Трёхчасовые переговоры Владимира Путина и Синдзо Абэ (из них час в режиме тет-а-тет) завершились общими фразами для СМИ, однако это не означает отсутствия конкретики в диалоге. Наоборот, очевидно, что на высшем уровне запущена заключительная часть подготовки мирного соглашения с Японией, которая привязана к территориальному вопросу по южным Курилам. Высока вероятность, что если не в нынешнем году, то в 2020-м мирный договор с Токио будет заключён.

Курильские острова на официальном флаге Сахалинской области России
Курильские острова на официальном флаге Сахалинской области России

Поскольку переговоры ведутся на основе советско-японской декларации 1956 года, которая предусматривает передачу Японии двух островов — Хабомаи и Шикотан, то это точно входит в повестку обсуждения и тем самым в структуру возможного соглашения. Косвенно это подтвердил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, когда на вопрос о передаче двух островов отказался отвечать, так как «пока ничего никто официально не предлагал». То есть дал понять, что такая возможность не исключается.

Русский остров Шикотан
Русский остров Шикотан
СтаниславС

Всё это вызывает объяснимые опасения у граждан и даёт почву для провокационных вбросов и манипуляций. Кремль уже открыто подозревают в сдаче территории японцам, чему на руку играет вынужденная кулуарность переговоров. Однако Владимир Путин ни разу за своё правление не поступился принципиальными национальными интересами, а территориальные решения (с Норвегией и Китаем) принимались в качестве взаимовыгодного и гарантированного размена.

Его фраза в 2016 году «Россия территориями не торгует», сказанная как раз по поводу Курил, не просто красивые слова, но принципиальная позиция. Как человек, увлекающийся историей, прежде всего российской, и как Верховный главнокомандующий, он не может не понимать значение Курил для русского самосознания. И потому подчёркивает — российский суверенитет всех Курильских островов по итогам Второй мировой незыблем.

 Андрей Плотнов. Десант на Курильских островах. 1948 (фрагмент)
Андрей Плотнов. Десант на Курильских островах. 1948 (фрагмент)

Но зачем же тогда Москва ввязалась в переговоры с Японией, предусматривающие возможность (пусть гипотетическую) передачи двух островов, и даже инициировала нынешний заключительный этап? Да, России полезно было бы вывести сотрудничество с одной из ведущих держав Азии на качественно лучший уровень и способствовать развитию Дальнего Востока с опорой на АТР, построив многовекторное сотрудничество с Пекином, Токио, Сеулом, Ханоем и т. д. Но такая необходимость не критична и не является той ценой, за которую можно заключить соглашение с передачей островов Японии.

Единственно реальное объяснение в том, что нынешние переговоры — это часть Большой Игры в рамках борьбы за многополярный мир, новая площадка наряду с Сирией, Украиной, КНДР. Москва использует переговоры о мирном договоре как возможность вывести Токио из-под протектората США, спровоцировать их на самостоятельный шаг во внешней политике по столь важному вопросу.

Так называемая «проблема северных территорий» была придумана Штатами и навязана Японии после Второй мировой войны специально для того, чтобы сохранять напряжённость между Москвой и Токио на грани потенциальной войны. В то же время это один из якорей, которые намертво привязывают Японию к США и не позволяют России и Японии объединить совместные потенциалы.

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ
Премьер-министр Японии Синдзо Абэ
Kremlin.ru

Из-за нерешённого территориального спора Токио находится как бы под угрозой со стороны России, а потому ищет военной защиты у США (как это ни жутко выглядит после Хиросимы). Эта вдолбленная японцам ложь служит чуть ли не основой всей политики США в регионе. Курильский вопрос, при всей чувствительности для японцев дефицита земли, это не вопрос территории, но проблема суверенитета. Стоит решить его, снять с повестки отношения между Москвой и Токио, подписать мирное соглашение — и будет подорвана вся эта неоколониальная структура США на Дальнем Востоке. Не сразу, конечно, но она потеряет основания, существенно обессмыслится.

Вдруг окажется, что база США в Окинаве и элементы ПРО в Японии не так уж нужны, даже с учётом фактора Китая. Японцы обнаружат, что их безопасность не зависит от армии США, так как обуславливается качественно иными отношениями с Россией и потенциально новой структурой безопасности в АТР. А там недалеко и до пересмотра краеугольного Договора о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности между США и Японией 1960 года, узаконившего присутствие американских баз и фактически военную оккупацию.

Американский флаг
Американский флаг

Вот что, в сущности, предлагает Владимир Путин. Одним своим приглашением Токио к такому разговору он вынуждает японцев мыслить самостоятельно, как суверенное государство. Собственно, переговоры для того и нужны Москве — чтобы вывести японцев из парадигмы «нет островов — нет отношений» и «Россия — враг, США — друг». Тем более что в самой Японии происходит переосмысление роли Штатов и их военного присутствия.

Так, накануне местная газета «Санкэй» признала, что мирный договор с РФ внёс бы большой вклад в обеспечение безопасности Японии в условиях, «когда реальная мощь США, союзника Токио, относительно падает». И такие разговоры звучат всё чаще и громче.

Более того, Токио сильно обеспокоен в целом переформатированием региона с точки зрения безопасности. Ослабевающий гегемон не только не способен гарантировать спокойствие Японии, но из-за авантюрности Трампа может сам её нарушить, а новые центры влияния — Китай и Россия — выглядят всё более привлекательными и надёжными.

Синдзо Абэ на встрече с премьер-министром КНР Ли Кэцяном
Синдзо Абэ на встрече с премьер-министром КНР Ли Кэцяном
Gov.cn

Да, до реальной переориентации Японии с Вашингтона на многополярный мир ещё далеко, но разочарование японской элиты в Штатах уже более чем очевидно. Наглядно это иллюстрирует выражение лица Абэ на G-7 в Квебеке, когда Трамп отказался подписывать итоговое коммюнике. Похоже, в тот момент японский лидер всё для себя понял, осталось только убедить остальных.

Японии необходимо определяться со своим суверенитетом, чтобы успеть вписаться в постамериканский мир, в то время как Россия вполне может подождать и не спешить. Мирный договор гораздо нужнее Токио, чем Москве. Вот почему японцы давят и нервничают, вбрасывая в СМИ свои условия и какие-то сроки. В то время как Владимир Путин подчеркнул, что «впереди длительная кропотливая работа по формированию условий для выхода на взаимоприемлемые решения».

Однако главная проблема даже не в конкретных условиях (они могут быть разными, важно только, чтобы при соблюдении национальных интересов), а в том самом отсутствии суверенитета Японии. Как Токио может гарантировать то, что зафиксированные в мирном соглашении России и Японии договорённости будут соблюдены? Где уверенность, что следующий премьер-министр Японии или даже сам Абэ с подачи американцев не переиначит всё во вред России?

Каков механизм контроля и соблюдения того, о чём могут договориться Путин с Абэ? Договориться, повторюсь, можно, о чём угодно и записать это на красивой бумажке, но в последние годы было много примеров, когда договоры тут же нарушались западными партнёрами (на Украине, в Сирии). Проблема не в возможной передаче двух островов (хотя это чревато опасными внешними и внутренними последствиями), а в том, что Япония до сих пор недоговороспособна.

Одно дело — приглашать Японию к самостоятельной политике и отвязке от США, и другое — в условиях отсутствия полного суверенитета Японии заключать с ней соглашение, которое обяжет нас к конкретным уступкам при нулевых гарантиях. Вряд ли Кремль и МИД не видят такой опасности, а потому логично предположить, что главным предметом переговоров, в том числе тет-а-тет между Путиным и Абэ 22 января, стало как раз формулирование железобетонных гарантий соблюдения и механизма контроля за тем, чтобы договор нельзя было использовать против России.

Владимир Путин и Синдзо Абэ после переговоров в Москве. 2019
Владимир Путин и Синдзо Абэ после переговоров в Москве. 2019
Kremlin.ru

И от того, получится ли это, зависит судьба мирного договора. Если нет, то Россия проживёт и без него, в то время как японцы будут вынуждены не только забыть о новых землях, но и беспокоиться, как бы защитить прежние в условиях переформатирования архитектуры международной безопасности.

Тем же, кто по-прежнему подозревает Кремль в «зраде» и торговле территориями, напомню, что Минобороны готовит создание военно-морской базы на одном из Курильских островов к 2020 году и развернуло на острове Итуруп противокорабельный ракетный комплекс «Бастион» и звено истребителей Су-35, а на острове Кунашир — комплекс «Бал».