Польша переходит от стадии отрицания России к торгу

Но варшавская экспертократия еще даст бой

Станислав Стремидловский, 18 февраля 2019, 12:48 — REGNUM  

Немецкий фонд Фридриха Эберта представил на Мюнхенской конференции по безопасности данные своего последнего исследования, которые показывают, что поляки хотят улучшения отношений с Россией. Как сообщает Polskie Radio 24, около 77% опрошенных поляков называют Россию основным источником риска, но в то же время «большинство из них утверждают, что Польша должна сотрудничать с Россией больше, чем раньше». Как объяснить это противоречие? Шеф-редактор иностранного отдела Gazeta Polska Мачей Кожушек отвечает: «Поляки ожидают улучшения отношений с россиянами, но не за счет покорности Кремлю».

А то Кремль ее требовал, можно подумать. Нет, Москва как раз демонстрировала готовность сотрудничать с Варшавой, причем даже в таких болезненных для последней вопросах, как энергетический. Отказывалась Польша, хотя иногда казалось, что не сама она до того додумывалась, а кто-то из-за рубежа ей советовал обрубать концы. При этом особенно парадоксальная ситуация складывалась после того, как осенью 2015 года к власти в Польше пришла правоконсервативная (в идеологии) и одновременно социалистическая (в экономике) партия «Право и Справедливость» (PiS). Несмотря на курс полного отрицания внешнеполитических приоритетов, которых придерживалась предыдущая правящая коалиция «Гражданской платформы» (РО) — Польской крестьянской партии (PSL), в отношениях с Москвой у Варшавы ничего не изменилось. PiS продолжила играть по части Украины в те же игры, что РО. Требовать при каждом удобном случае новых санкций и вместе с тем посылать сигналы России с желании наладить диалог, а когда ответа в подобной ситуации предсказуемо не было, сожалеть на уровне министерства иностранных дел, что Москва опять молчит.

Складывалось впечатление, что «Право и Справедливость» попалась в ловушку варшавской экспертократии. Вместо того чтобы ставить перед аналитиками задачи на российском направлении, просить разработать те или иные программы кооперации и сотрудничества, спрогнозировать возможные угрозы и риски, политики правящей партии отдали все на откуп самой экспертократии, которая живет в устаревшей парадигме, и нет особой разницы, проамериканская часть ее или пронемецкая. И она сама начала диктовать политическому классу, что ему делать, вместо того, чтобы обслуживать его. Политическая русофобия стала самозаводящимся механизмом, кольцевым движением, из которого невозможной выскочить. Наряду с чем PiS довольно ревниво посматривала и посматривает на тех, кто пытался и пытается предложить выход. В прошлом году это пробовал сделать Корнель Моравецкий, почетный маршал польского сейма и отец премьер-министра, получил против себя информационную атаку и предложения уйти из политики на пенсию. В этом году с сильнейшими нападками столкнулся бывший президент Польши Лех Валенса. Посмотрим, что будет с фермерским движением «Аграрный союз», который заикнулся недавно о необходимости восстановить отношения с Москвой и критически относиться к Киеву.

Экспертократия навязала политикам инструмент оценки, в котором более-менее грамотная диагностика сочетается с религиозными выводами. Покажем на примере (он характерный) автора авторитетного польского правого журнала Do Rzeczy. Диагностика: правящий лагерь придерживается стратегии полной зависимости Польши от США. В страхе перед Россией одобряем все действия Вашингтона. Причина тому то, что польская внешняя политика — производная от внутренней политики. PiS вступила в конфликт с Брюсселем и Германией, на которые ориентируется оппозиционная «Гражданская платформа», поэтому проводит абсолютно проамериканскую политику. При этом мифическое Междуморье и Вышеградскую группу трудно рассматривать как серьезную альтернативу. Но с американцами взаимоотношения не будут тесными, США — это страна с другими приоритетами, их мысли все чаще и чаще направлены на Тихоокеанское побережье и побережье Китая, а не на польско-российскую границу. Вывод: США остаются единственным гарантом существования польской государственности в силу истории, поскольку каждый раз, как они выходили из нашего региона Европы, положение Польши начинало ухудшаться. Следовательно, дело не в выборе ориентации, просто нужно убедить Вашингтон, что поддержка Польши — в его собственных интересах.

Если говорить о прошлом, то можно вспомнить, сколько было Соединенных Штатов в Европе в феврале 1945 года на Ялтинской конференции (подсказка — много) и что из этого вышло. Если говорить о настоящем, то история повторяется, что показала конференция по Ближнему Востоку, которую американцы провели 13−14 февраля в Варшаве. То, что должно было в представлениях правящего польского лагеря стать его триумфом, обернулось внутриполитическим поражением и всплеском негативных эмоций польского общества. И тут бы задаться вопросом, почему же Вашингтон, который встал на тропу войны с ЕС и немцами, решил публично унизить Польшу по поводам, которые для США, по большому счету, незначительны, но крайне важны для гордости поляков? Какие цели преследуют американцы в своей долгой игре в этом регионе? Не пытаются ли они вывести Варшаву из зоны комфорта, в которой она считает себя главным и великим союзником заокеанской страны, и подтолкнуть действовать в другом направлении? Польским политикам пора вспомнить о том, что власть — это воля и желание творить реальность, формировать ее, а не следовать по руслу, вытоптанному экспертами да аналитиками. До сих пор глава правящей партии «Право и Справедливость» демонстрировал, что он способен выходить за рамки. Посмотрим, что он предпримет сейчас.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail