Похоже, что после Ливии и Украины настала очередь Венесуэлы. Недавно президент США Дональд Трамп признал председателя Национальной ассамблеи Венесуэлы Хуана Гуайдо в качестве законного президента страны. Всё это является ярким примером американской внешней политики, согласно которой лидеры, мешающие интересам американских корпораций, должны быть смещены в результате «народной революции», которую спонсирует и направляет Вашингтон, пишет Михаил Молчанов в статье для издания Asia Times.

Флаг Венесуэлы
Флаг Венесуэлы
Jonathan Alvarez C

Усилия, направленные на смену того или иного режима, обычно скрывают за обеспокоенностью по поводу отсутствия демократии в стране, плохого управления экономикой или якобы сфальсифицированных выборов. Одним словом, Вашингтон всегда очень обеспокоен тяжелым положением местных жителей. Однако в последнее время благодаря более открытому и откровенному стилю администрации Трампа для всех становятся очевидными истинные мотивы Вашингтона. Всё дело заключается в деньгах. То есть речь идет о деньгах иностранных государств, которые, по мнению руководства США, должны достаться американским корпорациям.

Читайте также: Project Syndicate: ЕС может остановить новую ядерную гонку вооружений?

Как отметил советник по национальной безопасности США Джон Болтон: «Если бы американские нефтяные компании инвестировали в нефтяную отрасль Венесуэлы и добывали там нефть, это имело бы большое экономическое значение для США». Для Болтона и тех людей, которые позаботились о том, чтобы он получил должность советника по национальной безопасности, смена политического режима в Венесуэле открывает «большие возможности для бизнеса», настолько большие, что США готовы рассмотреть «все возможные варианты».

В список возможных вариантов, конечно, входит и военная интервенция в Венесуэлу, и убийство избранного президента Николаса Мадуро. Именно так следует понимать заявление высокопоставленного чиновника Белого дома о том, что безопасность Мадуро в Венесуэле больше не может быть гарантирована. Нельзя не вспомнить более раннее замечание Трампа о потенциальном использовании военной силы в Венесуэле.

Тем временем Гуайдо, самопровозглашенный «президент», одобрил новый раунд санкций США, которые причинят ущерб экономике его страны и нанесут удар по гражданам Венесуэлы. Деловые интересы для него важнее. Если точнее, то деловые интересы американского бизнеса. Санкции против венесуэльской государственной нефтяной компании PDVSA могут вытеснить «Роснефть» — основного российского инвестора в нефтяной сектор Венесуэлы, тем самым фактически лишив Россию её доли и расчистив путь для американского захвата венесуэльских (и российских) активов. Более $50 млрд, которые Китай одолжил Венесуэле в рамках соглашений «нефть в кредит», также окажутся под угрозой.

Танкер в Маракайбо. Венесуэла
Танкер в Маракайбо. Венесуэла

Либеральные экономисты учат нас тому, что экспроприация производственных активов — это типичная практика коммунистических правительств. Однако сейчас очевидно, что бастион рыночной экономики тоже не прочь осуществить экспроприацию активов. С точки зрения американских политических «ястребов», и Россия, и Китай — это «страны, чьи интересы враждебны» интересам США, поэтому вполне законно экспроприировать инвестиции этих стран в венесуэльскую экономику. Конечно, тот факт, что Венесуэла обладает крупнейшими в мире доказанными запасами нефти, привлекает внимание деловых кругов США и без напоминаний Болтона.

Белый дом открыто говорит о том, что смена режима в Венесуэле — это часть более масштабной стратегии по расширению влияния Соединенных Штатов в странах Латинской Америки. После Венесуэлы может настать очередь Кубы и Никарагуа. Эти три социалистических государства Болтон назвал «тиранической триадой». Это не напоминает вам об «оси зла» бывшего президента США Джорджа Буша, к которой он причислил Ирак, Северную Корею и Иран? Стоит также вспомнить те усилия, которые предприняли США для смены режимов в этих «злых» государствах.

Наибольшего успеха, по мнению американского руководства, удалось добиться в ходе интервенции в Ирак, которая привела к падению экономики страны с ее исторического максимума в 1990 году до менее чем одной седьмой от прежнего уровня к 2004 году. Даже сейчас ВВП Ирака на душу населения при нынешнем курсе доллара колеблется в пределах 50% ВВП на душу населения, достигнутого правительством бывшего иракского лидера Саддама Хусейна.

Северная Корея приступила к созданию ядерного оружия и смогла спастись от гибели, к которой привела бы внешняя демократизация. По словам Трампа, переговоры «с Северной Кореей идут очень хорошо». Нет никаких призывов о смене северокорейского режима. Можно с уверенностью сказать, что наличие ядерного арсенала изменило отношение США к северокорейскому лидеру Ким Чен Ыну.

Иран оказался в промежуточной позиции. Несмотря на то, что страна также страдает от санкций США, она не сталкивается с прямой угрозой американской интервенции. Возможно, передовая ядерная программа Ирана и наличие программы по созданию баллистических ракет остудили пыл США.

Читайте также: Atlantic Council: Стратегия Трампа в отношении Африки удивила всех

Установки БМ-21 «Град» венесуэльской армии
Установки БМ-21 «Град» венесуэльской армии
Cancillería del Ecuador

У Венесуэлы нет баллистических ракет, поэтому она может стать заманчивой целью для военной интервенции США. Трудно предсказать, как поведут себя Россия или Китай, если это произойдет. Располагая военными, лояльными правительству Мадуро, и поддержкой со стороны крупных мировых держав, Венесуэла вполне может превратиться для США в еще одну Сирию или даже Вьетнам. Если Россия примет прямое участие, то мир станет на один шаг ближе к бездне.

Однако даже после ухода Мадуро победа США окажется пирровой. Ранее предпринятые усилия по смене режимов в странах Латинской Амеркии привели к появлению фашистских правительств, военных хунт, президентов-наркобаронов, а также способствовали росту коррупции. Трампу не следовало бы повторять ошибок прошлого. В будущем за всё придется платить.