О том, как террористы ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) накопили и легализовали свои деньги, в интервью корреспонденту ИА REGNUM Евгении Ким рассказал эксперт Центра изучения современного Афганистана Андрей Серенко.

Террористы
Террористы
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Принято считать, что основные источники дохода террористов — торговля наркотиками и нефтью, но эти методы далеко не единственные: террористы опираются также на пожертвования, торговлю заложниками, человеческими органами, историческими артефактами и грабежи банков, причем в Ираке первые капиталы они создали не на нефтяных доходах, а именно через захваты банков.

По своей структуре финансовые системы джихадистов схожи со схемами криминальных сообществ, причем они и сами этого не скрывают — к примеру, в одной из инструкций прямо рекомендуется брать пример с криминальных организаций.

«Джихадистское подполье действительно мало чем отличается от деятельности бандитского подполья, — говорит Андрей Серенко. — Им нужно соблюдать похожие меры конспирации, искать источники финансирования — совершать налеты, преступления по изъятию денег, заниматься контрабандой, если речь идет о приграничных районах, и так далее».

Прибыль боевиков в пору расцвета организации составляла, по некоторым оценкам, до $3 млн в день, и вопрос о том, куда они делись сейчас, весьма актуален. Деньги вкладывались в экономику ближневосточных стран, в европейские компании — то есть «золото халифата» продолжает работать.

В какие сферы вкладывались эти деньги и почему экономическая система джихадистов не коррумпирована, читайте в беседе Евгении Ким и Андрея Серенко: Золото ИГИЛ*: как устроена экономика терроризма

(* — организация, деятельность которой запрещена в РФ)