«Туркменское направление удобно для экспансии террористов. Есть свободный доступ к границе со стороны Афганистана, более слабая защита, чем в Узбекистане и Таджикистане», — эксперт на условиях анонимности рассказал ИА REGNUM о том, в каком состоянии находится армия самой закрытой страны Туркестанского региона и способна ли она противостоять угрозе, исходящей из соседнего Афганистана.

Иван Шилов © ИА REGNUM

: Какова сейчас внутриполитическая ситуация в Туркмении и как она изменилась за последние годы?

— Основная проблема Туркмении — рост протестного потенциала населения. В течение последних четырех лет из-за дефицита платежного баланса стали расти цены на продукты и ряд других потребительских товаров. Это серьезно раскачивает ситуацию.

Организованной политической оппозиции, кроме исламистского подполья, в стране нет. А радикалы могут получать поддержку с юга, где границу с Афганистана с Туркменией почти полностью оккупировали боевики террористических группировок.

: Насколько соответствует действительности информация о повышении цен на продукты питания, о дефиците продуктов и голоде в стране?

— Цены на продукты действительно выросли за последние годы, но говорить о тотальном голоде было бы неверно. В государственной торговле по фиксированным ценам установился тяжелый дефицит позднесоветского образца. На рынке и в частном секторе продукты можно купить.

Но, во-первых, цена там объективно выше и с каждым годом разница все более существенна. Во-вторых, в крупных городах в 2017—2018 годах власти несколько раз устраивали кампании против торговых точек и пытались «отрегулировать» цены, из-за чего розничная частная торговля ушла в сеть и стала хуже работать рыночная конкуренция.

В целом в последний год денег на продукты начало не хватать всё большему числу семей. Надежной статистики из-за закрытости Туркмении нет, но на микроуровне все чаще семьи начинают искать экстраординарные источники дохода — от продажи имущества до растущей миграции за рубеж.

Частично играет роль рост цен, частично сгорание сбережений в банках из-за новых банковских ограничений, связанных с двойным курсом национальной валюты, частично — с сокращениями на части предприятий.

Базар в Ашхабаде
Базар в Ашхабаде
(cc) David Stanley

: В ряде СМИ звучало мнение, что последние события могут привести к дестабилизации в стране и массовым беспорядкам. В каком состоянии сейчас находятся силовые структуры и спецслужбы в стране?

— Армия, по общему мнению — в плохом состоянии. Слабая боевая подготовка, нехватка кадров из-за плохого материального снабжения. Во многих частях проблемы с питанием личного состава. В прошлом году руководство республики проблему вроде бы осознало, но непонятно, насколько ситуация реально исправляется и может быть исправлена. Милиция — тоже не в идеальном порядке.

Читайте также: Мало денег? В Туркмении стали хуже кормить солдат

В прошлом году анонсировались масштабные сокращения. Последние года три во многих регионах массовой проблемой стали вымогательства со стороны органов правопорядка, часто — за надуманные нарушения. Зачастую просто придумываются те или иные «распоряжения» руководства и происходит «стрясание» денег с граждан в надежде на их правовую неграмотность и безответность.

В серьезных ситуациях, включая массовые драки, полиция склонна «прятать голову в песок». Хотя в конце 2018 года положение стали пытаться исправить: проводилась работа совместно с министерством нацбезопасности по отслеживанию ситуации в общественных местах и разгону возможных волнений. Как всё это будет работать, если ситуация станет критической — неясно.

: Поступает информация о ситуации на границе с Афганистаном — говорится о скоплении боевиков ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), о нападениях на туркменских пограничников. Насколько серьезна угроза, исходящая из Афганистана?

— Практически на всей протяженности границы с Туркменией в Афганистане контролируют отряды вооруженной оппозиции. Это довольно проблемное соседство, не столько из-за политики — сколько из-за чисто криминальных устремлений боевиков.

Вооруженные отряды пытаются пробить коридоры для контрабанды героина через Туркмению. В июне боевики с афганской стороны устроили настоящую бойню в районе Тахтабазара, по разным данным, там погибли от 10 до 25 пограничников. Туркменские силовики адекватно не смогли отреагировать.

Это, собственно, вызвало осознание проблем Ашхабадом. Начались попытки навести порядок в армии (пограничная охрана в республике относится к минобороны), было обращение к России за помощью. Уже проводились совместные учения военных. Есть договоренность о взаимодействии в экстренной ситуации — если ситуация реально примет опасный оборот.

Туркмения на карте
Туркмения на карте

: Могут ли афганские боевики при прорыве на территории Туркмении получить поддержку среди местного населения?

— Неясно. Несомненно, в республике есть исламистское подполье, включая террористические ячейки, связанные с зарубежными террористическими центрами. В последние годы радикальные идеи проникают даже в армию и полицию. Два года назад в армии раскрыли даже крупный заговор исламистов с участием нескольких десятков человек. Были уже примеры контрабанды взрывных устройств через Туркмению в Узбекистан.

Безусловно, туркменское направление удобно для экспансии террористов. Есть свободный доступ к границе со стороны Афганистана, более слабая защита, чем в Узбекистане и Таджикистане (в последнем случае ее во многом обеспечивает российская 201-я база и контингенты пограничных сил ФСБ, помогающие таджикским пограничникам).

Кроме того, в Туркмении растет социальное напряжение. В начале 2019 года были отменены многие социальные льготы на ЖКХ и тому подобное, что на фоне затяжного продовольственного кризиса не может не повышать агрессию населения.

Читайте также: Лафа закончилась: в Туркмении отменят льготы на газ, электричество и воду

С другой стороны, сейчас появился «свет в конце тоннеля». Возобновляются закупки нефти и газа Россией, Ашхабад смог получить в немецких банках кредит на развитие сельского хозяйства — недаром президент Бердымухамедов ездил туда, как на работу. Также удалось получить и некоторые кредиты от российских компаний.

На мой взгляд, период наибольшего риска для Ашхабада — текущий год. Дальше, если полученные республикой шансы не будут потеряны, можно надеяться на некоторое улучшение ситуации.