Сербия и Республика Сербская: что дальше?

Додик – разграничение с Веной и Вучичем?

Стеван Гайич, 5 февраля 2019, 21:57 — REGNUM  

В день Республики Сербской 9 января 2019 года (Святой великомученик и архидьякон Стефан) произошёл очень важный политический поворот, касающийся всех сербов Балкан.

Стало очевидно, что президент президиума Боснии и Герцеговины Милорад Додик принял решение прекратить связывать свою политическую судьбу с пагубной политикой президента Сербии Александра Вучича. Вучич уже некоторое время выступает за так называемый компромисс по Косово. Из албанских СМИ, а также из иностранных СМИ, заявлений президента сепаратистов в Косово и Метохии Хашима Тачи и даже из косвенных заявлений самого Вучича сербы узнали, что «компромисс» подразумевает под собой сделку о «разграничении» между сербами и албанцами.

Более того, бывший министр иностранных дел Сербии Вук Еремич утверждает, что последними деталями сделки являются и спровоцированный таможенный кризис, и формирование так называемой «армии Косово». По словам Еремича, Вучич и Тачи достигли этих договорённостей 4 ноября 2018 в посольстве ЕС при Ватикане. В качестве посредников выступили советник Вучича, бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр (один из главных виновников бомбардировки Сербии НАТО) и Александр Сорос, сын Джорджа Сороса. Это «разграничение» подразумевает, что Сербия признает независимость Косово через, как в Брюсселе любят говорить, «процесс нормализации отношений Сербии и Косово», который подразумевает в конце процесса подписание «взаимно обязывающего правового документа» (другими словами, признание независимости), по которому Сербия получит несколько общин на севере Косово и Метохии (около 10% территории Косово и Метохии), но одновременно Сербия должна будет передать Косово муниципалитеты на юге центральной Сербии.

Поскольку сам Додик поддерживал идею «разграничения», его отказ и является большим поворотом. Раньше Додик полагал, что «разграничение» сербов и албанцев в Косово создаст прецедент и откроет дорогу разграничению Республики Сербской и Федерации Боснии и Герцеговины (далее — «БиГ»), то есть отделению Республики Сербской и БиГ и её объединению с Сербией.

Вероятнее всего, надежду на такой сценарий Додику внушали его «друзья» из австрийской Партии свободы (FPÖ), за которую многие австрийские сербы голосуют, так как лидер Партии свободы Хайнц-Кристиа́н Штра́хе не раз заявлял, что «Косово — это Сербия», однако после вхождения в правительство Австрии Партия свободы и пальцем не пошевелила, чтобы Австрия отказалась от признания Косово. Наоборот, пока Додик слушал их сказки, Австрия голосовала за вступление Косово в Интерпол.

Оказалось что Австрия остаётся Австрией, рассматривая Боснию в качестве своей колонии, как это было и после Берлинского конгресса 1878 года. Это всё та же Австрия первого колониального австрийского правителя Беньямина фон Каллаи, который разделил сербов в Боснии по религиозному признаку, в то время как Вена из разрозненных племён разных этносов и религий искусственным образом создавала единую албанскую нацию, настраивая её против православных народов Балкан — сербов и греков. Именно политика Каллаи и Вены породила организацию сербских студентов трёх религий «Молодая Босния», член которой Гаврило Принцип в 1914 году застрелил символ оккупации Франца Фердинанда, что стало предлогом для начала уже подготовленной Австро-Венгерской империей войны против Сербии, которая закончилась дорогой победой Сербии и крушением чёрно-жёлтой монархии.

С 1878 по 1918-й Боснией и Герцеговиной владели австрийские временщики, назначенные Веной, поэтому совсем неудивительно, что из семи Высоких представителей по Боснии и Герцеговине (фактически таких же колониальных управителей, что и в конце XIX — начале ХХ века), назначенных после Дейтонского мирного соглашения 1995 года, двое были именно австрийцами — Вольфганг Петрич с 1997 по 2002 г. и Валентин Инцко с 2009 г. по настоящее время.

Австрия решила снова увлечься имперской политикой на Балканах. Она показывала Додику одно (приятное) и «просербское» лицо — Штрахе, пока с другой стороны стояли премьер-министр Австрии Себастьян Курц и президент Александр Ван дер Беллен, ставшие «лучшими друзьями» с Вучичем и албанцами, которые пытались найти (на самом деле уже решённый) «компромисс». Только после голосования Австрии за вступление Косово в Интерпол проснулся министр иностранных дел Сербии Ивица Дачич, заявив Штрахе, что он не должен соглашаться с такими поступками Вены, и пригрозив ему потерей Партией свободы голосов австрийских сербов. Это действительно имело резонанс, так как Штрахе начал оправдываться, опасаясь утраты большой доли своего электората. Это и стало тревожным знаком для Додика, который, скорее всего, именно тогда понял, что не всё так, как ему пытались представить австрийские «друзья».

Интересно, что Берлин по вопросу Косово имеет принципиально противоположную Вене позицию. Меркель не раз повторяла, что балканские границы не должны меняться. Для Меркель это значит, что Косово независимо, однако, эта позиция блокирует «разграничение» и в конечном итоге парадоксально сохраняет конституцию Сербии и блокирует натоизацию всех Балкан. Главная сила, которая толкает «разграничение» и натоизацию Балкан, даже не США целиком, а глубинное государство, то есть Госдепартамент США. За «разграничение» выступают ещё и само НАТО, Австрия, Турция, Макрон, Могерини, Вучич и Тачи.

Однако Додик понял, что на самом деле скрывается за «разграничением». Что результатом будет не обмен Косово на независимость Республики Сербской, а втягивание Косово в НАТО через объединение с Албанией, о чём уже неоднократно заявлял премьер-министр Албании Эди Рама. Затем Вучич бы купил поддержку НАТО втягиванием самой Сербии в альянс и уничтожением Республики Сербской через её ослабление из Белграда и централизацию БиГ. Это, естественно, означало бы и конец политической элиты в Баня-Луке, утрату власти, а возможно и свободы. При этом конфронтация с Вучичем невыгодна Додику, и, несмотря на это, он понял, что дорога поддержки «разграничения» сербов и албанцев ведёт и его, и Республику Сербскую в пропасть. Против «разграничения» последовательно выступает Сербская православная церковь, институт, обладающий самым большим народным авторитетом в Сербии и тем более в Республике Сербской, где она — стержень идентичности народа. Именно поэтому столкновение с ней может очень дорого стоить в политическом смысле, и это не отвечает интересам Додика.

Из-за всего перечисленного Додик решил не быть (больше) частью истории с «разграничением» и ложным компромиссом, результатом которого может быть только стратегическое поражение сербской стороны, как в Косово, так и в БиГ.

Додик начал действовать 9 января, послав два очень важных сигнала. Во-первых, специальное подразделение полиции Республики Сербской кроме песни «Пукни зоро» («Займись заря»), которую поют каждый год в торжественный момент кульминации парада, в этот раз спело еще одну песню — «Песню косовских героев» (другое название песни — «Христе Боже») [1], песню о битве сербов и турок на Косово поле в 1389 году. Это был сильный посыл, прежде всего, президенту Сербии Александру Вучичу, что вопрос Косово не его частное дело, но касается всех сербов, как в Сербии, так и в Республике Сербской или где бы то ни было ещё.

Кроме того, Додик подтвердил свою новую позицию заявлением того же дня: «О Косово нужен всеобщий общественный сербский консенсус. Консенсус должен быть построен — консенсус как Церкви и власти, так и оппозиции, и даже сербов из ближнего зарубежья. Ключевым фактором для достижения консенсуса по Косово и Метохии является создание пространства для переговоров вокруг президента Сербии Александра Вучича» [2].

Додик сделал это заявление во время массовых протестов против Вучича во многих городах Сербии, также осознавая, что Церковь против любого плана о «разграничении», потому что его результатом станет передача Великой Албании города Печ, где находится престол патриарха Сербского в Метохии. Иными словами, Додик ещё раз дал Вучичу знать, что Косово это не частное дело Вучича, а вопрос, касающийся всего сербского народа.

Запад понял, что Додик изменил позицию, и предпринял новую волну давления на него и на институты Республики Сербской. Недавно Бакир Изетбегович, лидер боснийских мусульман, решил выйти с инициативой изменить название Республики Сербской. Так как Республика Сербская является конституционным правом сербов БиГ, Додик в ответ пригрозил, что Республика Сербская в таком случае отделится от Боснии (БиГ).

Последней каплей для Додика стала готовность Австрии дать убежище Давору Драгичевичу. Это человек, который после трагической гибели сына Давида уже месяцами организует демонстрации в Баня-Луке, обвиняя полицию Республики Сербской и власти в причастности к убийству его сына. После того как Драгичевич заявил, что демонстрации будут радикализированы, а также после ряда инцидентов был начат судебный процесс. Именно в этот момент Драгичевич запросил убежища в Австрии, и Австрия заявила о готовности его принять.

Окончательно стало ясно, что Австрия всеми силами выступает за «разграничение» и натоизацию Балкан, когда появился сюжет Австрийского национального телеканала (ORF), в котором говорится, что лидеры оппозиции — люди с сомнительным капиталом, и что оппозиция в Сербии не представляет альтернативу Вучичу. [3] Простой причиной таких атак пронатовских структур на оппозицию в Сербии является то, что оппозиция выступает категорически против «разграничения» и, главное, против вступления Сербии в НАТО. Также она скептически относится к дальнейшей евроинтеграции страны. Проще говоря, в НАТО, может быть, и понимают, что Вучич как политик исчерпан, что надоел народу и что поэтому во всех ключевых городах Сербии идут массовые протесты, однако надежная пронатовская альтернатива в оппозиции отсутствует, а приоритетное дело передачи Косово Великой Албании и натоизации Балкан еще не завершено. Что протесты в Сербии приобретают «путинский» характер, боится и открытый НАТО лоббистский «Центр евроатлантических исследований» [4] из Белграда. Также хорватская печать пишет, что «есть и хуже Вучича», потому что в программе «30 пунктов» самой большой оппозиционной силы, Союза за Сербию «нигде не говорится о евроинтеграции… и как уйти из русской сферы влияния», а также пишет, что «если кто-то Вучича отстранит от власти, это будут русские» [5].

В двух словах, НАТО боится, что протесты в Белграде и еще более 50 городах Сербии идут не в нужную сторону. Поэтому придётся НАТО пока терпеть Вучича, который не только выполняет требования НАТО, но даже красивыми словами анестезирует Россию, говоря точно те слова, которые Москва желает услышать: что Сербия никогда не введёт санкции, что не вступит в НАТО и в общем, что сам он, Вучич, настоящий друг России.

Конечно, кроме соглашения с НАТО, подписанного во время правления Вучича, по некоторым другим деталям видно, что его реверансы в сторону Москвы — ложь. Вучич встретил генсека НАТО Йенса Столтенберга в Белграде хлебом и солью (Путина встретил не так), а если кто-то помнит парад 9 мая 2018 года в Москве, Вучич был единственным из всех присутствующих (включая Биньямина Нетаньяху), кто не носил георгиевскую ленту.

В свое время Вучич говорил, что никогда не будет кандидатом в президенты Сербии, и тем усыплял Томислава Николича, который надеялся на второй срок, а потом Вучич его предал, говоря, что обстоятельства изменились. Сегодня он готовит то же самое и для Москвы. Пока Россия спит в момент потенциального «разграничения», довольная словами Вучича, когда Косово вступит в НАТО, Вучич, вероятно, опять скажет, что «обстоятельства изменились», что Сербия пересмотрит свой нейтралитет, вступит в НАТО и, естественно, введёт санкции, так как это требование Евросоюза, куда Сербия стремится. У России уже есть пример друга Вучича в Черногории, Мило Джукановича, в своё время лучшего друга Кремля, который ныне ввел санкции против России, против воли народа втянул страну в НАТО и даже обвинил Москву в причастности к выдуманному государственному перевороту против него.

Ближайшее время для Милорада Додика будет сложным. Он (хотя бы официально) не хочет показать, что у него разногласие с Вучичем, однако понимает, что поддержание идеи «разграничения» ведёт Республику Сербску в капкан Изетбеговича (т.е.Сараево) и в конечном итоге в НАТО, а его политическую карьеру — в тупик. Время покажет, какой путь в это сложное для него и для сербского народа время изберёт этот опытный балканский политик с прекрасным чувством самосохранения. Кроме мнения Церкви и огромного большинства сербского народа, ему играет на руку и недавний визит президента России Владимира Путина в Белград (с которым Додик коротко встретился и, судя по фото, сердечно поговорил), показавший, что для России неприемлемо и дальнейшее расширение НАТО на Балканах, а следовательно, и план о «разграничении». О такой позиции Москвы свидетельствует официальное выступление Путина, в ходе которого он неоднократно сказал, что косовский вопрос может решаться исключительно в рамках резолюции ООН 1244, которая гарантирует суверенитет Сербии над Косово.

Додик понял позицию России, его единственного надежного союзника на мировой арене. Поэтому он дополнительно дистанцировался от идеи «разграничения». После встречи с самым высоким представителям ЕС в Брюсселе 30 января 2019 на вопрос журналиста Додик сказал: «Уважаем территориальную целостность Сербии и считаем Косово внутренним вопросом Сербии» [6]. Уже на следующий день, 31 января 2019-го, Додик в Белграде на совместной пресс-конференции с Вучичем заявил: «Мы уверены примерно по одной причине, почему нехорошо идти нам в сторону НАТО, потому что если бы БиГ вошла в НАТО, НАТО бы, между прочим, и как политическая организация дополнительно расточило Республику Сербску. И это потому, что после того как НАТО бомбило наши позиции, НАТО все эти года работало на дело усиления позиции Высокого представителя (в БиГ), который растачивал силу Республики Сербской. И мы им не доверяем по этой причине, это основная причина… В любом случае хочу сказать, что в Республике Сербской нет готовности и поддержки в этом пути» [7].

В отличие Додика, Вучич, безусловно, дальше пойдёт натовским путем «разграничения», что показали его заявления с форума в Давосе, но, судя по всему, Вучичу становится гораздо труднее, потому что Баня-Лука уже не будет вместе с ним идти этим курсом.

[1] https://www.youtube.com/watch?v=y5upOJm8yis

[2] http://fakti.org/dodik/dodik-srbi-pokazuju-nesalomivo-podanistvo-velikim-i-mocnim-to-se-mora-iskoreniti

[3] https://www.youtube.com/watch?v=MVnIjKFkXts

[4] https://www.ceas-serbia.org/sr/aktuelno/saopstenja/7830-more-and-more-pro-putin-tracks-on-path-of-anti-governement-protests-that-spread-throughout-serbia

[5] https://www.jutarnji.hr/globus/Globus-politika/globusov-specijalni-izvjestaj-iz-prevratnickog-beograda-vucic-jest-zlo-za-srbiju-no-ima-i-gorih-bojim-se-da-ce-sve-ovo-zavrsiti-nasilnim-prevratom/8 327 291/

[6] http://www.tanjug.rs/mobile/multimedia.aspx?izb=v&&GalID=389 958

[7] https://www.youtube.com/watch?v=sALse7MxChw

Др Стеван Гайич — научный сотрудник Института европейских исследований (Белград, Сербия)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail