: «В Казахстане, при желании, хорошей аргументации, соответствующем медийном освещении можно добиться отличного взаимодействия государства и общественного сектора», — сказал соавтор исследования, опубликованного общественным фондом «Трансперенси Казахстан», и автор ИА REGNUM Марат Шибутов.

Казахстан
Казахстан
Иван Шилов © ИА REGNUM

: В ноябре 2018 года вы опубликовали исследование о фактах масштабной контрабанды в Казахстане и Киргизии. Сегодня, 28 января, министр финансов КазахстанаАлихан Смаилов признал, что из-за расхождений оценки экспортно-импортных операций между Казахстаном и Китаем казахстанский бюджет теряет ежегодно около 200 млрд тенге ($528 млн). Как вы считаете, почему вдруг эти деньги обнаружили?

Идея сравнить статистику Казахстана и торговых партнеров страны возникла давно. Осенью мы получили мини-грант от головного офиса Трансперенси на исследование этого вопроса.

Мы выявили несоответствия в таможенной статистике сразу. Но чтобы работа не ограничилась одной статьей или материалом, необходимо было провести целенаправленное исследование. Я разработал методологию, а доклад написала исполнительный директор «Трансперенси Казахстан» Ольга Шиян.

После публикации доклада его направили в министерство финансов и министерство экономики Казахстана, депутатам и так далее. На исследование обратила внимание депутат сената парламента Дарига Назарбаева (дочь президента Казахстана — прим. ИА REGNUM ). Она послала запрос в правительство Казахстана.

Сразу после публикации началась волна ажиотажа в СМИ, которая переросла во вторую, более масштабную волну после запроса в правительство. О проблеме стали говорить на самом высоком уровне.

После проверки фактов, приведенных в исследовании, несоответствия в таможенной статистике подтвердились. Проверили данные по 53 ключевым импортерам. Сегодня новый министр финансов Алихан Cмаилов рассказал, что несоответствия в денежном эквиваленте составили порядка $6,9 млрд. Из них около $1 млрд связано с не декларированными товарами, проходящими через «Хоргос», а $2,6 млрд оказалось реальной контрабандой.

Они оценили дополнительные платежи в 200 млрд тенге. Это $526 млн. Это бюджет области в 1,5 млн человек. Получается, что общественная организация сделала исследование, подняла проблему, правительство отреагировало, и мы нашли для бюджета огромную сумму денег.

: Каковы перспективы реально найти эти деньги?

100%. Минфин, когда говорит о таких масштабных планах по сбору средств — слов на ветер не бросает. В любом случае — соберет не меньше, а может, даже больше. Минфин всегда объявляет нижнюю планку сборов. За контрабанду заплатят.

Такие суммы я видел только в американском кино. Получается, что в Казахстане, при желании, хорошей аргументации, соответствующем медийном освещении можно добиться отличного взаимодействия государства и общественного сектора.

Это говорит о том, что в Казахстане, во-первых, есть успешное взаимодействие общества и государства. Во-вторых, есть участие граждан в бюджетном процессе. В-третьих, есть демократия.

Может быть, впервые в постсоветских странах проводятся такие расследования и имеют такое успешное продолжение в виде государственных проверок и выявления нарушений на таможне.

: В Казахстане признали значительные масштабы контрабанды. Почему тогда киргизская таможня ничего не нашла?

Потому что в Киргизии нет желания стать лучше, навести порядок в государстве, нет желания найти для бюджета деньги и позаботиться о своих гражданах.

В Киргизии повальная коррупция. В Казахстане коррупция есть, но мы с ней боремся. В том числе и такими способами. Вот эти 200 млрд тенге пойдут не в карман коррупционерам, а поступят в бюджет. Их потратят на строительство садиков, школ. На эти деньги можно построить и оборудовать не меньше ста новых школ.

Читайте также: Контрабанда в Казахстане: каковы объемы нарушений на таможне

Читайте также: Контрабанда в Киргизии: почему элита так остро реагирует на претензии ЕАЭС

Читайте также: Главный таможенник Киргизии: «Серого импорта» товаров из Китая нет

Читайте также: СМИ: Киргизский депутат участвовал в решении спора между контрабандистами