29 января в столице Республики Кипр завершился саммит южных стран — членов ЕС. В СМИ данное объединение упоминается сразу под несколькими аббревиатурами: EU MED, MED7, EuroMED 7, «Club Med», «Med Group», в которых буквы MED однозначно указывают на средиземноморское географическое положение семи стран-участниц: Испании, Португалии, Франции, Италии, Греции, Кипра и Мальты. Инициатива ежегодных встреч в подобном формате принадлежала министрам иностранных дел Кипра и Испании в 2013 году.

Саммит южных стран ЕС
Саммит южных стран ЕС
Cyprus.gov.cy

По итогам встречи, ставшей в этом году пятой по счёту, представители семёрки приняли совместную декларацию, в которой отражена приверженность общим ценностям, готовность к диалогу, стремление к углублению сотрудничества в сфере энергетики, миграции и безопасности, и ряд других аспектов. На первый взгляд, страны средиземноморской семёрки действительно имеют общие интересы в ряде сфер, особенно в тех вопросах, что касаются субсидий ЕС на развитие сельского хозяйства и вопросов, связанных с миграцией из Африки и Ближнего Востока, что в целом должно способствовать выработке совместных действий и продвижению общей политики средиземноморских стран в Брюсселе. Однако то количество проблем и противоречий, с которыми сталкиваются последнее время страны Южной Европы, говорит о противоположном.

Наиболее ярким примером накопившихся неразрешённых противоречий за последние месяцы стала Франция. Уже в начале своей каденции Макрон не только не смог реализовать народных чаяний, но и пошёл вопреки им, заслужив к настоящему моменту практически несмываемую репутацию «президента богатых». В октябре прошлого года рейтинг президента составил 29%, чего не наблюдалось даже у его предшественников, Олланда и Саркози (которым, к слову, не удалось переизбраться на второй срок). Движение «жёлтых жилетов» и выдвигаемые ими требования отчётливо показывают, что Макрон за недолгий срок правления смог настроить против себя граждан как левых, так и радикально правых убеждений.

Брижит и Эммануэль Макрон
Брижит и Эммануэль Макрон
Gov.ua

Всё большее неприятие действий президента Пятой республики выражают и представители французского истеблишмента, особенно депутаты и чиновники муниципального, департаментального и регионального уровней, главным выразителем интересов которых выступает сенат. Представители местных властей открыто выступают против сокращения финансовых средств и урезания полномочий муниципалитетов в угоду сомнительным амбициям молодого президента. Вынужденная отставка двух вице-премьеров кардинально не повлияла на текущую экономическую и политическую ситуацию. Во внешней политике успехи Макрона также выглядят очень сомнительными, попытки схватиться за всё сразу не привели на данный момент к сколь-нибудь заметным результатам, будь то урегулирование ситуации в Ливии и Сирии, углубление интеграции в рамках ЕС или стремление сделать Францию главным посредником в отношениях Европы с остальными акторами мировой политики. А позиция Макрона по венесуэльскому кризису, учитывая события внутри самой Франции, и вовсе заставляет официальных представителей других государств задуматься о здравомыслии президента.

Не намного лучше обстоят дела и в соседней Италии, ставшей в последнее время главным критиком Франции. Правительство Джузеппе Конте сформировано, главным образом, из представителей «Движения 5 звёзд» и «Лиги» (до парламентских выборов носившей название «Лига Севера»). Обе организации являются евроскептиками, что дало о себе знать в ходе согласования Римом и Брюсселем итальянского бюджета на 2019 год — лишь со второго раза стороны сошлись на бюджете с дефицитом в 2,04% от ВВП. Изначально правительство Конте бескомпромиссно требовало дефицит в 2,4% вместо заявленных Еврокомиссией 1,8%. Кроме того, Рим согласился урезать планируемое увеличение социальных расходов. Данные меры идут вразрез с предвыборными обещаниями «Лиги» и «5 звёзд», обещавшим гражданам снижение пенсионного возраста и введение безусловного базового дохода в 780 евро. По сути, правительство Конте сейчас находится между молотом Брюсселя и наковальней своих же обещаний перед итальянцами. Попытки финансового маневрирования пока не привели к положительному результату, а согласно данным Национальной службы статистики, за четвёртый квартал 2018 года ВВП республики снизился на 0,2% по сравнению с третьим кварталом, что стало наихудшим показателем за пять лет.

Стоит также отметить, что евроскептицизм и жёсткая антииммиграционная позиция хоть и являются объединяющими факторами для нынешнего правительства, между «Лигой» и «Пятью звёздами» вполне возможны разногласия по важнейшему внутриитальянскому вопросу Севера и Юга страны. И по сей день «лигисты» не отказались от своей идеи предоставления северным итальянским регионам большей экономической и финансовой самостоятельности, благодаря чему и приобрели столь высокую поддержку избирателей на Севере. В свою очередь, «5 звёзд» получили большинство во многих провинциях Юга и Центра страны благодаря своей популистской позиции в социальной сфере. Таким образом, перспективы правительства Конте на данный момент также находятся под вопросом.

Джузеппе Конте
Джузеппе Конте
Kremlin.ru

Казалось бы, текущими проблемами своих более влиятельных соседей могла бы воспользоваться Испания. Однако всё говорит о том, что Мадриду сейчас вовсе не до борьбы за лидерство в Южной Европе. Дело в том, что сформированное социалистом Педро Санчесом летом 2018 года правительство меньшинства стало чуть ли не самым слабым правительством за всё время постфранкистской Испании.

В состав совета министров Санчес взял только коллег по Испанской социалистической рабочей партии и независимых депутатов при том, что на последних выборах в конгресс депутатов в 2016 году ИСРП получила 22,7% голосов и 85 депутатских мандатов соответственно. Кроме того, за первые три месяца работы правительства два министра покинули свои посты: один из-за проблем с финансовой отчётностью, второй — из-за плагиата в научной работе. В подобных условиях само сохранение власти является крайне непростой задачей для премьер-министра, потому об Испании как о потенциальной силе, способной объединить вокруг себя средиземноморские страны для совместного влияния на наднациональные структуры ЕС, говорить не приходится. Что касается Португалии, Греции, Мальты и Кипра, то даже в совокупности эти страны просто слишком малы для создания какого-либо отдельного фронта для продвижения интересов южно-европейских стран в рамках ЕС.

Масла в огонь подливают и всё более ухудшающиеся отношения между второй и третьей по величине экономиками еврозоны. В конце января представители итальянского правительства буквально обрушились с критикой политики Франции в Африке, называя её грабительской и неоколониалистской. Французские СМИ немедленно упрекнули правительство Конте в агрессивном популизме и попытке разыгрывания французской карты как средстве повышения рейтинга перед выборами в Европарламент. Однако нынешний скандал не является чем-то из ряда вон выходящим, но имеет под собой ряд проблем, уходящих корнями ещё в 2011 год.

Именно в 2011 году тогдашний французский президент Саркози в одностороннем порядке начал бомбардировки Ливии, не согласовав это с другими членами ЕС. Подобные действия вызвали резкое неприятие у итальянского премьера Берлускони, утвердившего свою страну как главного внешнеторгового партнёра Каддафи после снятия с последнего санкций. Последующие события в Ливии ещё больше разделили Париж и Рим. Последний первым ощутил на себе волны беженцев и мигрантов из Африки, которых прежде сдерживала Джамахирия. Кроме того, обе страны и в настоящее время продолжают конкуренцию за статус главного посредника в урегулировании ливийского конфликта, поддерживая по сути противоборствующие стороны. Италия поддерживает правительство национального единства во главе с Фаизом Сараджем в Триполи, в то время как Франция плотно взаимодействует с фельдмаршалом Хафтаром.

Мигранты
Мигранты
Óglaigh na hÉireann

Помимо этого, официальные Рим и Париж придерживаются противоположных подходов в миграционной политике. Стороны последнее время регулярно обвиняют друг друга в безответственности и несоблюдении квот ЕС на принятие беженцев. В то время как Макрон стал одним из европейских лидеров, продвигающих наиболее либеральные меры в отношении иммигрантов, правительство Конте занимает радикальную антииммиграционную позицию, стремясь максимально ограничить поток беженцев в свою страну.

Но всё же основным камнем преткновения межу нынешними правительствами Италии и Франции является диаметрально противоположное видение будущего Европейского союза. Если для Макрона главной целью его политических действий является укрепление единой Европы во главе с франко-германским тандемом, то для евроскептиков из итальянского правительства национальная независимость и государственный суверенитет — важнейшая ценность, которой они никак не намерены поступиться, а руководящая роль Берлина и Парижа в ЕС — главная помеха на пути стремлений Италии стать более важным субъектом международных отношений. Весь этот узел накопившихся противоречий между Римом и Парижем подрывает возможности формирования консолидированной позиции средиземноморских стран относительно будущего Евросоюза.

Правительство Италии
Правительство Италии
tiagouy

Кроме того, любая согласованная политика участников группы MED7 неизбежно столкнётся с противодействием со стороны членов «Новой Ганзейской лиги». Лига была создана год назад по инициативе министров финансов восьми стран ЕС: Швеции, Дании, Ирландии, Финляндии, Нидерландов, Эстонии, Латвии и Литвы. Причиной объединения северо-европейских стран послужил системный кризис Евросоюза, вызванный брекситом, а также стремление пересмотреть нынешнюю финансово-экономическую политику ЕС.

В частности, «нео-ганзейцы» в ноябре этого года представили план о необходимости расширения функций Европейского стабилизационного механизма (ЕСМ) для более тщательного изучения национальных бюджетов. Документ предполагает первоначально всестороннее рассмотрение государственного долга, платёжеспособности экономики, её устойчивости к кризису и способности государства возвращать займы, а затем уже постановку вопроса о возможности и необходимости предоставления тому или иному члену Евросоюза финансовой помощи. Тем более показательно, что данный проект был выдвинут в ходе жёсткой полемики между Еврокомиссией и правительством Италии по вопросу формирования бюджета последней в конце 2018 года. Данный проект был подписан всеми странами «Новой Ганзейской лиги», а также Чехией и Словакией.

Лига, несмотря на свою молодость по сравнению с той же группой MED7, уже стремится расширить свои совместные усилия и в сфере общей внешней политики ЕС. К примеру, Саймон Ковни, министр иностранных дел Ирландии, призвал коллег по «Новой Ганзейской лиге» к формированию единой согласованной политики в отношении Африки и Ближнего Востока, что в перспективе может способствовать снижению роли и влияния Франции и Италии в данных регионах.

В целом текущие события показывают всё меньшую востребованность существующего проекта «Единой Европы» среди государств Старого Света. Неспособность нынешних структур ЕС отвечать на вызовы современности с пользой для всех стран-членов ведут к ползучей дезинтеграции союза и оформлению внутриевропейских блоков и групп по интересам, эффективность которых, как показывает пример средиземноморской семёрки, также не всегда гарантирована. В этом ключе рост популярности радикальных партий по всему континенту отчётливо говорит о том, что опора на национальный суверенитет остаётся для европейцев единственной возможностью решить текущие проблемы.