Из Турции поступили сообщения о том, что сотрудники полиции задержали 641 подозреваемого в причастности к деятельности сторонников движения Фетхуллаха Гюлена, которых Анкара обвиняет в организации попытки переворота в июле 2016 года.

Иван Шилов © ИА REGNUM

Ранее в стране началась крупнейшая за последнее время антитеррористическая операция в 76 провинциях страны, направленная против сторонников Гюлена. Турецкая прокуратура выдала ордер на задержание 1112 человек. Согласно официальным данным, на конец августа 2018 года число подозреваемых в связях с этим движением достигло в общей сложности 18 128 человек. Европейская комиссия в своем докладе сообщила, что после введения режима чрезвычайного положения 20 июля 2016 года в Турции более 150 тысяч человек были взяты под стражу и 78 тысяч человек были арестованы. МВД дает и такие данные: после мятежа в рамках расследований в отношении движения Гюлена правительство аннулировало 234 419 паспортов, были взяты под контроль восемь холдингов и 1020 компаний.

Масштаб репрессий, обрушившийся на мнимых и явных сторонников провалившегося государственного переворота в Турции, не имеет прецедентов не только в новейшей истории, но и в истории Османской империи. За решетку отправляются военные: больше 100 генералов и адмиралов (это около трети всего генералитета) и 6000 офицеров. Среди арестованных главный военный советник и два адъютанта президента Турции, сотрудники разведки, судьи, прокуроры, журналисты. По данным телеканала CNN Turk, под нож пошел «фактически весь профессорско-преподавательский состав учебных заведений Турции». Удивляет то, что если действительно к участию к событиях июля 2016 года причастно такое количество людей, то почему военный путч в Турции не удался, как это неоднократно бывало раньше.

Николай Ярошенко. Заключённый. 1878
Николай Ярошенко. Заключённый. 1878

Но дело не только в этом. В Турции было объявлено, что идет борьба с созданным Гюленом так называемым «параллельным государством» (paralel devlet), которому якобы удалось инфильтрировать своих сторонников во все возможные органы государственной власти, в армию, службы безопасности, систему образования. Однако вот что в порыве откровенности говорил в конце июля 2016 года посол Турции на Украине Йонет Тезель в интервью «Европейской правде». По его словам, «сеть Гюлена» действовала таким образом, что переворот и не понадобится, достаточно завести во власть своих людей — и можно получить контроль над страной без переворота». Тогда кто же готовил переворот в Турции, а когда он не удался, решил подставить Гюлена и его сторонников?

Тут и начинается самое интересное. До июля 2016 года Реджеп Тайип Эрдоган заявлял, что ведет борьбу с так называемым «глубинным государством» (derin devlet), а недавно на встрече с журналистами заметил, что «еще рано говорить о победе». Этот феномен в Турции на официальном уровне был обозначен в начале 1970-х годов, когда премьер-министр Бюлент Эджевит заговорил о факторе существования «Контргерильи», турецкой ветви натовской операции «Гладио» по противодействию возможному советскому вторжению. Ее называли закулисным альянсом высокопоставленных чинов военных структур и разведывательных служб, судебной власти и мафии, которые в случае угроз национальной безопасности в их понимании готовы были вмешаться в ход событий.

Неслучайно тогда в Турции увеличилось число исторических публикаций и монографий, в которых национальная история описывалась на основе различных конспирологических концепций. Теория «глубинного государства активно использовалась турецкими властями, когда к суду были привлечены некоторые высокопоставленные турецкие военные по обвинению в подготовке государственного переворота (дело «Эргенекон», «Бальоз»). Гюлен не поддержал «политическое избиение» военных, и на этой почве у него возникли серьезные разногласия с Эрдоганом. С этого момента Эрдоган стал иначе трактовать движущие силы «глубинного государства», когда начал обозначать Гюлена как продолжение или составную часть «глубинного государства».

Попытка военного переворота в Турции. 2016
Попытка военного переворота в Турции. 2016
(сс) enesnişancı

Но в подготовке путча июля 2016 года президент главные обвинения обрушил именно на ассоциированное с именем Гюлена «параллельное государство», не упоминая «глубинное», которое в сознании турок ассоциируется все же с военными и спецслужбами. Такая разводка не является случайной, так как она выводит силовые структуры из сферы обвинения. Сейчас тот концепт представляется очень важным. Кто же в действительности в Турции готовил переворот? И не получилось ли так, что «глубинное государство» подставило «параллельное» через фальстарт?

Если попытаться в одной фразе изложить суть политической программы Эрдогана, то она звучит так: восстановление влияния Турции, превращение ее в чуть ли не основного регионального и важного международного игрока. По мнению президента, на протяжении длительного времени происходило разрушение и ослабление Турции. Причем силы, которые разрушали и ослабляли государство, не были внешними, они обозначаются как «глубинное государство». Оно, по словам Эрдогана, «ослаблено, но не уничтожено», большая часть вертикали его скрыта от глаз непосвященной публики. Что же касается «параллельного государства», то борьба с ним для президента является всего лишь поводом для проведения широкомасштабной кадровой чистки, прежде всего, в госучреждениях.

Однако, судя по размаху, очевидно, что мятеж июля 2016 года здесь уже ни при чем: речь идет об избавлении от инакомыслящих.