Немецкая журналистка Зильке Бигальке в своей статье для германской газеты Süddeutsche Zeitung осудила Россию за героизацию блокады Ленинграда. Статья была опубликована 24 января.

В своем материала Бигальке напоминает, что 27 января в Санкт-Петербурге состоится парад, посвященный 75-й годовщине снятия блокады Ленинграда. Журналистка негодует, что празднование годовщины снятия блокады Ленинграда в России приобрело характер торжества, тогда как речь идет о масштабной трагедии.

«В очередной раз те, кто находятся у власти в Москве, отправляют солдат вместо того, чтобы проявить сочувствие, и делают акцент на национальной гордости, а не на памяти», — пишет Бигальке.

Журналистка утверждает, что блокада Ленинграда остается «болезненным» моментом в истории России, она указывает, что длившаяся почти 900 дней осада огромного города была геноцидом, в результате которого, как пишет Бигальке, «погибло более миллиона человек».

После окончания войны ни Советский Союз, ни Германия не были заинтересованы в том, чтобы называть случившееся геноцидом, считает Бигальке, а российские власти до сих пор «представляют осажденных как героев, мужественно сопротивлявшихся немцам».

Понятие «геноцид» в Германии было старательно вытеснено указывает журналистка, а в России оно якобы «подверглось цензуре».

Если бы этого не произошло, считает Бигальке, то властям Ленинграда «пришлось бы гораздо раньше задаться вопросом, почему тогда они так мало сделали для жителей».

Далее журналистка сетует на то, что российские историки слишком поздно, по её мнению, начали спорить о том, можно ли было предотвратить катастрофу Ленинграда. Она отмечает, что в Германии довольно долгое время предпочитали не вспоминать о блокаде Ленинграда, которая является «одним из самых чудовищных преступлений Вермахта».

«Готов ли был Сталин пожертвовать этими человеческими жизнями почти так же легкомысленно, как и его противники. Вопрос, который редко задается, потому что в России до сих пор есть люди, которые почитают Сталина», — пишет Бигальке.

Читайте развитие сюжета: Пушков поставил на место журналистку, написавшую о блокаде Ленинграда