это делают многие другие страны. Особенно это касается книг — практически все крупные издательства страны сосредоточены на выпуске учебной и научно-методической литературы для учащихся и не работают со свободным рынком. Они не могут найти нового автора, раскрутить его, издать бестселлер, продвинуть его на внешние рынки — они никогда этого не делали и, разумеется, не смогут сделать. О нашем книжном рынке скажет просто одно — отсутствие литературных агентств и агентов в принципе, о чем уже дальше говорить.

Есть, конечно, казахстанские авторы, которые самостоятельно печатаются вне Казахстана, но это или жанровые вещи, такие как фантастика и фэнтези, или независимая литература, ориентированная на литературные премии. Но они выходят в российских изданиях и всеми воспринимаются как творчество российских авторов без особой связи с Казахстаном. Кроме того, это все авторы, пишущие на русском языке, а вот авторы, пишущие на казахском, издаются в основном в Казахстане и очень маленькими тиражами, если нет какой-то международной программы по литературному обмену. Проблемой является, что у нас нет и школы литературного перевода с казахского языка на английский, французский и другие языки, кроме русского.

Что делать, если коммерческий сектор не справляется с поддержанием культуры? Как и во многих других случаях, ключевой является роль государства.

Недавно начат проект «Современная казахстанская культура в глобальном мире», в рамках которого производится популяризация казахстанской культуры в мире. Одной из его частей является популяризация литературы. Отобраны 30 авторов для «Антологии современной казахстанской поэзии» и 30 авторов для «Антологии современной казахстанской прозы». Каждый том примерно по 600 страниц, так что для прозы выбраны, видимо, короткие формы — эссе, рассказы и повести.

Как будет идти популяризация? Выбрано 6 партнеров-издательств (по 6 языкам ООН), которые будут переводить, издавать и продвигать эти антологии:

  1. Русский язык — Издательский дом МГУ и Московская городская организация союза писателей России.
  2. Английский язык — Британский совет и издательство Кембриджского университета
  3. Французский язык — издательство «Michel de Maule» и коммуникационное агентство «Prestige Communication»
  4. Испанский язык — «Институт Сервантеса» и издательский дом «Visor-Libros»
  5. Арабский язык — Центр культуры и образования Арабской республики Египет
  6. Китайский язык — «Издательство наций» Китайской Народной Республики

Что можно ожидать от этих антологий? Пока я думаю, нельзя рассчитывать на быстрые результаты — это всего лишь пока первый задел, ставящий целью только ознакомление с казахстанской культурой иностранцев.

Молдахмет Кенбаев. Песня чабана (фрагмент). 1956
Молдахмет Кенбаев. Песня чабана (фрагмент). 1956

Кто же первая аудитория антологий? Это, конечно, литературные критики, ученые-филологи и культурологи, которые заинтересованы нашим регионом. От их рецензий и анализа будет зависеть, пройдет ли казахстанская литература следующую стадию — чтобы ей стали интересоваться уже в более широких кругах, чтобы пошли упоминания в статьях и рецензиях, а там уже, может, и литературные агенты подключатся.

В принципе, в мировой литературе идет постоянно поиск новых авторов со свежими образами и мыслями, так что при наличии таланта можно заинтересовать иностранные издательства. Так что данный шаг единственно возможный для нашей литературы. Может, если за рубежом будет успех у наших писателей, то и внутри страны вернется мода на чтение? Может быть так, что критики не обратят внимания — вполне может, а значит, надо попытаться еще раз. Все же культура — это индустрия с высоким риском.

Единственное, что стоит сказать в заключение отрицательного — надо было это делать раньше, лет 20 тому назад, но что уже сожалеть о несбыточном?

Читайте также:

Казахстанский госпроект по переводу учебников: почему и как?

Книги в Казахстане: модернизация сознания или борьба с безграмотностью?