В ходе работы над монографией о диагностике нацизма в современных условиях (надо же как-то переводить «криптофашизм» в «фашизм обыкновенный») изучил субъекты, причастные к диагностике нацизма. То есть не начал фантазировать на тему, кто должен был бы заниматься подобной диагностикой, а посмотрел, кто уже занимается. И как.

Неонацизм
Неонацизм
Иван Шилов © ИА REGNUM

Предметом этого небольшого исследования стали в основном Доклады МИД РФ «Неонацизм — опасный вызов правам человека, демократии и верховенству права» за 2015 и 2018 годы. Изучая французский сюжет из Доклада 2015, споткнулся о следующий факт: «В марте 2012 г. джихадист М. Мера расстрелял учеников еврейской школы в Тулузе».

И подумал, что тут явно какая-то ошибка: где джихад, а где нацизм? Да, джихадистские нападения на евреев смело можно относить к проявлениям антисемитизма, но попутно встаёт тогда другой вопрос: всякое ли проявление антисемитизма можно приравнивать к проявлению нацизма? Выходит, что нет.

Антисемитский плакат
Антисемитский плакат

При этом еврейские организации, как национальные, так и международные, упоминаются в Докладах довольно часто. «Поимённо» названы итало-еврейская ассоциация «Друзья Израиля», румынские «Центр по мониторингу и борьбе с антисемитизмом в Румынии» и Национальный институт по изучению Холокоста им. Э. Визеля, «Обсерватория антисемитизма в Испании», «Антидиффамационная лига» США, международный «Центр им. Симона Визенталя», а также Центр информации и документации Израиля. Уже из названий приведённых организаций видно, что фокусом их внимания является не борьба с нацизмом вообще, а борьба с антисемитизмом и отрицанием Холокоста.

Равнодушие еврейских организаций к общей борьбе с нацизмом показано в следующем сюжете: «Во Франции отказываются публично осуждать марши нацистов в Прибалтике и на Украине, сооружение монументов в их славу, осквернение мемориалов советским воинам. Такой же, по существу, попустительской линии придерживается и представительный Совет еврейских организаций Франции».

Могу, со своей стороны, дополнить, что такой же линии придерживаются и еврейские организации Эстонии. В связи с чем представляется стратегической ошибкой создание в 2010 году в Киеве Международного правозащитного движения «Мир без нацизма» на основе Всемирного Конгресса русскоязычного еврейства. В результате движение изначально получило неверный импульс для достижения своей главной цели — «Мир без нацизма».

Особенно сомнения в еврейских организациях как в глобальных соратниках по борьбе с нацизмом усилились в июле 2018 года, после принятия Кнессетом основного закона «Израиль — национальное государство еврейского народа», оцененного мной как ультранационалистический.

Солдаты арии Израиля и раввин
Солдаты арии Израиля и раввин

Исходя из вышеизложенного, не стоит удивляться тому, что и подход к мониторингу и диагностике нацизма у еврейских организаций — особенный. Вот примеры мониторинга из Докладов:

«В обнародованном в начале 2015 г. докладе еврейского благотворительного фонда (обеспечивает безопасность еврейских организаций и отслеживает антисемитские инциденты с 1984 г.) отмечается, что число инцидентов на почве антисемитизма в Великобритании в 2014 г. составило 1168 (в 2013 г. — 535), а антисемитские проявления в стране достигли «исторического максимума».

«В 2009 г. создана «Обсерватория антисемитизма в Испании», в уставные цели которой входят централизация, каталогизация и анализ происшествий антисемитского характера в стране; установление поощряющих антисемитскую деятельность центров; организация дебатов и публикаций вокруг темы антисемитизма; оказание содействия государственной политике по борьбе с антисемитизмом; выработка дополнительных предложений, адресованных как государственным органам власти, так и НКО, СМИ, в целом общественности».

«На этом фоне характерны результаты исследования одной из ведущих еврейских организаций США «Антидиффамационная лига» за 2014 г., согласно которым 36% взрослых жителей Литвы придерживаются антисемитских взглядов».

Данный пример интересен тем, что никаких других примеров исследования ксенофобских взглядов у населения, кроме «антисемитских взглядов», мной в Докладах не обнаружено. Уровень русофобии в Европе, например, никто не замеряет, а он — зашкаливает, что ясно без всяких исследований. Но подобного рода исследования — это деньги, и немалые.

«Результаты различных исследований свидетельствуют о том, что количество антисемитских инцидентов в Нидерландах в целом сохраняется на одном уровне. Согласно последним данным за 2013 г., Центром информации и документации Израиля зарегистрировано 147 антисемитских инцидентов (в 2012 г. — 114, в 2011 г. — 113, в 2010 г. — 124)».

А вот единственный приведённый в Докладах пример диагностики со стороны еврейских организаций:

«Одной из самых крупных неонацистских группировок на Украине является Всеукраинское объединение (ВО) «Свобода» (в 2012 г. на выборах в Верховную раду получила 10,44% голосов). По классификации международной правозащитной организации «Центр им. Симона Визенталя», ВО «Свобода» и ее лидеры — О. Тягнибок и И. Мирошниченко — занимают пятое место в списке самых опасных антисемитских деятелей в мире».

Украина
Украина
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

К сказанному следует добавить, что приводимая еврейскими организациями статистика антисемитских проявлений и настроений объективно не адекватна статистике проявлений расовой дискриминации в широком смысле. Согласно ст. 4 бет израильского Закона о возвращении, «еврей» — тот, кто родился от матери-еврейки или прошел гиюр, и он не принадлежит к другой религии», из чего следует, что «еврей» — не национальность (этничность), а этнорелигиозный конструкт. Соответственно, проявления антисемитизма охватывают проявления дискриминации в широком смысле не только по национальному, но и по религиозному признаку — последние к нацизму отношения не имеют. Процентное соотношение этих двух типов дискриминации в общей статистике проявлений антисемитизма не раскрывается. Выше уже приводился пример явно ошибочного внесения в Доклады случая нападения на еврейских школьников джихадиста.

Какое-то представление о том, каково соотношение в антисемитизме национального и религиозного факторов, можно составить на основе следующего сообщения:

«Большая часть еврейского населения в Европе полагает, что за последние пять лет антисемитизм в Европейском союзе заметно усилился. Такого мнения придерживаются 63% респондентов в 12 странах ЕС, свидетельствуют данные опроса, который провело Агентство ЕС по основным правам человека. Кроме того, 45% опрошенных назвали антисемитизм очень большой проблемой. 40% участников опроса опасаются в ближайшие месяцы стать жертвой нападения из-за их принадлежности к иудаизму».

В действительности же антисемитизм следует рассматривать ещё шире, чем совокупность его этнической и религиозной составляющей. В 1998 году по инициативе премьер-министра Швеции Йорана Перссона был создан Международный альянс в память о Холокосте, куда сегодня входит 31 государство. К 2004 году альянс разработал «Рабочее определение антисемитизма», и сейчас это определение официально используется во внутренних документах правительств восьми стран — Великобритании, Израиля, Австрии, Румынии, Германии, Болгарии, Литвы и Македонии. Его также поддержал Европарламент.

Дебаты в Европарламенте
Дебаты в Европарламенте
jeffowenphotos

Пять из девяти пунктов «Рабочего определения», которые прямо касаются Израиля, категорически не устраивают некоторых экспертов. Так, по их мнению, формулировка последнего слишком размыта и фактически воспрещает любую критику правительства этой страны. В феврале 2017 года 244 британских ученых подписали протестную петицию: по их мнению, «Рабочее определение» угрожает академической свободе слова, поскольку объявляет любую негативную оценку Израиля антисемитизмом.

Добавить тут, собственно, нечего. Поскольку вывод очевиден: собираемую и распространяемую еврейскими организациями информацию по «проявлениям антисемитизма» механически зачислять в «проявления нацизма» — нельзя. И игнорировать — тоже нельзя.

Придётся поискать решение.

***

Сергей Середенко, специально для ИА REGNUM